Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Содержание санкций норм права в контексте принципа уважения прав человека - ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Научные статьи
24.04.14 10:47
Оглавление
Содержание санкций норм права в контексте принципа уважения прав человека
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Все страницы

В качестве таковых благ выступает, во-первых, свобода че­ловека. Ряд санкций затрагивают физическую свободу в широ­ком смысле (арест уголовном и административном праве, ли­шение свободы по нескольким разновидностям, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части в уго­ловном праве). Кроме того, законодатель традиционно предус­матривает некую «специализацию» в воздействии на свободу человека, используя, в частности, целый ряд санкций для воз­действия на свободу труда, ущемляя её (исправительные рабо­ты, принудительные работы в уголовном праве, обязательные работы в уголовном и административном праве), а также на право осуществлять определенные виды деятельности, на ко­торые государство дает разрешение (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью в уголовном праве; лишение специального права, предоставленного физическому лицу, в административном праве). Есть также целый ряд иных санкций, предусматри­вающих отдельные ограничения правового статуса, как для физических, так и для юридических лиц, что также можно в целом рассматривать как воздействие на свободу как социаль­ное благо (ограничение по военной службе, лишение специ­ального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград в уголовном праве, предупреждение в административном праве, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, дисквалификация).

Во-вторых, санкции воздействуют на такое благо, как собственность, обладание имуществом. Показательны в этом плане штраф в уголовном и административном праве, конфи­скация орудия совершения или предмета административного правонарушения. Что касается гражданско-правовых санкций, то они, как известно, главным образом носят имущественный характер (возмещение убытков - ст. 15, 393 ГК РФ, взыскание неустойки - § 2 главы 23 ГК РФ, а также ответственность за на­рушение денежных обязательств - ст. 395 ГК РФ).

Выходить за пределы возможных благ, на которые ока­зывают воздействие санкции, достаточно сложно, особенно в плане имеющихся ограничений, установленных выше обо­значенным принципом уважения прав человека, получившим закрепление как на уровне международного, так и националь­ного права. Какой выбор в итоге остается у законодателя? Это количественное изменение пределов - с одной стороны, уси­ление мер наказаний, что очень характерно для современно­го КоАП РФ, гуманизация уголовных наказаний, которая происходит поэтапно, выражается в более широком исполь­зовании альтернативных лишению свободы наказаний, сни­жении нижних пределов санкций. Кроме того, это качествен­ное изменение уже имеющихся санкций, «приближение» их по мере возможности к мотивации потенциального правона­рушителя - в одних случаях через применение более адекват­ных деянию санкций (более широкое применение штрафов в уголовном праве, особенно по экономическим преступлени­ям), а также переключение на качественно иные имеющиеся на данный момент меры воздействия, если обычно применя­емые за данное деяние санкции теряют свою эффективность (например, использование лишения права, административ­ного ареста, если штраф не действенен; использование уго­ловно-правовых штрафов, более активное использование аль­тернативных санкций, не связанных с лишением свободы, в уголовном праве).

Вводятся также и новые виды санкций, однако в преде­лах известных вариантов воздействия на свободу человека, с попыткой каким-то образом разнообразить воздействие на установки правонарушителя - как, к примеру, обязательные работы в административном праве (ст. 3.13 КоАП РФ) или принудительные работы в уголовном праве (ст. 53.1 УК РФ), которые, хотя и отличаются от имеющихся санкций, но, тем не менее, на новые социальные блага не воздействуют (огра­ничивается свобода в более широком смысле, при этом лицо побуждается к общественно полезной деятельности).

Далеко не все изменения, вносимые в законодательство по исследуемому вопросу, можно признать удачными. Скажем, замена лишения свободы на штрафы, кратные сумме взятке, приводит на практике к невозможности взыскания огромных сумм, и, как итог, к возврату к использованию лишения сво­боды.

Примером отрицательного характера в этом плане так­же можно считать, по нашему мнению, федеральный закон, вводящий повторный экзамен по теории правил дорожного движения для тех, кто был лишен права управления автомо- билем. Как отмечает Т. Шутылева, председатель совета Феде­рации объединений автошкол, нарушение ПДД, влекущее ли­шение прав, происходит чаще всего умышленно, сознательно, так что пересдача экзамена ничего не изменит в отношении лица к своему деянию.

Нисколько не оспаривая значимость принципа уважения прав и свобод человека при юридическом конструировании санкций норм права, отметим, что ненаучное и непрофессио­нальное его толкование и применение могут дать негативные правовые результаты.

В частности, принимавшиеся в 90-е годы нормы изначаль­но устанавливали повышенную планку в плане закрепления гуманистических идей, чтобы обозначить высокую цель, к которой должен стремиться правопорядок. Указанное обсто­ятельство касалось, в том числе, и содержания санкций, кото­рые приобретали более мягкий характер. Такое положение вещей, к сожалению, в некоторой степени способствовало по­явлению противоречий между нормами и практикой их при­менения.

Подчеркнем, что при исследовании практически всех компонентов сложившейся правовой реальности в России не­обходимо руководствоваться многообразием методологиче­ских средств. Очевидно, что концентрация внимания исклю­чительно на анализе норм действующего законодательства существенно обедняет и, более того, порой искажает результа­ты исследования. В связи с этим в последнее время всё чаще в качестве приоритетного и перспективного подхода к по­ниманию права называют интегративное правопонимание. Существует целый ряд трактовок права в интегративном по­нимании: право как единство нормы и правоотношения (со­держание и форма); как сочетание естественно-правового, нормативистского и социологического типов правопонимания; как общезначимые нормы, оказывающие результатив­ное воздействие на общественные отношения и пр.

Учитывая положения интегративизма, мы должны учи­тывать моменты фактического характера - какие правоотно­шения реально складываются в обществе, каково отношение субъектов к этим отношениям и к нормам-долженствованиям, установленным законодательством. В этом плане нельзя обой­ти вниманием и традиционную для российского правового менталитета апелляцию к справедливости, то есть оценку лю­бой законодательной нормы, правового закона с точки зрения её соответствия сложившимся в обществе представлениям о справедливости, моральным нормам.

В науке отмечается возникновение поля неких факти­ческих прав, которые могут не соответствовать юридиче­ским и подрывать их реализацию; высказывается и идея выделения теневого права. В области санкций указанные тенденции тем более не могут не тревожить, так как речь идет о наиболее жестком воздействии на человека, его сво­боду, имущественную сферу. Ломка сложившегося право­вого менталитета, как показывает практика, не всегда бы­вает эффективной. Механическое включение тех или иных положений, моделей, обоснованных с позиций научной доктрины, но не принимаемых общественных сознанием, в действующее законодательство, дает весьма неоднознач­ные результаты.

Таким образом, приоритет прав человека - это идеал, должное, к которому необходимо стремиться, однако нельзя игнорировать реально сложившиеся общественные отноше­ния, которые ещё не соответствуют идеалу и требуют упоря­дочения с точки зрения сложившейся в обществе ситуации. Законодатель, в свою очередь, должен находить баланс между должным и сущим.

Приведем пример и с соответствием прав потерпевшего и обвиняемого (задержанного, подозреваемого). Несмотря на установленное формальное равенство, до его реального достижения ещё далеко, на что указывал в своем специаль­ном Докладе Уполномоченный по правам человека в РФ. Хотя данный момент напрямую, казалось бы, не связан с со­держанием санкций, тем не менее, он все-же позволяет нам актуализировать вопрос о правах потерпевшего в том плане, насколько санкции отвечают интересам гражданина-потер- певшего. В чьих интересах работают санкции? Выступают ли они как инструмент государства, его силовое карающее средство, либо они должны действовать и в интересах защи­ты прав отдельных потерпевших (порой, отметим, потерпев­шим может считаться и определенная часть общества, при нарушении публичных интересов). Думается, в правовом го­сударстве санкция должна всё более эффективно выполнять восстановительную функцию. Конечно, далеко не все из них на это рассчитаны, восстановление более характерно главным образом для гражданско-правовых санкций. Тем не менее, важность момента не должна быть упущена ни в правотвор­честве, ни в правоприменении. Очень важным представляет­ся в связи с этим сочетание разнохарактерных санкций. Кро­ме того, в целях защиты прав потерпевших вполне возможна и трансформация уже имеющихся санкций - введение в си­стему уголовных наказаний возложения обязанности возме­щения (заглаживания) причиненного вреда, с закреплением его первым в списке (ст. 44 Уголовного кодекса РФ), а так­же образование национального компенсационного фонда, управляемого Правительством РФ, который пополнялся бы за счет штрафов, налагаемых на правонарушителей, или за счет денежных вознаграждений, которые получают правона­рушители за выполнение общественного труда.

Таким образом, принцип уважения прав человека в об­ласти применения санкций норм права является незыблемым, требует уважения, однако толкование его содержания приме­нительно к каждой конкретной правовой ситуации, сложив­шимся общественным отношениям требует гибкого и диалек­тического подхода.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика