Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Государственная антикоррупционная политика: российская модель
Научные статьи
27.05.14 10:31
Оглавление
Государственная антикоррупционная политика: российская модель
антикоррупционная политика
Все страницы

Государственная антикоррупционная политика: российская модель

     

Одним из самых циничных и, как не печально, традици­онных для российской действительности проявлений право­вого нигилизма выступает коррупция. Термин коррупция происходит от латинского corruptio — «порча», «подкуп». В 1810 году задолго до появления самого термина «корруп­ция» известный российский историк Н. М. Карамзин одним ёмким словом «воруют» определил причину бед России того периода. В современных условиях это явление приобрело угрожающие масштабы для отечественной политической си­стемы и экономики.

Оценка распространенности этого явления и его каче­ственной характеристики в современной России не всегда ос­нованы на взвешенном научном подходе. Поэтому имеющие­ся на этот счет высказывания в основном можно использовать в контексте контент-анализа представленных экспертных оценок, в целом, как правило, не основанных на собственных исследованиях именно этого явления. Однако за шорами претенциозности скрывается рациональное зерно — Россия не выглядит надежным партнером в вопросе жизненно важ­ной для всех без исключения государств инвестиционной по­литики. В борьбе за инвестора Россия именно в этом сегмен­те серьезно проигрывает всем тем странам (а таковых в мире уже практически полторы сотни), которые выше в рейтинге по оценкам международных агентств, чем наше государство.

При этом особо выделяются политически ангажирован­ные высказывания геополитических оппонентов нашего го­сударства. Известный западный политолог Эдвард Лукас, обличая российское руководство в тупиковой политике ксе­нофобии и искажения реальной картины западного капита­лизма, расценивает проникновение коррупции в цитадель политической и экономической мощи Великобритании как реальную угрозу, которая противоречит сложившимся ценностям. Именно такая риторика становится традиционной для западных ученых и политиков, для которых риск непро­зрачного ведения бизнеса россиянами у них в стране представ­ляется существенной внешней угрозой всей экономической и политической системе. Равно как и по утверждению того же

Э.  Лукаса анализ российской действительности за пятнадцать лет к 2008 году позволил придти к выводу о том, что «вме­шательство Кремля плюс коррупция создали смертельную смесь, когда долгосрочное инвестиционное планирование вы­зывает обеспокоенность». Однако эти сентенции встречаются и у тех, кто объективно смотрит на ситуацию в России с по­зиции научного прагматического подхода, свободного от анга­жированности: «Если цена на нефть все годы будет держаться выше $ 100-105 за баррель и даже расти, то при ее росте ниже темпов роста мировой экономики в силу энергосбережения, она не будет, как прежде, способствовать ускорению роста. Таково мнение специалистов. Никаких иных особо притяга­тельных свойств российская экономика не демонстрирует: незащищенность прав собственности, коррупция, чиновный произвол, правовой нигилизм — все это сохраняется». Таким образом, надежды на сырьевую экономику уже себя не оправ­дывают, да и незащищенность бизнеса, чиновничий произвол и коррупция не делают Россию инвестиционно-привлека­тельной страной.

Особая опасность рассматриваемого явления состоит в том, что коррупционно поражены именно те структуры, ко­торые призваны укреплять законнось и обеспечивать право­порядок. «С учетом независимости судебной власти и ее ре­шающей роли в борьбе с коррупцией, — говорится в ч. 1 ст. 11 Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, — каждое Государство-участник принимает, в соответствии с основополагающими принципами своей правовой системы и без ущерба для независимости судебных органов, меры по укреплению честности и неподкупности су­дей и работников судебных органов и недопущению любых возможностей для коррупции среди них. Такие меры могут включать правила, касающиеся действий судей и работни­ков судебных органов». По данным профессора В. В. Лунеева в числе коррупционеров из право-охранительных органов до 95% и более — это сотрудники органов внутренних дел. Од­нако В. В. Лунеев отмечает относительность этого показателя, поскольку милиционеры (как, к примеру, судьи) «не защище­ны» особым статусным законом, по сути делающим невозмож­ным привлечение их к уголовной ответственности. Кроме того, специальные службы (отделы и управления собственной безопасности и борьбы с коррупцией) в системе МВД рабо­тают по принципам системы советского периода, ориентиро­ванной на показатели, а не на реальную профилактическую деятельность. А.А. Тарасов, раскрывая содержание коррупциогенности фактора неприкосновенности судей и задаваясь риторическим вопросом о возможности уличения судьи-взя­точника при существующем порядке возбуждения уголовного дела в отношении судьи и его задержания, отметил: «Судей­ская неприкосновенность в этих случаях из абсолютно необ­ходимой гарантии правосудия действительно превращается в препятствие для искоренения из него коррупции». Ещё бо­лее категорично высказывание В.Д. Зорькина: «Исследования показывают, что суды весьма уязвимы для коррупционной атаки со стороны бизнеса. Мздоимство в судах стало одним из самых мощных коррупционных рынков в России. Судебная коррупция встроена в различные коррупционные сети, дей­ствующие на разных уровнях власти: например, в сети по раз­валу уголовных дел и по перехвату чужого бизнеса». Поэтому баланс между необходимой независимостью судей и сохране­нием императива равенства всех перед законом и судом явно не в пользу антикоррупционных стандартов.

Безусловно, антикоррупционные меры предпринимают­ся. В частности, итогами реализации Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007­2012 годы», утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2006 г. № 583, можно признать снижение возможностей вмешательства в принятие судьями решений. В частности, как отмечают специалисты, «в судах общей юрисдикции прекращена существовавшая практика приема граждан и предварительного рассмотрения их заявлений судьями или их помощниками». В Федераль­ной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы» признается, что задачи, поставленные в Концепции долгосрочного социально-экономического раз­вития Российской Федерации на период до 2020 года, явля­ются основополагающими для развития судебной системы России. В числе таковых — борьба с коррупцией. Однако эта программа ориентирована в основном на модернизацию про­граммного, материально-технического и судебно-экспертного обеспечения отправления правосудия в России. Безусловно, все эти вопросы косвенно, постольку поскольку, способствуют сокращению личных контактов сторон и судьи — способству­ют предупреждению коррупции. Но это полумеры: скоорди­нированности и достижения оптимального баланса социаль­ных ценностей независимости судей и антикоррупционных стандартов, предъявляемых мировым сообществом к отправ­лению демократического правосудия, среди задач так и не об­наруживается.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика