Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Обеспечение права на воду: позиции Экономического и Социального Совета ООН, Европейского суда по правам человека и национальных судов Индии и Южно-Африканской Республики - Европейский суд по правам человека
Научные статьи
26.05.14 11:01
Оглавление
Обеспечение права на воду: позиции Экономического и Социального Совета ООН, Европейского суда по правам человека и национальных судов Индии и Южно-Африканской Республики
Экономический и Социальный Совет ООН
Европейский суд по правам человека
Все страницы

Конвенция о правах инвалидов 2006 г. в ст. 28 «Достаточ­ный жизненный уровень и социальная защита» относит до­ступ к получению чистой воды к праву на социальную защиту (пп. «а» п. 2).

Обеспечение доступа к чистой питьевой воде как часть права на продовольственную безопасность предписывает п. «а)» ст. 15 Протокола к Африканской Хартии прав человека и народов относительно прав женщин в Африке 2003 г.

Как отмечалось ранее, отсутствует единообразие практи­ки и на региональном уровне. Так, несмотря на то, что Евро­пейская конвенция о защите прав человека и основных сво­бод 1950 г. и протоколы к ней не предусматривают право на воду, в практике Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) все же имеются случаи, когда последний вста­ет на защиту прав лиц, которые были ограничены в доступе к воде для личных нужд. В качестве примеров можно назвать Постановления ЕСПЧ по делам «Федотов против Российской Федерации» 2005 г., «Риад и Идиаб против Бельгии» 2008 г., «Щебет (Shchebet) против России» 2008 г., «Тадевосян про­тив Армении» 2009 г., «Джамбекова и другие против России» 2009 г., «Александра Дмитриева против России» 2011 г., «Эргашев (Ergashev) против России» 2011 г.

Так, в деле «Федотов против России» в отношении заявите­ля, жителя г. Боровичи Новгородской области, в 1999 г. было возбуждено уголовное дело по ст. 201 Уголовного кодекса РФ «Злоупотребление правами». В связи с неявкой в прокурату­ру он был объявлен в федеральный розыск, позже, в апреле 2000 г., производству по делу было прекращено за отсутстви­ем состава преступления. Однако он был арестован в Москве 14-15 июня и 6-7 июля 2000 г., поскольку все еще находился в розыске, и в обоих случаях был отпущен после подтверж­дения отмены постановления о заключении под стражу. При этом заявитель находился под стражей 12 часов и 22 часа соот­ветственно, не получая еды и питья, а также не имея возмож­ности пользоваться туалетом. Относительно первого ареста в Москве ЕСПЧ указал, что не достигнут минимальный уро­вень жестокости, в случае со вторым арестом Суд усмотрел на­рушение ст. 3 Конвенции 1950 г. (запрещение пыток), вырази­вшееся в бесчеловечном обращении — длительном лишении лица возможности удовлетворить основные потребности.

В деле «Риад и Идиаб против Бельгии» 2008 г. заявители, граждане Палестины, прибыв из Сьерра-Леоне в Брюссель­ский аэропорт получили отказ во въезде в страну, вынуждены были провести в транзитной зоне аэропорта 15 дней, затем их перевели в закрытый центр содержания незаконных имми­грантов, однако по решению суда их освободили и вновь пере­местили в транзитную зону, в которой они провели 11 дней. При этом их несколько дней не кормили и не поили, пищу они получали только от уборщиков компании, обслуживаю­щей аэропорт. В данном случае ЕСПЧ также усмотрел нару­шение ст. 3 Конвенции 1950 г.

Другие упомянутые дела, рассмотренные ЕСПЧ, анало­гичны делу «Федотов против России», в них также государства признаны нарушившими ст. 3 Конвенции о защите прав че­ловека и основных свобод 1950 г. Таким образом, современная практика ЕСПЧ рассматривает лишение доступа к воде как часть запрета пыток, бесчеловечного и унижающего достоин­ство обращения или наказания.

Однако необходимо оговориться, что имеется и иная по­зиция ЕСПЧ, отраженная по ранним делам. К примеру, в ре­шении по делу «Нарцисио против Нидерландов» 2005 г. Суд указал, что отсутствие доступа к воде не может считаться до­статочно тяжелым обстоятельством, чтобы рассматриваться как нарушение ст. 3 Конвенции 1950 г.

На национальном уровне также проявляются различные подходы при определении места права на воду в системе прав человека. Наиболее развитыми странами в вопросах обеспече­ния права на воду в настоящее время являются ЮАР и Индия.

Конституция ЮАР 1996 г. выделяет право на воду в ка­честве отдельного гарантируемого права. Пункт «b» ч. 1 ст. 27 устанавливает право каждого на достаточное количество еды и воды40. Часть 2 обозначенной статьи обязывает государ­ство в пределах своих возможностей проводить администра­тивные и иные мероприятия для достижения прогрессивной реализации указанного права. Кроме того, нормативную базу обеспечения права на воду в ЮАР также составляют Нацио­нальный закон о воде 1998 г. и Закон об услугах водоснабжения 1997 г. Нормативное содержание конституционного права на воду, предлагаемое теоретиками, тождественно тому, что содержится в Замечании общего порядка № 15, также отме­чается его связь с иными правами — на жизнь, равенство, об­разование, безвредную и благополучную окружающую среду, на санитарию.

Официальное толкование право на воду получило в из­вестном постановлении Конституционного суда ЮАР по делу «Мазибуко и другие против города Йоханнесбург» от 08.10.2009 г. Суть дела сводилась к проверке на законность и конституционность политики г. Йоханнесбург об обяза­тельной установке водосчетчиков предоплаты, настроенных на обеспечение бесплатной водой в объеме 25 литров на чело­века в сутки или 6000 литров на домохозяйство в месяц. При превышении указанных лимитов водоснабжение прекраща­лось до конца месяца, в результате чего заявители оставались без воды ежемесячно 15 последних дней. Первоначально дело рассматривалось Верховным судом, который признал подоб­ную политику незаконной, неконституционной. По мнению суда, отсутствие уведомлений об отключениях лишало заяви­телей средств правовой защиты. Кроме того, по мнению Вер­ховного суда, данная политика носила дискриминационный характер, т. к. жителям богатых районов города предоставля­лось право на получение воды в кредит и на ведение перегово­ров относительно условий предоставления услуг. Суд обязал город Йоханнесбург предоставлять бесплатно 50 литров воды на человека в сутки. В результате апелляционной жалобы вла­стей города в Верховный кассационный суд последним необ­ходимый объем бесплатно предоставляемой воды был сокра­щен до 42 литров на человека в сутки.

Однако Конституционный суд вышеуказанным постанов­лением отменил решения Верховного и Верховного кассацион­ного судов, отметив, что ни политика предоставления бесплат­ной воды, ни система водосчетчиков предоплаты не нарушают право на воду, предусмотренное ст. 27 Конституции. Позиция Конституционного суда представляется более обоснованной и соответствующей международно-правовому пониманию. Во-первых, право на воду не предполагает обязательного бес­платного ее предоставления, на что также обращается внима­ние в Замечании общего порядка № 15 и иных документах. Как отмечалось выше, КЭСКП указывает на экономическую доступность, а не на бесплатный характер предоставления до­ступа к воде. Во-вторых, необоснована ссылка Верховного суда на лишение заявителей средств правовой защиты ввиду отсут­ствия заблаговременных уведомлений об отключении. Наобо­рот, заявителям был предоставлен доступ информации о воде, т. к. они в любое время могли ознакомиться с показателями счетчиков, и со стороны городских властей не чинились пре­пятствия в этом направлении, что соответствует международ­но-правовому содержанию права на воду.

В отличие от ЮАР Конституция Индии не предусматривает права на воду. Тем не менее, имеется обширная практика ин­дийских судов, обеспечивающая защиту права на воду путем толкования конституционного права на жизнь. Как отмечается в юридической литературе, практика индийских судов игра­ет весомую роль в процессе становления права на воду и вос­полняет пробелы в существующем правовом регулировании водного сектора, при этом суды не определяют конкретное нормативное содержание права на воду. Однако в отдельных случаях они все же касаются юридического содержания права на воду. Например, в деле «Венкатагирияппа против Совета по электроэнергии Карнатака» 1998 г. Верховный суд Штата Карнатака постановил, что право на воду не охватывает исполь­зование воды в ирригационных и коммерческих целях.

Ф. Куллет со ссылками на решения по делам «ДЛФ Универ­сал Лтд. против профессора Лакшми Сагар» 1998 г., «Хамид Хан против Штата Мадхья-Прадеш» 1997 г., «Д-р К. Ц. Малхо- тра против Штата Мадхья-Прадеш» 1993 г. отмечает тенден­цию к расширительному толкованию права на воду индийски­ми судами за счет выделения его связи с правами на здоровье, на санитарию, окружающую среду.

Тем не менее преимущественное большинство решений индийских судов рассматривает право на воду как часть пра­ва на жизнь. В деле «Ф. К. Хусейн против Индийского союза» 1990 г., где оспаривалась схема увеличения поставок питье­вой воды путем добычи подземных вод в связи с тем, что это приведет к привнесению соленых вод и нарушит право заяви­телей на жизнь (ст. 21 Конституции), Верховный суд Штата Керала установил нарушение права на жизнь и отметил, что право на воду и право на воздух являются атрибутами права на жизнь, потому что это основные элементы, которые под­держивают саму жизнь.

В делах «Лакноу Гри Свами Паришад против Штата Уттар- Прадеш» 2000 г. и «Вишала Кочи Кудивелла Самаркшана Самити против Штата Керала» 2006 г. суды пришли к выво­ду, что государство обязано обеспечивать население питьевой водой, неисполнение же данной обязанности является нару­шением ст. 21 Конституции, т. е. права на жизнь.

Подводя итоги, необходимо отметить, что анализ источни­ков, прямо или косвенно предусматривающих право на воду, показал отсутствие единообразной, продолжительной и все­общей практики на всех уровнях, что не позволяет рассматри­вать право на воду в качестве обычно-правовой нормы между­народного права.

Выделение права на воду в качестве отдельного права спо­собно затруднить его имплементацию, приведет к лишению определенного юридического содержания иные права, закре­пленные в действующих нормативных актах в области прав человека, а также к правовой неопределенности в системе прав человека. Право на воду является производным и служит необходимым условием реализации других прав человека — на достаточный жизненный уровень, на наивысший дости­жимый уровень здоровья, права на жизнь, права на развитие, права на социальную защиту, права на развитие сельских рай­онов, права на продовольственную безопасность, права на че­ловеческое дстоинство и др.



Левитра – это фирменное название препарата Варденафил, новое оральное средство в таблетках, направленное на лечение ЭД у мужчин. Купить Левитру вся подробная информация на сайте http://viagra-moscow.ru




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика