Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации - Право наций на самоопределение
Научные статьи
25.06.14 13:30
Оглавление
Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации
Международное право
Право наций на самоопределение
Территориальная целостность
Общественный договор
Все страницы

5. Принцип права наций на самоопределение предпола­гает право на отделение только тех народов, которые не на­ходятся под властью «правительств, представляющих без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории» (Декларация о прин­ципах международного права 1970 г.). Таковыми считаются народы, находящиеся под колониальным господством; наро­ды, проживающие на оккупированной территории; народы, в отношении которых проводится расистская политика (п. 4 ст. 1 Протокола I 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г.).

Таким образом, право на отделение возникает тогда, когда нация оказывается исключенной из внутригосударственного политического общения, когда ее воля не учитывается при принятии политических решений.

Ряд фактов могут свидетельствовать о том, что после госу­дарственного переворота, произошедшего в конце февраля 2014 г. на Украине, население Крыма оказалось именно в та­ком положении. Действительно, в результате переворота был отстранен от власти президент, за которого в 2010 г. проголосо­вали 78,24% избирателей в АР Крым и 84,35% — в Севастополе (48,95% на Украине). Во-вторых, после переворота была ини­циирована кампания, направленная против двух парламент­ских партий — Партии регионов, за которую в 2012 г. отдали свои голоса 52,26% избирателей в АР Крым и 46,90% в Севасто­поле (30% на Украине), и Коммунистической партии Украины (19,41, 29,46% и 13,18% соответственно). Против данных пар­тий были выдвинуты политические обвинения; в отношении отдельных функционеров были возбуждены уголовные дела; на партийные офисы и отдельных членов партий были совер­шены нападения, в т.ч. во время парламентских заседаний. Из фракции Партии регионов вышло около 80 депутатов (было 187, на конец апреля 2014 г. — 104). В-третьих, после переворота было сформировано переходное правительство, представляю­щее только две из пяти парламентских партий: «Батькивщи- ну» и «Свободу», в совокупности получивших по результатам парламентских выборов 2012 г. 36% голосов избирателей (в со­став правительства вошли 7 членов «Батькившины», 4 члена «Свободы» и 9 беспартийных). В-четвертых, почти все ветви и уровни власти подверглись люстрации, по итогам которой ключевые должности были заняты представителями полити­ческих сил, причастных к перевороту. В-пятых, новая власть отказалась от проведения мероприятий по восстановлению общественного консенсуса (референдума, досрочных парла­ментских выборов, созыва общенародного представительного органа). Сторонники новой украинской власти утверждают, что переворот и указанные меры могут быть оправданы анти­народным характером предшествующего режима и сложно­стями переходного периода; данная аргументация, однако, не пользуется всеобщей поддержкой.

6.       Теоретическим фоном для рассмотрения права наций на самоопределение может служить концепция общественного договора. Т. Гоббс считал, что упадок государства вследствие внутренних междоусобиц происходит всегда по вине людей, являющихся творцами и распорядителями государств. При­чинами распада государства являются недостаточность абсо­лютной власти («человек, добившийся королевства, доволь­ствуется иногда меньшей властью, чем та, которая необходима в интересах мира и защиты государства»); учение о том, что «каждый отдельный человек есть судья в вопросе о том, какие действия хороши и какие дурны»; свобода высказываний про­тив верховной власти и др. По мнению Дж. Локка, распад системы правления, помимо прочего, происходит, когда за­конодательный орган разбит, распущен, лишен возможности действовать свободно и т.д. В таких случаях власть возвраща­ется к обществу: люди имеют право создать новый законода­тельный орган; не повиноваться законам, принятым не упол­номоченными лицами; сопротивляться применению силы с их стороны. При этом мятежниками являются не они, а те, кто силой нарушил конституцию и законы и создал тем са­мым состояние войны. Центром учения Ж. Ж. Руссо является тезис о суверенитете народа, представляющем собой власть, «направляемую общей волей». Когда правительство перестает подчиняться законам, «государство сжимается»: «большое Го­сударство распадается и в нем образуется другое Государство, состоящее только из членов Правительства и являющееся по отношению к остальному народу лишь его господином и ти­раном»; «в ту минуту, когда правительство узурпирует суве­ренитет, общественное соглашение разорвано, и все простые граждане, по праву возвращаясь к своей естественной свободе, принуждены, а не обязаны повиноваться». Главным способом предупреждения захвата власти является проведение перио­дических собраний представителей народа, на которые выно­сятся два вопроса: угодно ли суверену сохранить настоящую форму правления; угодно ли народу оставить управление в руках тех, на кого оно в настоящее время возложено.

Экстраполяция концепции общественного договора на украинские события позволяет прийти к нескольким выво­дам. Во-первых, тезис о том, что переворот в Киеве был оправ­дан злоупотреблениями предшествующей власти, может быть поставлен под сомнение. Действительно, любая законно избранная власть может самостоятельно заключать между­народные договоры и применять силу против тех, кто орга­низует беспорядки. Предположить иное,— значит, поставить под сомнение идею суверенитета: еще в 1576 г. Ж. Боден ука­зывал: «Однако необходимо, чтобы суверены не подчинялись повелениям других людей и чтобы они могли давать законы подданным и отменять, лишать силы бесполезные законы, за­меняя их другими, чего не может совершать тот, кто подчинен законам и людям, которые имеют право ему повелевать». Во-вторых, свидетельств того, что переворот в Киеве опирался на общую волю, нет; значительная часть населения страны не участвовала в событиях на Майдане; возможные механизмы легитимации результатов переворота (определения общей воли) не были использованы. Таким образом, результатом переворота стало «сжимание государства»: создание меньше­го государства, состоящего из тех, кто поддержал переворот, и исключающего тех, кто его не поддержал. В-третьих, автома­тического восстановления «большого государства» не произо­шло: многие отказались признавать новую власть, а та, в свою очередь, не пожелала учитывать их интересы и не смогла обе­спечить повиновение своей воле. Люди, не поддержавшие переворот, оказались в естественном состоянии и получили право на заключение нового общественного договора или на присоединение к уже существующему договору. Население Крыма предпочло реализовать данное право посредством заключения союза с Россией. В-четвертых, ответственность за отделение Крыма может быть возложена не на его населе­ние, а на политические силы, инициировавшие расторжение общественного договора и претендующие на представление общей воли без должных на то оснований. В-пятых, не будучи причастной к государственному перевороту на Украине, Рос­сия не может отвечать за его последствия, одним из которых стал переход населения Крыма к естественному состоянию. В этой связи политика России в отношении Крыма может быть оспорена только самим населением Крыма; результаты референдума, однако, ясно свидетельствуют о поддержке дан­ной политики.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика