Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О системе сосуществования российского и иностранного уголовного права и его процессуального применения на переходный период в Крыму и Севастополе - город федерального значения Севастополь
Научные статьи
27.05.14 10:56
Оглавление
О системе сосуществования российского и иностранного уголовного права и его процессуального применения на переходный период в Крыму и Севастополе
Республика Крым
город федерального значения Севастополь
применение иностранного права
правовое регулирование
Все страницы

Основные положения второго Декрета заключались в сле­дующем:

1.       До тех пор, пока французские законы, регулирующие ряд правоотношений, не вступят в силу на территории Эльза­са и Лотарингии, немецкие уголовные законы, обеспечиваю­щие санкциями эти правоотношения, признавались времен­но действующими.

К таким правоотношениям относились: 1) режим обще­ственных объединений (ассоциаций); 2) режим религиозных культов; 3) трудовые правоотношения; 4) интеллектуальная и промышленная собственность; 5) банкротство; 6) режим юридических лиц; 7) налоговые режимы и налоговые моно­полии; 8) медицина и фармацевтика; 9) охота и рыболовство; 10) лесное хозяйство; 11) здравоохранение; 12) образование. Под временно действующими немецкими уголовными за­конами следовало понимать не только положения, предус­матривавшие преступность и наказуемость деяния, но также и положения, регулирующие ответственность за покушение на преступление, совершение преступления в соучастии, сроки давности привлечения к уголовной ответственности, рецидив. Указанные нормы подлежали применению без ущерба для системы конвертации наказаний (см. выше та­блицу 1).

2.       Временному применению подлежали только нормы ма­териального уголовного права. Производство по уголовным делам подчинялось французскому уголовно-процессуально­му законодательству, за исключением одного немецкого про­цессуального режима (Strafbefehl).

3.       Французская норма, регулирующая минимальный воз­раст привлечения к уголовной ответственности, подлежала введению в действие через год после даты опубликования вто­рого Декрета.

Прецедент объединения Германий

Более близким к нам по времени является прецедент, воз­никший в связи с объединением Федеративной Республики Германии и Германской Демократической Республики, ко­торое с правовой точки зрения заключалось в прекращении существования ГДР и вхождении ее в состав ФРГ. Это при­мечательно тем, что речь шла не просто о применении ино­странного закона, а о временном применении права уже несу­ществующего государства.

В основу системы сосуществования уголовного законо­дательства ФРГ и ГДР, активизированной по итогам объеди­нения двух Германий, был также положен принцип nullum crimen, nulla poena sine lege.

Ключевым в этой связи стало положение, содержавшее­ся в параграфе 1 (б) секции II раздела С главы III приложе­ния I к Договору между Федеративной Республикой Германия и Германской Демократической Республикой о восстановле­нии единства Германии (Vertrag zwischen der Bundesrepublik Deutschland und der Deutschen Demokratischen Republik uber die Herstellung der Einheit Deutschlands (Einigungsvertrag)) от 31 августа 1990 г. Этим положением вносились изменения в ст. 315 Вступительного акта к УК ФРГ (Einfuhrungsgesetz zum Strafgesetzbuch (EGStGB)) .

В силу этого к деяниям, совершенным в ГДР до объеди­нения, применялись положения ст. 2 УК ФРГ. Эта статья определяла действие уголовного закона в пространстве, предписывая применять к деянию уголовный закон, дей­ствовавший на момент совершения преступления (ч. 1). В случае, если перед вынесением приговора, но после со­вершения преступления уголовный закон подвергался из­менению, то суду надлежало применять наименее суровое из двух наказаний (ч. 3).

Суды ФРГ при рассмотрении уголовных дел, возбуж­денных в связи с деяниями, совершенными до объединения на территории ГДР, применяли уголовное право ГДР. Наказа­ния, однако же, назначались, чаще всего, в соответствии с по­ложениями УК ФРГ, так как они были мягче, чем наказания, предусмотренные в УК ГДР.

Возможные пути разрешения проблем применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства в Республике Крым и городе федераль­ного значения Севастополе во взаимосвязи с ранее действовавшим там уголовным законодательством Схема, предложенная французскими и немецкими зако­нодателями и успешно апробированная в процессе право­применения, представляется адекватным ориентиром для разрешения проблем, возникших в связи с появлением в со­ставе Российской Федерации двух новых субъектов, ранее на­ходившихся под иностранным суверенитетом. А исторически сложившееся сходство украинского и российского законода­тельства значительно упрощает создание системы, которая могла бы быть применена в переходный период.

Обозначим ключевые элементы этой системы.

I.Нормативное оформление временного сосуществова­ния уголовного законодательства должно быть осуществлено изданием федерального закона о введении в действие УК РФ и УПК РФ на территориях Республики Крым и города феде­рального значения Севастополя. Согласно ст. 71 Конституции РФ уголовное и уголовно-процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федерации. Предлагаемый ФЗ будет одновременно lex specialis и lex posteriori по отноше­нию к положениям УК РФ, в соответствии с которыми пре­ступность и наказуемость деяния, а также иные уголовно-пра­вовые последствия определяются только последним.

В силу этого издание такого специального федерального закона вполне допустимо, а его применение не будет противо­речить нормам ст. 1 УК РФ и ст. 1 УПК РФ. Тем более что речь ведется о законе, призванном урегулировать лишь особенности введения в действие последних, а не о создании им новых норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

II.      Для распространения российской юрисдикции на дея­ния, имевшие место на территории иностранного государства, определяя особенности применения УК РФ и УПК РФ, пред­ставляется целесообразным законодательно закрепить поло­жение о том, что преступления, совершенные на территориях Республики Крым и города федерального значения Севасто­поля, а также в пределах территориального моря или воздуш­ного пространства над ними, на континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне, вне зависимости от времени их совершения, считаются совершенными на тер­ритории Российской Федерации.

Фактическая обстановка в сфере уголовного судопроиз­водства на территориях новых субъектов страны характери­зуется, во-первых, наличием значительного числа уголовных производств, находящихся на различных стадиях процесса (от приостановленных по нераскрытым преступлениям про­шлых лет до текущих производств, от рассматриваемых су­дами по первой инстанции до тех, по которым приговоры обращены к исполнению и в настоящее время исполняются соответствующие меры наказания). При этом во всех уголов­ных производствах идет речь о преступлениях, совершенных на территории иностранного государства — Украины. Исклю­чение составляет пока незначительный массив уголовных дел о преступлениях, совершенных после 18 марта 2014 г. Одна­ко в законодательстве отсутствует общее положение, которое давало бы правовое основание для применения в отношении преступлений, совершенных до этой даты, УК РФ и УПК РФ в полном объеме. Более того, возможность этого ограничена ст. 12 УК РФ и ст. 4 УПК РФ. Для преодоления этого и долж­на существовать норма достаточно общего характера, которая позволит снять налагаемые ограничения, но таким образом, чтобы не потребовалось ad hoc внесение изменений в УК РФ и УПК РФ, которые были бы рассчитаны на применение толь­ко и исключительно на территориях Республики Крым и го­рода федерального значения Севастополя.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика