Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Римский статут МУС и проблемы его имплементации в Республике Таджикистан
Научные статьи
23.05.14 15:46
Оглавление
Римский статут МУС и проблемы его имплементации в Республике Таджикистан
Международный уголовный суд
международное правосудие
Все страницы

Римский статут МУС и проблемы его имплементации в Республике Таджикистан


С обретением независимости Республика Таджикистан взяла обязательство привести свое законодательство в соответ­ствие с общепризнанными принципами и нормами междуна­родного права. Правовой основой закрепления и реализации данного обязательства стало конституционное положение о том, что международно-правовые акты, признанные Респу­бликой Таджикистан, являются составной частью её правовой системы, а в случае несоответствия законов республики при­знанным международно-правовым актам — применяются нормы международно-правовых актов.

Составы международных преступлений в действующем уголовном законодательстве Республики Таджикистан пред­усматриваются главой 34 раздела XV Уголовного кодекса («Преступления против мира и безопасности человечества»). Анализ данной главы УК РТ показывает, что преступления против мира и безопасности человечества охватывают такие преступления, как «Агрессивная война» (ст. 395); «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны» (ст. 396); «Про­изводство или распространение оружия массового пораже­ния» (ст. 397); «Геноцид» (ст. 398); «Биоцид» (ст. 399); «Экоцид» (ст. 400); «Наемничество» (ст. 401); «Нападение на лиц и уч­реждения, пользующиеся международной защитой» (ст. 402); «Умышленное нарушение норм международного гуманитар­ного права, совершенное в ходе вооруженного конфликта» (ст. 403); «Умышленное нарушение норм международного гума­нитарного права, совершенное во время международного или внутреннего вооруженного конфликта с угрозой здоровью или повлекшее физические увечья» (ст. 404); «Иные наруше­ния норм международного гуманитарного права» (ст. 405).

Все вышеуказанные составы были включены уже в первона­чальную редакцию текста Уголовного кодекса, принятую 21 мая 1998 г., то есть еще до принятия Римского статута Международ­ного уголовного суда 17 июля 1998 г., и формулировки соответ­ствующих статей впоследствии пересмотру не подвергались.

Следует иметь в виду, что уже до принятия Уголовного кодекса Таджикистан присоединился к ряду международных договоров, включая международные договоры по правам че­ловека и международному гуманитарному праву. Согласно принципу добросовестного соблюдения обязательств по меж­дународному праву (pacta sunt servanda) данные договоры после их вступления в силу для Таджикистана в определенной степени скорректировали содержание соответствующих бланкетных норм уголовного закона.

Республика Таджикистан стала государством — участни­ком Римского статута МУС, подписав его 30 ноября 1998 г. и ратифицировав 11 декабря 1999 г. Документ вступил в силу для Республики Таджикистан 5 мая 2000 г.

Первоначально в рамках Комиссии по имплементации международного гуманитарного права при Правительстве РТ была создана рабочая группа по имплементации Римского Статута МУС в национальное законодательство РТ, которой было поручено разработать и представить в Правительство РТ проект закона о внесении изменений и дополнений в со­ответствующие законы РТ (Протокол № 3 от 20 июня 2001 г.)[2]. Однако результаты работы данной рабочей группы пока не повлекли за собой практических шагов, ее конкретные ре­комендации так и не стали достоянием общественности.

Согласно Указу Президента РТ от 19 февраля 2011 г. № 1021 «О Концепции прогнозного развития законодательства Респу­блики Таджикистан» законодательство республики должно быть приведено в соответствие с международными правовы­ми актами, признанными Таджикистаном. В п. 20 названной Концепции указывается на целесообразность принятия новой редакции Уголовного кодекса Республики Таджикистан, глав­ным образом в целях приведения его в соответствие с требова­ниями международных актов, признанных Таджикистаном.

В этих целях Постановлением Правительства Республики Таджикистан от 1 марта 2012 г. № 97 утверждена Государ­ственная программа по реализации Концепции прогнозного развития в сфере государственного устройства, правозащиты, обороны и безопасности на 2012-2015 годы, значительную часть которой составляют мероприятия по совершенствова­нию уголовного законодательства.

Если в политическом отношении необходимость трансфор­мации уголовно-правовой системы Республики Таджикистан на основе общепризнанных принципов и норм международного права признана официально, то в технико-правовом аспекте зако­нодатель испытывает определенные трудности в её реализации и, прежде всего, ввиду отсутствия фундаментальных теоретических основ законодательной деятельности в указанной сфере.

На наш взгляд, при подготовке новой редакции УК РТ в соответствии с Государственной программой по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Респу­блики Таджикистан на 2012-2015 годы особое внимание сле­дует обратить на следующие моменты.

1.В Конституции Республики Таджикистан необходимо закрепить положение о том, что гражданин Республики в це­лях осуществления правосудия может быть передан Между­народному уголовному суду и что выдача преступника ино­странному государству разрешается на основании Римского статута МУС.

2.В законах Республики Таджикистан о судоустройстве и судебной системе, о прокуратуре и органах юстиции необ­ходимо закрепить цели международного сотрудничества, на­правленные на гармонизацию законодательства Республики Таджикистан с нормами международного права и с обще­принятой международной практикой осуществления уголов­ной юрисдикции над лицами, совершившими международ­ные преступления. В этой связи вызывает обеспокоенность вопрос сотрудничества национальных судов с МУС. Как из­вестно, согласно Римскому статуту (ст. 86) на государствах лежит обязанность сотрудничать с МУС, но далеко не всегда государства выполняют свои обязательства по этой части. Практическая деятельность МУС в течение 10 лет показыва­ет, что государства — члены Римского статута не всегда охот­но сотрудничают с МУС. Так, национальные правоохрани­тельные органы не исполняют почти 50% арестных ордеров, выданных МУС, и 30% запросов МУС ежегодно остаются без реакции со стороны государств.

3.В соответствии с РС МУС и требованиями упомянутой Концепции при разработке новой редакции УК РТ следует пересмотреть содержание и перечень задач уголовного зако­на, установить правовые основания передачи своих граждан МУС. Кроме того, в новом УК Республики Таджикистан долж­ны найти четкое отражение нормы Римского статута МУС об исключении из юрисдикции лиц, не достигших 18-летнего возраста, о недопустимости ссылки на должностное положе­ние, об ответственности командиров и других начальников, о неприменимости срока давности и т. д.

4. В целях реализации предложений по совершенствова­нию уголовного законодательства Республики Таджикистан в части исполнения ею международных обязательств, в Об­щей части УК РТ необходимо:

      в ст. 1 указать, что уголовное законодательство Республики Таджикистан состоит из Уголовного кодекса, основывающегося на Конституции Республики Таджикистан, общепризнанных принципах и нормах международного права, на международ­ных правовых актах, признанных Таджикистаном;

      в ст. 2 в качестве новых задач УК РТ закрепить осущест­вление международного правосудия и обеспечение междуна­родного сотрудничества в борьбе с преступностью;

      в ч. 4 ст. 4 дополнить требования принципа законности указанием на то, что международные обязательства в борьбе с преступностью и в обращении с осужденными добросовест­но выполняются;





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика