Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Россия и Китай: инвестиционное сотрудничество в контексте международного права (опыт для евразийской интеграции) - 2. Общие принципы международного инвестиционного права
Научные статьи
25.06.14 11:44
Оглавление
Россия и Китай: инвестиционное сотрудничество в контексте международного права (опыт для евразийской интеграции)
1. Роль России и Китая в евразийской геополитике
2. Общие принципы международного инвестиционного права
3. Роль международных договоров в регулировании иностранных инвестиций в России и Китае
3.1. Многостороннее международно-правовое регулирование иностранных инвестиций
3.2. Двустороннее международно-правовое регулирование иностранных инвестиций
4. Национально-правовые источники регулирования иностранных инвестиций в России и Китае
4. Двусторонний инвестиционный договор между Россией и Китаем: правовой анализ
4.1. Понятие «инвестиции» в ДИД между РФ и КНР
4.2. «Иностранный инвестор» в ДИД между РФ и КНР
4.3. Понятие «доходы» в ДИД между РФ и КНР
4.4. Понятие «деятельность» в ДИД между РФ и КНР
4.5. Понятие «территория» в ДИД между РФ и КНР
4.6. Режим инвестиций в ДИД между РФ и КНР
Все страницы










2.  Общие принципы международного инвестиционного права


    Выделение обособленного международного инвестицион­ного права (МИП) основано на наличии критериев, которые общеприняты юридической теорией и практикой при раз­работке новых отраслей, подотраслей и институтов . МИП получил широкое распространение также в западной науч­ной литературе (D. Carreau, R. Dolzer, P. Juillard, C. Schreuer, S. Vasciannie и др.).

Международное инвестиционное право, по мнению боль­шинства китайских и российских ученых, необходимо обо­значить в системе международного экономического права (МЭП).

Международное инвестиционное право представляет ком­плекс принципов, норм и правил договорного и недоговорно­го характера, регулирующих иностранную инвестиционную деятельность на территории принимающего государства. В ус­ловиях расширения нормативной системы международного права, его нормы регулируют не только межгосударствен­ные отношения, но и регламентируют статус и деятельность и юридических лиц, в данном случае иностранных инвесто­ров, в соответствии с общими интересами государств.

И Россия, и Китай должны исходить из того, что их инве­стиционная политика, с правовой точки зрения, представля­ет собой создание благоприятного инвестиционного климата для взаимных капиталовложений, что предусматривает ис­пользование национально-правовых форм и методов, а так­же, соответственно, международно-правового регулирова­ния. Правовое регулирование инвестиционных отношений, прежде всего, означает формирование устойчивых юридиче­ских гарантий иностранным инвесторам. Инвестиционный процесс выступает как совокупность юридических норм, ре­гламентирующих отношения, складывающиеся между раз­личными участниками инвестиционной деятельности. Из единства предмета регулирования инвестиционного процес­са, в условиях единого и взаимозависимого мира, и формиру­ется инвестиционное право, состоящее из двух видов и сфер правового регулирования — национально-правового и меж- дународно-правового.

Доктрина международного инвестиционного права гла­сит, что формирование международного и национального механизмов правового регулирования иностранных инвести­ций уже исторически происходило параллельно как два не­разрывно взаимосвязанных и взаимообусловленных процесса. В течение всех предыдущих этапов государства на договорной основе шаг за шагом приближались к наиболее оптимальным формам и методам международно-правового регулирования иностранных инвестиций.

МИП обуславливается публичным характером, его нор­мы создаются на основе добровольного согласования воль государств, а регулируемые им отношения носят властный характер .

Некоторые китайские ученые Юй Тиньсон, У Чжипань, Яо Мэйчжэнь) полагают, что «МЭП отличается как от меж­дународного, так и от внутригосударственного права». Про­фессора Пекинского университета Юй Тиньсон и У Чжипань подчеркивают: «Чтобы лучше регулировать так называемые «комплексные правовые отношения», появилось «новое са­мостоятельное право», которое само по себе образует новую самостоятельную правовую систему. Его нормы включают в себя нормы международного и национального права, пу­бличного и частного права» . Поэтому МИП считается отрас­лью МЭП.

Китайский ученый Яо Мэйчжэнь подчеркивает, что МЭП образует совокупность норм международного и национально­го права, регулирующих экономические отношения в между­народном обществе и международные экономические организации. МИП, по мнению Яо Мэйчжэнь, как отрасль МЭП, регулирует международные прямые инвестиции осуществля­емые частными лицами (международные частные прямые ин­вестиционные отношения).

В этом смысле механизм правового регулирования ино­странных инвестиций составляет комплекс норм и правил международного права и национального права, который определяет правовой статус иностранных инвестиций. В ус­ловиях расширения нормативной системы международного права его нормы регулируют не только межгосударственные отношения, но и обеспечивают статус и деятельность физиче­ских и юридических лиц в соответствии с общими интересами государств .

С точки зрения общей теории права принципы и нормы международного права юридически скрепляют норматив­но-правовую систему МИП. Система МИП охватывает раз­личные институты, принципы, нормы и правила в сфере правового регулирования иностранных инвестиций. В этой системе следует выделить, на мой взгляд, следующие в боль­шей или меньшой степени обособленные подразделения: институт правовых гарантий иностранных инвестиций, ин­ститут принудительного изъятия иностранных инвестиций, институт страхования иностранных инвестиций, институт избежания двойного налогообложения, институт между­народного арбитражного права иностранных инвестиций, а также институт разумного вмешательства в международ­ный инвестиционный проект .

Основной массив источников международно-правового регулирования иностранных инвестиций составляют двусто­ронние соглашения о поощрении и взаимной защите капита­ловложений, т.е. так называемые двусторонние инвестицион­ные договоры (ДИД).

Фундаментальными источниками МИП являются два многосторонних договора: Вашингтонская конвенция об уре­гулировании инвестиционных споров между государствами, юридическими и физическими лицами других государств 1965 г., учредившая Международный центр об урегулирова­нии инвестиционных споров (МЦУИС) или ИКСИД-ICSID (International Center for Settlement of Investment Disputes); Се­ульская конвенция об учреждении Международного агент­ства по гарантиям инвестиций (МАГИ) или МИГА (MIGA - Multilateral Investment Guarantee Agency) 1985 г.

Новеллой стали правовые нормы, заложенные в Согла­шения, действующие в рамках ГАТТ/ВТО: Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей (ТРИМС), регулирующее законотворчество государств-членов в части установления режима внешнеэкономических связей пред­приятий с иностранными инвестициями; Генеральное Согла­шение по торговле услугами (ГАТС), определяющее режим инвестиций, осуществляемых в форме финансовых услуг; Соглашение по торговым аспектам охраны прав интеллек­туальной ответственности (ТРИПС), под влиянием которого находятся инвестиции, осуществляемые в форме интеллекту­альной собственности. Все эти три Соглашения, являющиеся составными неотъемлемыми частями системы ГАТТ/ВТО, так или иначе могут также выступать источниками правового ре­гулирования иностранных инвестиций на территории госу- дарств-участников. Они требуют серьезного изучения в связи предстоящим вступлением России в ВТО.

Правовое регулирование иностранных инвестиций в Рос­сийской Федерации и Китайской Народной Республике, происходящее на двух уровнях — национальном и междуна­родном — наглядно свидетельствует об объективной взаимоо­бусловленности и взаимозависимости этих двух самостоятель­ных правовых механизмов. Поэтому проблема соотношения и взаимодействия международного права и национального права представляет одну из наиболее важных и сложных про­блем в сфере МИП.

  





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика