Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правоотношение и правовое взаимодействие: аспекты соотношения
Научные статьи
26.05.14 12:41
Оглавление
Правоотношение и правовое взаимодействие: аспекты соотношения
теория и история государства и права
правовое взаимодействие
Все страницы

вернуться

Правоотношение и правовое взаимодействие: аспекты соотношения


Правовое взаимодействие есть проявление юридически значимой деятельности, в том числе правомерного поведе­ния, под которым следует понимать вид и форму социально­го взаимодействия, представляющие собой взаимный обмен субъектов юридически значимой деятельностью и (или) ее результатами с использованием средств юридического харак­тера (правовых средств и средств, непосредственно формиру­ющих готовность действовать правовыми средствами), через который осуществляется взаимное влияние субъектов права на правовую деятельность друг друга, удовлетворяются их разнообразные интересы, достигаются цели.

В дискуссии, посвященной проблемам правовых состояний и правовых взаимодействий, которая состоялась в 2006 году, на проблему соотношения правового взаимодействия и пра­вовых отношений было обращено особое внимание. При этом позиции исследователей разделились: от признания правово­го взаимодействия альтернативой правоотношениям до ут­верждения о том, что такая конструкция не дает «никакого прироста научного знания».

Соотношение понятий «правовое взаимодействие» и «пра­вовое отношение» можно проводить только предварительно очертив «границы анализа», устанавливаемые «системой координат, с которой работает исследователь», т. е. определив со­относимые понятия и масштаб, в которых они используются.

На всеобщем уровне рассмотрения общественные отноше­ния неотделимы от человеческой деятельности, всякий обмен деятельностей протекает в рамках общественных отношений. Исходя из такого понимания, представляется, что понятие «правовое отношение» выражает универсальные связи между субъектами права; правоотношениями в таком широком зна­чении можно, вслед за социологами, назвать упорядоченные и устойчивые правовые взаимодействия, поскольку имен­но в них выражается принцип взаимозависимости, который характеризует исходные, первичные условия организации и функционирования права: 1) действие права как социально­го института, призванного осуществлять регулирование отно­шений между двумя и более лицами; 2) закрепление правом такой модели отношений между действующими субъекта­ми, которая обеспечивала бы удовлетворение их личных ин­тересов без посягательства на права и интересы других лиц; 3) удовлетворение какой-либо потребности становится воз­можным лишь посредством исполнения юридической обя­занности в пользу другого лица. Отражение взаимосвязи правовых взаимодействий и правовых отношений на всеоб­щем уровне рассмотрения наиболее ярко проявляется в кон­струкции общих (общерегулятивных) правоотношений, фик­сирующих взаимозависимость индивидов в правовой форме бытия, существующую до каких-либо их конкретных действий и взаимодействий. Отсюда можно заключить, что правовые взаимодействия всегда возникают и реализуются в правовых отношениях.

На специально-юридическом уровне рассмотрения (ис­ходя из устоявшегося в юриспруденции понимания правоот­ношений как связей между конкретными субъектами в кон­кретной ситуации через субъективные юридические права и обязанности) конструкции «правоотношение», «состав правоотношения», «содержание правоотношения» и другие указывают на правовые условия возникновения конкретных субъективных юридических прав и обязанностей (наличие праводееспособности, юридических фактов и т. д.) либо фик­сируют наличие или возможность возникновения конкретных субъективных юридических прав и обязанностей в заданный момент времени прошлого, настоящего и будущего.

При этом тот факт, что правоотношение выступает фор­мой правового взаимодействия, не вызывает сомнений, од­нако не снимает вопрос о том, существует ли юридическое взаимодействие в иных, чем правоотношение, формах, кото­рый, в свою очередь, есть конкретизация более общего вопро­са о типах связей, существующих между правоотношением и правовым взаимодействием, помимо зависимости «форма- содержание».

Из положения о том, что «правовое отношение есть специ­фическая форма социального взаимодействия субъектов права (курсив наш — В. П.) с целью реализации интересов и достиже­ния результата, предусмотренного законом или же не противо­речащего закону, а также иным источникам права», следует, что возможны и иные, кроме правоотношения, формы соци­ального взаимодействия для удовлетворения интересов, дости­жения целей и получения результатов, не противоречащих праву: неправовые действия, которые не облекаются самими участниками взаимодействия в правовую форму (например, дача в долг на доверии, без оформления соответствующих доку­ментов (расписок и пр.), возведение самовольной постройки), а также весь спектр противоправных деяний, направленных на достижение правомерного результата (например, наруше­ние процедуры реализации и защиты прав и законных интере­сов — взыскание реального, не вымышленного долга не путем обращения к государственно-правовым институтам, а само­управными действиями по возврату и т.п.).

С точки зрения деятельностного подхода к правовым явле­ниям (который включает и инструментальный подход, сосре­доточивающий внимание на правовых средствах достижения правовых целей), при рассмотрении правовой деятельно­сти одного субъекта права не изолировано, а во взаимосвязи с правовыми деятельностями других участников обществен­ных отношений, правоотношения способны выступать в раз­личных качествах.

Во-первых, правоотношение (а точнее его установление) может являться целью правового взаимодействия субъектов (заключение договора на определенных условиях, получение гражданства конкретного государства и т.д.). Значительная часть правовых взаимодействий (согласования воль, сотрудни­чества и противоборства по поводу условий договора), которые имеют место в правовой деятельности субъектов (например, в преддоговорной работе), оказывается неохваченной поняти­ем «правоотношение», последнее выступает целью правового взаимодействия. Чтобы упредить возможные возражения от­носительно того, что сами по себе, например, преддоговор­ные переговоры, непосредственно не порождают правовых последствий и в силу этого не могут быть признаны право­вым взаимодействием, отметим, что юридический характер или, по терминологии А. Э. Жалинского, «юридичность» со­циального взаимодействия, состоит в преимущественном ис­пользовании правовых аргументов для достижения целей, принципиальной конечной направленностью на установле­ние, изменение и прекращение правовых отношений, т. е. на получение правового результата, которые (правовая цель и правовой результат) могут наступить, а могут и не наступить в каждом конкретном случае. Кроме того, правовые взаимо­действия, имевшие место до установления правоотношений, могут иметь правовые последствия через правоинтерпретаци­онную деятельность (ст. 431 ГК РФ). Итак, правовые взаимо­действия могут осуществляться не только в форме правовых отношений, но и в форме обменов правовых деятельностей, предшествующих правоотношению.

Установление (изменение, прекращение) правового отно­шения, т. е. субъективных юридических прав и обязанностей у конкретных лиц в конкретной ситуации, как цель, с точки зрения способности удовлетворить потребности и интере­сы субъектов, как правило, носит промежуточный характер, поскольку: а) конечной правовой целью участников взаимо­действия правовое отношение не может быть потому, что субъективные юридические права и обязанности должны пройти еще стадию реализации, воплотиться в фактических действиях (за исключением случаев, когда само правоотноше­ние является тем социальным благом, к которому стремятся субъекты, например, правоотношение гражданства); б) конеч­ной социальной (выходящей за рамки права как инструмента удовлетворения интересов) целью всегда выступают возмож­ности пользоваться конкретными социальными благами, поэ­тому, даже если правоотношение представляет ценность само по себе, оно всегда есть способ обеспечения доступа к соци­альным благам, выходящим за рамки правового модуса чело­веческого бытия.

Правовое взаимодействие может иметь в качестве своей цели и избежание вступления в конкретное правоотношение (например, правовое взаимодействие гражданина с адвока­том, в результате которого адвокат находит способ уклониться от заключения договора, убеждает клиента в нецелесообраз­ности начинать судебный процесс и т. д.).

Во-вторых, правоотношения способны выступать в качестве результатов правового взаимодействия. Так, для судебного про­цесса материально-правовое отношение участников не является данным заранее, оно устанавливается средствами процессуаль­ной познавательной деятельности при помощи юридической аргументации участниками процесса и судом как результат их совместных действий, сопродуцирования (при котором, безус­ловно, может иметь место и противодействие, например, ответ­чика истцу). В процессе более или менее конструктивного диа­лога, дискуссии участники процесса исследуют, устанавливают фактическую основу правоотношения (выдвигая для суда и убеж­дая в юридической прочности версии, адекватные собственной правовой позиции по делу, профессионально-юридически кри­тикуя позиции оппонентов и т. д.), нормативно-правовую основу (предлагая суду правовую оценку обстоятельств, интерпретируя правовые нормы и т. д.), чтобы затем подтвердить существова­ние именно данного, конкретного, а не иного правового отно­шения судебным актом (при этом каждая сторона рассчитывает на воплощение в судебном акте своей позиции — созданной ей модели правоотношения). При этом для сторон как участни­ков правового взаимодействия важно именно то содержание правоотношения, которое будет установлено судом, поскольку их представления о правоотношении, основанные, например, на ранее заключенном договоре, после вступления изменяюще­го их судебного акта в силу утратят юридическое значение.

Несмотря на то, что в теории правовой деятельности не яв­ляются широко распространенными понятия «продукт», «продуцирование» (больше используется понятие «резуль­тат»), понятие «продукт» правовой деятельности, правового взаимодействия не сводимо к ее результату, поскольку он «мо­жет быть выражением адекватного достижения цели, ее невы­полнения, недовыполнения либо перевыполнения». Право­вое отношение может выступать и продуктом, и результатом правового взаимодействия.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика