Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правоотношение и правовое взаимодействие: аспекты соотношения - теория и история государства и права
Научные статьи
26.05.14 12:41
Оглавление
Правоотношение и правовое взаимодействие: аспекты соотношения
теория и история государства и права
правовое взаимодействие
Все страницы

Чтобы гардина была легкой и прозрачной, воздушной и нежной можно купить гладкий или узорчатый тюль, купить тюль в интернет магазине вся подробная информация на сайте http://new-decor.com.ua

В-третьих, правоотношение в связи с правовым взаимодей­ствием способно выступать средством по отношению к двум ви­дам правовых целей: целей в праве и целей субъектов права.

Правоотношения выступают средством воздействия на правовое взаимодействие, придания социальному взаи­модействию правовой формы, юридического характера, т. е. достижения целей, зафиксированных в норме права. Как от­мечает В.Н. Протасов, право регулирует поведение через внедрение в социальную структуру особых общественных от­ношений — правовых, которые во взаимодействии с иными общественными отношениями формируют фактическое по­ведение субъекта: всякий конкретный акт поведения челове­ка является результатом воздействия на него всего комплекса социальных связей, в которых он находится. Однако законо­датель рассчитывает, что в определенных (нормами права) ситуациях преобладающее значение для выбора варианта по­ведения будет иметь правовое отношение.

Правоотношения — это средства и для достижения целей правового взаимодействия (правовых целей субъектов). Уста­новление (изменение, прекращение) правоотношений с точки зрения теории правовых средств представляет собой право­вое средство-технологию, используемое для достижения определенных правовых целей (промежуточных, конечных), и в итоге — для удовлетворения субъектами своих потреб­ностей и интересов. Так, стремление потерпевшего компен­сировать причиненный ему вред с позиций права выступает в качестве его правовой цели, которая заключается в установ­лении судом субъективной юридической обязанности причи­нителя вреда возместить ущерб и в приобретении потерпев­шим соответствующего субъективного юридического права, т. е. в установлении правоотношения, но и предполагает цеционной деятельности), формируемые ими самими, обусловлен­ные их потребностями и интересами, цели, на достижение кото­рых субъекты права рассчитывают при совершении юридически значимых действий.

Вряд ли категория «правоотношение» является достаточ­ной для объяснения, например, активности адвоката в судеб­ном процессе по донесению до суда своей позиции, интер­претации обстоятельств дела, толковании правовых норм и иной активной юридической аргументации в пользу своего доверителя. Можно, конечно, рассматривать всю деятельность юриста как судебного представителя в рамках процессуальных отношений между ним, судом, противоположной стороной и иными участниками процесса, однако с помощью категории «правоотношение» можно раскрыть форму, но не содержание деятельности судебного представителя, ее влияние на деятель­ность суда. Думается, здесь мы имеем дело, в первую очередь, не с правоотношениями, а именно с юридическим взаимо­действием — обменом юридически значимой деятельностью между сторонами и судом, их взаимовлиянием, диалогом, ко­торый, безусловно, носит юридический характер, фиксируется предусмотренными способами (протокол судебного заседания, аудиозапись, видеозапись) и может вызвать правовые послед­ствия в будущем (в виде отмены или изменения судебного акта вышестоящим судом). Возникающие же процессуальные пра­воотношения выступают средствами для достижения правовых целей участников судебного процесса.

Итак, правоотношения могут выступать как целями (ре­зультатами, продуктами), так и средствами правового взаимо­действия, в зависимости от того, какие цели брать в качестве точки отсчета во взаимосвязи «цель-средство», поскольку про­межуточные цели есть средства для достижения конечных.

Если взять в качестве точки построения системы коорди­нат удовлетворение интересов, достижение целей участников правового взаимодействия, связанных с реальной возможно­стью пользоваться тем или иным социальным благом, то пра­воотношения будут являться одним из ключевых правовых средств для такового.

Конкретные правоотношения как правовые средства мо­гут устанавливаться (изменяться, прекращаться) двумя спо­собами: 1) осуществление нормативно запрограммированных моделей правовых отношений, которое характерно для пра­воотношений с публично-правовым началом, когда юридиче­ские факты непосредственно предусмотрены в нормах права, которыми субъекты правового взаимодействия вынуждены руководствоваться в конкретной правовой ситуации; 2) само­стоятельное конструирование правоотношений, свойственное правовым отношениям, основанным на автономии воли, ког­да субъекты сами вправе определить, какие правовые нормы будут ими использоваться, а также самостоятельно создавать юридические факты (например, заключать тот или иной до­говор, даже не предусмотренный законом).

Первый способ может, в свою очередь, быть подразделен еще на два, в зависимости от предусмотренного нормами права порядка возникновения: правоотношение может воз­никнуть между субъектами напрямую из нормы при наличии фактических обстоятельств, достаточно активности одного из субъектов, либо в конструировании правоотношения (или в подтверждении его юридического значения для субъектов, его проверки на юридическую жизнеспособность — закон­ность, обоснованность и т. д., что, с точки зрения пригодности правоотношения в качестве правового средства, по сути, одно и то же) принимают участие третьи лица (суд, иные компе­тентные органы, а также посредник, медиатор, третейский суд и т.д.).

Эти способы возникновения правоотношений не явля­ются исключающими друг друга, поскольку самостоятель­но сконструированное субъектами правоотношение может быть предметом проверки на соответствие нормативно за­программированной модели со стороны компетентных субъ­ектов и корректировки в случае установления несоответствия и затем в скорректированном виде использоваться как пра­вовые средства (или потерять пригодность к использованию для достижения конкретных правовых целей, стать негодны­ми средствами).

Правовые отношения по характеру влияния на правовую деятельность, правовые интересы и цели конкретного субъек­та в конкретной правовой ситуации могут выступать в каче­стве правовых средств, способных им юридически содейство­вать либо юридически противодействовать.

Правоотношение как результат правового взаимодействия оформляет различные по направленности усилия его участ­ников, их правовые активности по достижению своих целей и должно быть хотя бы для одного субъекта правоотношения содействующим удовлетворению его правовых интересов (до­стижению правовых целей). В противном случае правоотно­шение не может возникнуть, и, хотя в процессе установления правоотношения есть элементы (начала) и юридического со­действия, и юридического противодействия различной интенсивности (аналогично физическим силам притяжения и от­талкивания), в конечном счете, сила юридического содействия оказывает решающее воздействие на формирование право­отношения в том или ином виде, и правоотношение приоб­ретает характер взаимно-содействующего (без этого, как пра­вило, не возникают частноправовые отношения, построенные на автономии воли сторон) или односторонне-содействующе- го (с позиции другого участника последнее является противо­действующим реализации его интересов и целей).

Степень выраженности юридического содействия в право­вом отношении определяется тем, насколько его конструк­ция на этапе установления и в процессе развития позволяет учитывать, наряду с субъективными юридическими правами и обязанностями, законные интересы управомоченного или обязанного лица.

Законный интерес, пишет В. В. Субочев, — это стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетент­ным органам в целях удовлетворения непротиворечащих нор­мам права интересов, которое в определенной степени гаран­тируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.

В.    В. Субочев верно отмечает, что законные интересы об­ладают доказательственной формой реализации, когда для воплощения последних в действительность субъекту правоот­ношений необходимо: а) обосновать правомерность и закон­ность своих интересов и выдвигаемых в соответствии с ними требований; б) суметь найти защиту, которая способна исхо­дить от компетентных органов в случае признания ими значи­мости и правомерности выдвигаемых субъектом притязаний, и суметь воспользоваться ею. Подобная доказательственная форма реализации законных интересов весьма непроста и имеет на своем пути множество объективных и субъектив­ных препятствий. Кроме того, участник общественных от­ношений, осознав, что его притязания конкретно не зафик­сированы в норме права, зачастую перестает их отстаивать, не надеясь воспользоваться желаемым благом

Однако второе сформулированное автором условие реа­лизации законных интересов «суметь найти защиту», на наш взгляд, распространяется только на случаи, когда законный интерес нарушен (иначе нечего защищать), тогда как оно мо­жет охватывать не только защиту, но и реализацию законных интересов.

Приведем пример. В отношении всех видов публичных ус­луг административными регламентами устанавливается мак­симальный, предельный срок ее исполнения. Предположим, гражданин письменно обращается за предоставлением выпи­ски из реестра муниципального имущества (максимальный срок предоставления такой выписки — 21 день после посту­пления соответствующего заявления и необходимых документов), указав при этом на причины, по которым получение этой выписки необходимо в ему в течение пяти дней, позже ее получение в силу личных обстоятельств для гражданина не имеет смысла.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика