Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Евразийский союз Белоруссии, Казахстана, России — какое будущее? - 2. Правовой и методологический анализ Союза.
Научные статьи
25.06.14 13:01
Оглавление
Евразийский союз Белоруссии, Казахстана, России — какое будущее?
1. Основные подходы и исследование интеграционного развития в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС)
2. Правовой и методологический анализ Союза.
3. Рекомендации автора данной статьи по совершенствованию союзных институтов и смежных вопросов
4. Мнения и комментарии экспертов и политиков относительно будущего Евразийского союза
5. Рекомендации и обоснование механизма функционирования и последствий введения единой валюты как основы союзной экономики
6. Теоретические аспекты валютного союза в ЕАЭС
7. Рекомендации и обоснование эффектов от введения единой валюты в ЕАЭС Устранение рисков, связанных с обменными курсами
Все страницы

2. Правовой и методологический анализ Союза.


Интеграционные проблемы, отдельные недостатки в договоре о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС)

Как и любой другой международно-правовой акт, договор имеет свои недостатки и противоречия. Из договора исклю­чены важнейшие социально-гражданские аспекты: единая миграционная политика, вопросы гражданства, общая охрана внешних границ Союза, межпарламентское сотрудничество, паспортно-визовая сфера, экспортный контроль, большая часть вопросов медицины и образования. На этапе подго­товки Договора и на финальной стадии необходимо было подвергнуть тщательному правовому анализу действующее законодательство (нормативно-правовые акты и др.) и сам Со­юзный договор для выявления проблемных моментов. Это по­зволило бы выявить и не допустить ниже описанные изъяны и пробелы, действие которых распространяются на террито­рию ЕАЭС.

Не лишен противоречий и неясных оговорок, трудно под­дающихся юридическому толкованию, раздел Договора о тру­довой миграции. Так, ст. 97 гласит:

«1. Работодатели и (или) заказчики работ (услуг) госу­дарства-члена вправе привлекать к осуществлению трудовой деятельности трудящихся государств-членов без учета огра­ничений по защите национального рынка труда. При этом трудящимся государств-членов не требуется получение разре­шения на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства.

2.  Государства-члены не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национального рынка труда. В целях осуществления трудящимися государств-членов трудовой деятельности в го­сударстве трудоустройства признаются документы об образо­вании, выданные образовательными организациями (учреж­дениями образования, организациями в сфере образования) государств-членов, без проведения установленных законода­тельством государства трудоустройства процедур признания документов об образовании. Трудящиеся одного государства- члена, претендующие на занятие педагогической, юридиче­ской, медицинской или фармацевтической деятельностью в другом государстве-члене, проходят установленную зако­нодательством государства трудоустройства процедуру при­знания документов об образовании и могут быть допущены соответственно к педагогической, юридической, медицинской или фармацевтической деятельности в соответствии с законо­дательством государства трудоустройства. Документы об уче­ных степенях и ученых званиях, выданные уполномоченными органами государств-членов, признаются в соответствии с за­конодательством государства трудоустройства.

Часть пунктов ст. 97 дают повод для умышленной бюрокра­тизации: «Признаются документы об образовании, выданные образовательными организациями (учреждениями образова­ния, организациями в сфере образования) государств-членов, без проведения установленных законодательством государства трудоустройства процедур признания документов об образо­вании» и далее юридическая погрешность: «Претендующие на занятие педагогической, юридической, медицинской или фармацевтической деятельностью в другом государстве-члене проходят установленную законодательством государства тру­доустройства процедуру признания документов об образова­нии и могут быть допущены соответственно к педагогической, юридической, медицинской или фармацевтической деятель­ности в соответствии с законодательством государства трудо­устройства».

Здесь необходимо было сослаться и взять за основу ряд базовых межгосударственных договоров: Соглашение между правительством Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации о взаимном признании и эквива­лентности документов об образовании, ученых степенях и зва­ниях от 1998 г.; Соглашение о механизме взаимного призна­ния и установления эквивалентности документов об ученых степенях в государствах — членах Евразийского экономиче­ского сообщества от 2005 г.; Соглашение о взаимном призна­нии и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях в Евразийском экономическом со­обществе от 2013 г.

Также в соответствии с ч. 3 ст. 107 ФЗ № 273 от 29 декабря 2012 г. «Об образовании в РФ» в Российской Федерации при­знаются иностранное образование и квалификация, подпада­ющие под действие международных договоров о взаимном признании. В соответствии с ч. 2 ст. 107, обладателям ино­странного образования и (или) квалификации, признаваемых в РФ, предоставляются те же академические права и (или) профессиональные права, что и обладателям соответствую­щего образования и (или) квалификации, полученных в РФ. Данный правотворческий документ обеспечивает автоматиче­ское признание документов Сторон.

В ст. 98 отмечается: «Права и обязанности трудящегося го­сударства-члена.

1.Трудящийся государства-члена имеет право на занятие профессиональной деятельностью в соответствии со специ­альностью и квалификацией, указанных в документах об обра­зовании, документах о присуждении ученой степени и (или) присвоении ученого звания, признаваемых в соответствии с настоящим Договором и законодательством государства трудоустройства». В ст. 98 и 97 есть повторения.

В ст. 97 имеются правовые коллизии и неоднозначности: «6. Граждане государства-члена, прибывшие в целях осу­ществления трудовой деятельности или трудоустройства на территорию другого государства-члена, и члены семей осво­бождаются от обязанности регистрации (постановки на учет) в течение 30 суток с даты въезда. В случае пребывания граждан государства-члена на территории другого государства-члена свыше 30 суток с даты въезда, эти граждане обязаны зареги­стрироваться (встать на учет) в соответствии с законодатель­ством государства въезда, если такая обязанность установлена законодательством государства въезда.

7.Граждане государства-члена при въезде на территорию другого государства-члена в случаях, предусмотренных зако­нодательством государства въезда, используют миграционные карты (карточки), если иное не предусмотрено отдельными международными договорами государств-членов.

8.Граждане государства-члена при въезде на территорию другого государства-члена по одному из действительных доку­ментов, допускающему проставление отметок органов погра­ничного контроля о пересечении государственной границы, при условии, что срок их пребывания не превышает 30 суток с даты въезда, освобождаются от использования миграцион­ной карты (карточки), если такая обязанность установлена за­конодательством государства въезда.

9.В случае досрочного расторжения трудового или граж­данско-правового договора после истечения 90 суток с даты въезда на территорию государства трудоустройства трудя­щийся государства-члена имеет право без выезда с террито­рии государства трудоустройства в течение 15 дней заключить новый трудовой или гражданско-правовой договор».

Здесь нет никаких преференций и привилегий. В раз­деле «Трудовая миграция» составителями полностью про­дублировано Соглашение о правовом статусе трудящихся- мигрантов и членов их семей (государств — участников ТС и ЕЭП), совершенное в Санкт-Петербурге 19 ноября 2010 г. и Федеральный закон № 186-ФЗ «О ратификации Соглаше­ния о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей», принятый 28 июня 2011 г. и одобренный Советом Фе­дерации 6 июля 2011 г. Вместо того чтобы совершенствовать, эксперты переписали ранее действовавший документ. Со­глашение вступило в силу 1 января 2012 г. с переходом к сле­дующему уровню интеграции — Единому экономическому пространству.

Беспокойство вызывает фрагмент из Договора ЕАЭС: «В случае пребывания граждан государства-члена на территории другого государства-члена свыше 30 суток с даты въезда, эти граждане обязаны зарегистрироваться (встать на учет) в соот­ветствии с законодательством государства въезда, если такая обязанность установлена законодательством государства въез­да. Граждане государства-члена при въезде на территорию другого государства-члена в случаях, предусмотренных зако­нодательством государства въезда, используют миграционные карты (карточки) ».

Выходит так, что создание Казахстаном, Россией и Белару­сью ЕАЭС не изменило существующего порядка пребывания граждан на территориях трех государств. Вопросы временно­го пребывания граждан регулируются соответствующими на­циональными законодательствами сторон.

В основе интеграционных процессов лежала реализация согласованной миграционной политики, это является одним из основных приоритетов сотрудничества государств. В тече­ние 2012-2014 гг. три государства в рамках ЕЭП должны были перейти к единой визовой и миграционной политике, снятию внутреннего пограничного контроля. Но этих благ не видать простым жителям Союза и в 2015 г. Более того, отсутствует элементарная либерализация регистрационных процедур, хотя межгосударственные миграционные отношения являют­ся частью и основой Союза.

Исключение вопросов регулирования миграционной политики и отказ от единой миграционной политики мо­жет стать серьезным барьером для полноценного функци­онирования единого социального пространства в условиях экономического союза. В результате он грозит стать объ­единением для олигархов и крупных предпринимателей, но не простых людей, поскольку все условия создаются для крупного бизнеса.

Тесная связь между интеграционным и миграционным процессами не получила отражения в Договоре о ЕАЭС. Не доработали и Соглашение о сотрудничестве по противодей­ствию нелегальной трудовой миграции из третьих государств, совершенное в Санкт-Петербурге 19 ноября 2010 г.

Предстоит монотонная и сложная работа по устранению этих ограничений, для чего управляющим наднациональным органам Союза совместно с миграционными службами трех государств необходимо разработать план действий. Лидер российского государства В. В. Путин (на тот момент занимав­ший пост председателя правительства РФ) особо подчеркнул в своей статье «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня»: «Принципиально важ­но, что ЕЭП будет базироваться на согласованных действиях в ключевых институциональных областях — в макроэкономи­ке, в обеспечении правил конкуренции, в сфере техрегламен- тов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. А затем — и на единой визовой и миграционной политике, что позволит снять пограничный контроль на внутренних границах. То есть творчески приме­нить опыт Шенгенских соглашений, ставших благом не только для самих европейцев, но и для всех, кто приезжает работать, учиться или отдыхать в страны ЕС. Для граждан снятие мигра­ционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых "трудовых квот" будет означать возможность без всяких огра­ничений выбирать, где жить, получать образование, трудить­ся. Кстати, в СССР — с его институтом прописки — подобной свободы не было».


  





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика