Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации - Общественный договор
Научные статьи
25.06.14 13:30
Оглавление
Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации
Международное право
Право наций на самоопределение
Территориальная целостность
Общественный договор
Все страницы

9. Участие в политическом процессе гарантирует то, что интересы нации будут учтены и защищены на общегосудар­ственном уровне. Любые национальные интересы являются конкретными и исторически обусловленными; важнейшим среди них является интерес, связанный с сохранением лично­сти нации. Личность нации образуется сочетанием субъектив­ных и объективных свойств. К числу первых относятся наци­ональное сознание, национальный характер и национальный темперамент; к числу вторых — образ жизни, язык, история, культура, образование, социальные нормы и др. Субъектив­ные и объективные свойства личности нации являются вза­имосвязанными: так, национальный характер определяет структуру языка, и наоборот, структура языка опосредует на­циональный характер. Политический смысл принципа само­определения, таким образом, состоит не только в обеспечении возможности участия в политическом процессе, но и в обеспе­чении возможности сохранения личности нации. В этой связи нарушение принципа самоопределения имеет место не толь­ко тогда, когда нация прямо исключается из политического процесса, но и тогда, когда личность нации оказывается под угрозой в результате деструктивного воздействия на ее субъ­ективные и объективные свойства (воздействие на первые осу­ществляется посредством воздействия на вторые). Здесь также можно говорить об исключении из политического процесса: но не прямом, а косвенном, — осуществляемом через установ­ление культурного ценза, пройти который можно только це­ной утраты личности нации.

Некоторые украинские события могут рассматриваться как попытка введения такого ценза; среди них — иницииро­вание отмены закона о региональных языках, многочисленные случаи сноса памятников Ленину (являющегося для многих не столько политическим, сколько национальным символом), антирусские прокламации и выступления. Массовость, си­стемный характер и поддержка или одобрение со стороны но­вой власти усугубили угрозу, создаваемую данными мерами, и в значительной степени оправдали отделение Крыма.

Установление культурного ценза может квалифицировать­ся как геноцид,— но не в том узком смысле, в котором дан­ный термин определяется Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., а в том широком смысле, в каком он определяется Р. Лемкиным, введшим его в оборот в 1944 г.: «Под «геноцидом» мы пони­маем уничтожение нации или этнической группы. Геноцид не обязательно предполагает немедленное уничтожение на­ции, за исключением случаев, когда он совершен посредством массовых убийств всех членов нации. Он скорее предназначен для обозначения скоординированного плана различных ак­ций, направленных на разрушение существенных основ жиз­ни национальных групп с целью уничтожения самих данных групп. Целями такого плана является дезинтеграция поли­тических и социальных институтов, культуры, языка, нацио­нального сознания, религии, экономического существования национальных групп и уничтожение личной безопасности, свободы, здоровья, достоинства и даже жизней индивидов, принадлежащих к данным группам». Р. Лемкин выделял во­семь техник геноцида, в зависимости от того, в какой области он осуществляется: политическую, социальную, культурную, экономическую, биологическую, физическую, религиозную и моральную.

10. Кризис на Украине во многом обусловлен действием либеральных ценностных систем, политический сегмент ко­торых образуют концепции прав человека, наднационально­сти и рыночной экономики. Политический сегмент жестко сцеплен с культурологическим сегментом (английский язык, стандарты потребления, этические и эстетические коды), так что одно всегда следует за другим. Тотальной гегемонии этих концепций до конца 80-х гг. препятствовало существование альтернативных социалистических ценностей; любое государ­ство могло сделать выбор, который, даже если оно не было причастным к формированию тех или иных ценностей, сам по себе являлся проявлением его суверенитета. Падение соци­алистической системы означило исчезновение данной альтер­нативы и стало историческим подтверждением превосходства либерализма. Действие либеральных ценностных систем ха­рактеризуется следующими особенностями.

Во-первых, либеральные системы являются своеобразны­ми козырями, в основе действия которых лежит всеобщий консенсус относительно их высшей ценности. Статус козы­рей позволяет данным системам преодолевать и исключать действие любых иных концепций и решений, в т.ч. тех, ко­торые были сформированы общей волей, образующей го­сударство. Либеральные системы, таким образом, образуют единственно возможный канал для проявления общей воли, табуируя все остальные. В этих условиях проявление общей воли становится пустой формальностью, а суверенитет, утра­тивший свое важнейшее свойство безусловности, перестает существовать.

Во-вторых, либеральные системы противоречат идее го­сударства. Права человека, в основе которых лежит принцип частного блага, посягают на выражаемый государством прин­цип общего блага. Рыночная экономика отрицает границы, государственное предпринимательство, протекционистское и антимонопольное регулирование. Наконец, наднациональ­ность противопоставляет общей воле, образующей государ­ство, волю международного сообщества (а в другом ракур­се — волю международных бюрократов и/или нескольких сверхдержав). В силу этого либеральные системы формируют презрение к государству и убежденность в том, что любое бла­го — есть результат рождения, а не результат общего усилия. Подвергаясь такому воздействию, люди становятся врагами государства. Когда количество таких людей достигает крити­ческого уровня, государство разрушается; при этом от него может оставаться пустая оболочка в виде недействующей кон­ституции и зависимых от внешних сил органов.

В-третьих, либеральные системы, как и любые иные цен­ностные системы, формируются, развиваются, интерпрети­руются и реализуются действием воли. Формальный анализ позволяет квалифицировать в качестве носителя данной воли внутреннего суверена или человечество в целом; действи­тельно, права человека являются элементом и конституций, и международного договорного права. Исторический и по­литический анализ, однако, может приводить к выводу о том, что носителем данной воли является политическая и эконо­мическая элита Запада, монополизировавшая право интер­претации либеральных систем и создавшая на их основе свое­образный язык власти.

В-четвертых, либеральные системы используются для уста­новления господства над другими народами. Это намерение не является эксплицитным, однако оно может быть выведе­но из некоторых экономических индексов, многих важных фактов послевоенной политической истории и содержания самих либеральных ценностных систем, в которое в качестве несущих включены идеи эволюционизма и индивидуализма. Таким образом, данные системы представляют собой инстру­мент колониализма XX-XXI в., — гораздо более тонкий, скры­тый и эффективный, чем инструменты колониализма XX в.

На Украине либеральные системы действовали особенно интенсивно и наглядно, обеспечивая идеологическую базу для осуществления государственного переворота, территори­альной и общественной дезинтеграции, формирования нена­висти по отношению к России, установления политического и экономического господства Запада. Выбор Крыма в этой связи является не только политическим, но и идеологическим выбором.

11.  Главным обстоятельством, оправдывающим участие России в процессе самоопределения Крыма, является распад украинской государственности, повлекший, с одной сторо­ны, образование меньшего государства, не представляющего население Крыма, а, с другой стороны, переход населения Крыма в естественное состояние и последующую реализацию им права на самоопределение. Данный распад был спровоци­рован действиями внутренних и внешних политических сил; Россия же, со своей стороны, пыталась ему воспрепятствовать. С момента распада изменилась конфигурация международ­ных отношений: вместо российско-украинских отношений возникли отношения Крыма и новой Украины, отношения Крыма и России и, наконец, отношения России и новой Укра­ины. Действия России, препятствующие распространению юрисдикции новой Украины на территорию Крыма, были правомерными, поскольку они опирались на согласие насе­ления Крыма. Данные действия не могут квалифицировать­ся как поддержка одной из сторон в гражданской войне, по­скольку с момента распада Крым и новая Украина перестали быть частями одного государства. В этих условиях использо­вание Россией дополнительных аргументов (согласие прези­дента, право на самооборону, гуманитарная интервенция) не является необходимым.

12.  Украинский кризис имеет не только политическое и правовое, но также идеологическое, культурологическое, историческое и цивилизационное измерения. Результатом го­сударственного переворота стало не только отделение Крыма от Украины, но и отделение Украины от русского мира. Од­нако, в отличие от Крыма, ставшего частью России, Украина не стала и, наверное, не станет частью Европы или западного мира; для этого ей потребовалось бы полностью отказаться от своего языка, религии, истории и генетической памяти. По­ложение, в котором она оказалась, можно охарактеризовать как маргинальное; длительное нахождение в нем может не­гативно сказаться на личности украинской нации. Перспек­тива присоединения Украины к ЕС была хорошо описана М. В. Городецким: «Использование политического продукта Европы без других продуктов европейской культуры — не­возможно. Поэтому неизбежным следствием присоединения Украины к ЕС будет глубокая и разносторонняя инъекция внутрикультурных западноевропейских продуктов, которые обязательно войдут в конфликт с привычным, гармоничным и самодостаточным укладом украинской жизни, возможно даже не осознаваемым самими украинцами, но продолжаю­щим действовать по глубокой исторической инерции. Про­дукты европейской культуры не будут приняты в их целост­ности и органичности — украинский же уклад под действием их силы будет дезорганизован и раздавлен. Итогом станет перманентный ценностный пат, не приводящий к какому- либо позитивному результату; невозможность полноценной жизненной реализации на общенациональном и личностном уровнях; снижение образовательного уровня населения из-за невозможности соответствия западным критериям; перенос социальных ценностей в сферу потребления и маргинализа­ция культуры в целом». Положение, в котором оказалась Россия, также является очень тяжелым. Отдаление Украины, независимо от того, как его оценивают сами украинцы, явля­ется трагедией для российской идентичности, утрачивающей многие важные смыслы, генетически связанные с Украиной. Оба государства, таким образом, объективно заинтересованы в как можно более скором восстановлении дружественных отношений,— для того, чтобы этого добиться, Россия, как представляется, должна проявлять по отношению к Украине максимальное дружелюбие и сострадание, и с пониманием относиться к той реакции, которую вызвало у украинцев от­деление Крыма.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика