Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Коллизионные вопросы регулирования «до-корпоративных» отношений
Научные статьи
24.04.14 10:10
вернуться

Коллизионные вопросы регулирования «до-корпоративных» отношений

Современный этап развития правового регулирования корпоративных отношений формируется под воздействием целого ряда факторов, которые не являются в чистом виде правовыми. К ним стоит отнести, в первую очередь, процессы глобализации, неразрывно связанные с деятельностью транс­национальных корпораций, мировой финансовый кризис, который заставляет искать новые пути и формы экономиче­ского развития, продолжающийся процесс реформирования российского гражданского права с учетом потребностей мо­дернизации и инновационного развития.

Корпоративные правоотношения связаны с деятельно­стью корпораций, из чего напрашивается логичный вывод о том, что без корпораций, до их создания, нет и корпоратив­ных отношений. В то же время, само создание корпорации представляет процесс, занимающий определенный проме­жуток времени. Факт государственной регистрации корпора­ции в качестве юридического лица является «заключительным этапом создания акционерного общества»2 либо иного вида корпорации. Отсюда следует, что определенные отношения между участниками корпорации складываются еще до нача­ла ее существования в качестве юридического лица, на этапе, когда юридическое лицо еще не зарегистрировано, то есть не начало своего полноценного существования. Эти отношения отличаются от тех, которые возникают уже в самом юридиче­ском лице, после его регистрации. Данные отношения можно охарактеризовать как до-корпоративные. Они обладают сле­дующими признаками:

1)    до-корпоративные отношения имеют своей целью воз­никновение корпорации;

2)    до-корпоративные отношения представляют собой предпосылку возникновения корпоративных отношений;

3)    до-корпоративные отношения являются безвозмездны­ми, так как направлены на создание корпорации, а не на полу­чение прибыли;

4)    до-корпоративные отношения регулируются нормами гражданского права.

С помощью данных признаков можно идентифициро­вать до-корпоративные отношения, отделив их от собственно корпоративных отношений.

В качестве подтверждения до-корпоративных отношений как самостоятельного вида правоотношений можно привести п. 5 ст. 9 Федерального закона «Об акционерных обществах», в котором говорится: «Учредители общества заключают между собой письменный договор о его создании, определяющий порядок осуществления ими совместной деятельности по уч­реждению общества, размер уставного капитала общества, категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, размер и порядок их оплаты, права и обязанно­сти учредителей по созданию общества. Договор о создании общества не является учредительным документом общества и действует до окончания определенного договором срока опла­ты акций, подлежащих размещению среди учредителей».

Из содержания данной нормы следует, что законодатель рассматривает до-корпоративные отношения (не определяя их данным термином) как самостоятельный вид правоотноше­ний, временные рамки которого ограничены с одной стороны, заключением учредителей акционерного общества письмен­ного договора о его создании, с другой стороны, окончанием определенного договором срока оплаты акций, подлежащих размещению среди учредителей.

Ст. 10 указанного закона устанавливает, что по обязатель­ствам, связанным с созданием общества и возникающим до государственной регистрации данного общества, учредители общества несут солидарную ответственность.

Аналогичные положения содержатся в п. 5 ст. 11 Феде­рального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью, согласно которому учре­дители ООО заключают в письменной форме договор об уч­реждении общества, определяющий порядок осуществления ими совместной деятельности по учреждению общества, раз­мер уставного капитала общества, размер и номинальную сто­имость доли каждого из учредителей общества, а также раз­мер, порядок и сроки оплаты таких долей в уставном капитале общества. Договор об учреждении ООО также не является уч­редительным документом.

Таким образом, российское законодательство подтверж­дает факт существования особых до-корпоративных отноше­ний, при этом, не уделяя большого внимания их детальному регулированию. Что касается непосредственно договора об учреждении ООО или акционерного общества, то в научной литературе такой договор нередко характеризуется как орга­низационный договор, направленный на формирование кор­поративно-правового отношения.

Коллизионные проблемы регулирования до-корпоратив- ных отношений возникают в силу того, что ряд корпораций создается при участии иностранного элемента. В то же время, в законодательстве разных государств существует различные требования, предъявляемые на этапе создания корпораций. Например, О.В. Петникова, сопоставляя законодательное регу­лирование создания компании по российскому и английскому праву, говорит о том, что в английском праве промоутеры (уч­редители) «совсем не обязательно являются будущими участ­никами создаваемой ими компании. Они могут стать как буду­щими управляющими, так и вообще прекратить всякую связь с компанией после ее создания»6. В российском же законодатель­стве отношения, складывающиеся на стадии учреждения кор­порации как юридического лица, рассматриваются в качестве совместной деятельности учредителей, которая строится на основе соответствующего договора, заключаемого между ними.

В то же время, в регулировании до-корпоративных отно­шений в России и европейских государствах присутствуют и сходные черты. Например, согласно ст. 10 Федерального зако­на «Об акционерных обществах» учредители общества несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с его созданием и возникающим до государственной регистра­ции акционерного общества. Общество несет ответственность по обязательствам учредителей, связанным с его созданием, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием акционеров.

Такой подход к вопросам ответственности общества по обязательствам своих учредителей по его созданию соот­ветствует тем положениям, которые сложились в праве Ев­ропейского союза. В частности, Первая Директива Совета о компаниях 68/151/ЕЕС от 9 марта 1968 г. гласит, что, если до приобретения компанией правосубъектности от ее имени были совершены действия и компания не приняла на себя обязательства, возникшие из таких действий, лица, их совер­шившие, полностью будут совместно и порознь (солидарно) ответственны за эти действия, если нет иного соглашения. Та­ким образом, юридические акты, совершенные до завершения учреждения компании, признаются действительными только в случае их последующего одобрения компанией. Если одо­брение не было получено, по совершенным сделкам отвечают лица, непосредственно их совершившие.

В первую очередь, создание корпораций с участием ино­странного элемента относится к тем случаям, когда создается корпорация с иностранными инвестициями. Договор об уч­реждении такой корпорации всегда будет договором с ино­странным участием, и во взаимоотношениях участников будет присутствовать иностранный элемент. Это означает необходимость установить, правом какой страны будут регулироваться данные отношения, характеризуемые как до-корпоративные.

В Гражданском кодексе Российской Федерации ст. 1214 устанавливает, что «к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в кото­рой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо».

Данная норма фактически пришла на смену норме утра­тивших силу Основ гражданского законодательства, где ст. 166 предусматривала: «К договору о создании совместного пред­приятия с участием иностранных юридических лиц и граж­дан применяется право страны, где учреждено совместное предприятие».

В Гражданском кодексе использовано новое наимено­вание рассматриваемого договора - вместо договора о созда­нии совместного предприятия употреблен термин «договор о создании юридического лица с иностранным участием». По мнению авторов Комментария у Гражданскому кодексу, это связано с рядом факторов: расширением предоставленной ст. 6 Федерального закона «Об иностранных инвестициях» ино­странному инвестору и российскому участнику соответствую­щего договора возможности выбора объекта инвестирования (а не только совместного предприятия); признанием в ст. 132 ГК предприятием не только разновидности юридического лица и соответствующей формы производственной деятель­ности, но и имущественного комплекса, используемого для осуществления предпринимательской деятельности.

Данная статья Гражданского кодекса должна применять­ся к договорам о создании любых юридических лиц с ино­странным участием. По своему характеру это императивная норма: стороны договора о создании корпорации не могут своим соглашением предусмотреть применение иного права, чем право страны места учреждения юридического лица. В то же время, это коллизионная норма является двухсторонней, так как предусматривает возможность применения как отече­ственного, так и зарубежного права.

По мнению авторов Комментария к Гражданскому кодек­су, законодательное закрепление указанного правила можно объяснить причинами исторического характера. В 1987 году в отечественной правовой системе были приняты первые нор­мативные акты, регулирующие возможность допуска ино­странных инвестиций в форме так называемых совместных предприятий, под которыми понимались предприятия с определенной долей иностранного участия. Совместные пред­приятия создавались в таких условиях, когда законодательства об акционерных обществах, обществах с ограниченной от­ветственностью и т.д. в стране не было. В итоге в целом ряде случаев при заключении договоров о создании таких пред­приятий по предложениям иностранных партнеров в них включались условия, которые предусматривали возможность применения к договору права третьей страны, а именно права страны места арбитражного рассмотрения возможных споров. В качестве такого места обычно назывались Цюрих, Стокгольм или Женева. В другие договоры включалась отсылка по вопро­сам, не урегулированным в самом договоре, к праву страны иностранного инвестора. Во всех указанных случаях нарушал­ся принцип российского законодательства, согласно которо­му созданные и зарегистрированные в России юридические лица должны рассматриваться в качестве юридических лиц российского права. Включение приведенного выше правила в текст «Основ гражданского законодательства» исключало воз­можность отсылки к иностранному праву в подобных случаях и обеспечивало применение норм российского права без их нарушения.

Нормы аналогичного содержания, отличающиеся толь­ко в формулировках, характерны и для гражданских кодексов ряда стран СНГ. Например, ст. 1126 Гражданского кодекса Ре­спублики Беларусь устанавливает, что к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, где учреждено юридическое лицо.

На примере материалов судебной практики можно ви­деть, какие последствия может вызвать включение в соглаше­ние, связанное с осуществлением прав участников юридиче­ского лица, условий, затрагивающих императивные нормы.

Например, в практике уже были случаи, когда соглаше­ние, затрагивающее права участников юридического лица, например, соглашение акционеров, признавалось противо­речащим публичному порядку, существующему в Российской Федерации, так как в нем определялись вопросы, регулируе­мые исключительно личным законом юридического лица В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. по делу № А75-3725-Г/04-860/2005 суд указал, что любые исключения из личного закона юридического лица возможны лишь в силу того, как это предусмотрено национальным зако­нодательством. Избрание акционерами такого способа, как за­ключение гражданско-правовой сделки к вопросу возможно­сти выбора применяемого права к статусу юридического лица вступает в противоречие с нормами публичного порядка (ст. 1193 ГК РФ). В этой связи выбор участниками Соглашения в качестве применяемого права законодательства Швеции к во­просам статуса юридического лица противоречит публично­му порядку Российской Федерации и российскому его праву. Суд указал, что участники Соглашения без законных к тому оснований подчинили вопросы толкования и применения российского законодательства в отношении юридического лица Российской Федерации законодательству Швеции. По­скольку нормы российского законодательства, регулирующие вопросы недействительности договоров, носят императивный характер, то при оценке законности Соглашения подлежат применению исключительно действующие нормы российско­го законодательства. Суд пришел к выводу: в силу публичного порядка РФ и российских императивных норм права, оговор­ка Соглашения о применяемом шведском праве при оценке законности Соглашения и при разрешении иных споров, вы­текающих из него, не может рассматриваться как законная. Изложенная в п. 15.1 Соглашения оговорка о применимом праве при рассмотрении спора о недействительности Согла­шения либо иных споров, вытекающих из договора, носит до­говорной характер и имеет силу только в отношении сторон договора, подписавших его. Поскольку в силу императивных норм прямого действия российское законодательство являет­ся правопорядком, имеющим наиболее тесную связь с пред­метом спора, то применимым правом к вопросам действительности Соглашения акционеров является исключительно право Российской Федерации.

Коллизионная норма, содержащаяся в ст. 1214 Граждан­ского кодекса, в отличие от нормы из ст. 166 Основ граждан­ского законодательства, расширяет сферу своего воздействия от собственно корпоративных отношений к отношениям до- корпоративным, так как позволяет определить применимое к договору о создании юридического лица право не только на той стадии, когда юридическое лицо уже создано, но и на бо­лее ранних этапах, когда спор возникает в ходе переговоров или в период после подписания договора, но до регистрации юридического лица, например, в связи с неисполнением пар­тнерами обязанности по внесению соответствующей доли в уставный капитал.

Таким образом, анализ российского и зарубежного граж­данского законодательства показывает, что представляется вполне обоснованным выделение до-корпоративных отноше­ний в качестве особой стадии правоотношений, возникающих на этапе создания корпорации. Регулирование этих отноше­ний при создании корпорации с иностранным участием име­ет коллизионную природу.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика