Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ислам и современное международное гуманитарное право: вопросы jus ad bellum и jus in bello - Шариат
Научные статьи
25.06.14 15:33
Оглавление
Ислам и современное международное гуманитарное право: вопросы jus ad bellum и jus in bello
Международное гуманитарное право
Ислам
Шариат
Джихад
Все страницы

В соответствии с МГП государство должно обеспечить гу­манное обращение с лицами, оказавшимися в его власти. Об­ращение с военнопленными перекликается в исламе и совре­менном МГП, обе парадигмы призывают проявлять сочувствие к захваченному в плен неприятелю. Статус военнопленного обеспечивает защитой комбатантов, и ему посвящена IV Гааг­ская конвенция 1907 г. (далее -ГК IV) и Ш Женевская конвенция 1949 г. (далее — ЖК III), где определен правовой статус воен­нопленных. С военнопленным в любом случае необходимо об­ращаться гуманно, сторона обязана предоставлять им необхо­димые для нормальной жизнедеятельности условия питания (статьи 26, 31 Ш ЖК Ш), проживания и возможность связывать­ся с внешним миром (статьи 69-77 ЖК III). Противника, кото­рый сдался в плен или прекратил принимать участие в военных действиях, запрещается убивать, также недопустимо наносить ему ранения (ст. 41 ДП I). Целью плена является не месть, а ос­лабление армии неприятеля, нейтрализация и сохранение максимального числа жизней неприятеля в условиях войны.

Ислам обеспечивает защитой военнопленных, так же как и современное МГП, что подтверждается многочисленными хадисами. Пророк сказал: «Приказываю вам хорошо обра­щаться с пленными». «Они кормят едой, несмотря на лю­бовь к ней, бедняка, сироту и пленника» (76:8).

Ислам детально регламентирует вопрос пленения. Прежде всего, в исламе, как и в современном МГП, закреплено поло­жение о раздельном содержании женщин и мужчин для обе­спечения женщинам уважительного обращения с учетом пола (статьи 25, 108 ЖК III). С женщинами и детьми необходимо обращаться особо гуманно, учитывая их особо незащищенное положение в вооруженном конфликте. Также при Мухамме­де военнопленных не разделяли с их семьями. При пленении было важно сохранить человеческое достоинство и предостав­лять не только еду, но и одежду, необходимые предметы, неза­висимо от их вероисповедания. Во время правления Халифа Умара был введен полный запрет на отделение семьи от плен­ника после жалобы одного из пленных на то, что его лишили возможности общаться с дочерью.

Согласно исламскому праву пленник принадлежит госу­дарству, и лишь правитель может решать судьбу пленника: освободить по своей милости или освободить после получе­ния выкупа. Наиболее распространенным выкупом было об­учение десяти мусульманских детей чтению и письму. В со­временном МГП военнопленный также находится во власти государства (ст. 4 ГК IV, ст. 12 ЖК III), а не отдельных коман­диров. Однако в современном МГП пленник не теряет своей правоспособности (ст. 14 ЖК III), военнопленного нет необхо­димости выкупать.

Стороны не обязаны держать в плену всех комбатантов неприятеля, оказавшихся в их власти, они имеют право осво­бодить пленных «под честное слово» (ст. 11 ГК IV, ст. 21 ЖК III). Освобождение военнопленных происходит тотчас по пре­кращении военных действий (ст. 118 ЖК III). После завоева­ния Мекки Пророк проявил терпимость в отношении курай- шитов, которые причинили ему много вреда. Он сказал им: «Сегодня на вас нет вины. Идите, отныне вы свободны». Таким образом, мы видим, что в отношении принципа гуманности к военнопленным и конца плена у исламского права и совре­менного МГП больше сходств, чем различий.

Думается, что очень важным в вопросе сопоставления двух парадигм является принцип недискриминации. Гаагские по­ложения и Женевские конвенции защищают лиц вне зависи­мости от их расы, пола, религиозных убеждений и т.д. Оши­бочно считается, что в исламском праве данный принцип полностью отсутствует и гуманное обращение распространя­ется лишь на мусульман. Более того, считается, что мусульма­не настроены агрессивно против приверженцев иных религий. Данные заблуждения основываются на неверном толковании вырванных из контекста норм Корана, которые в действитель­ности призывают к уважению «людей Писания» (христиан и иудеев). Ислам указывает на то, что все люди равны перед Аллахом, и единственное, что может сделать одного человека лучше другого в глазах Аллаха — это его вера, добрые дела и богобоязненность. «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый благородный из вас пред Алла­хом — самый благочестивый. Поистине, Аллах — знающий, сведущий!» (49:13). Пророк говорит: «Люди равны между со­бой как зубья гребня». Для регулирования отношений му­сульман с христианами и иудеями приводится хадис: «И не препирайтесь с обладателями Книги, иначе как чем-нибудь лучшим, кроме тех из них, которые несправедливы, и говори­те: "Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог, и ваш Бог един, и мы Ему предаемся"» (29:46).

Современное МГП предусматривает не только защиту определенных категорий лиц, но и запрещает отдельные сред­ства и методы ведения войны. ГК IV предусматривает норму, согласно которой право воюющих сторон применять средства поражения противника не является неограниченным (ст. 22). Данная конвенция также запрещает использовать яды или от­равленное оружие. Подобное положение закреплено и в ис­ламе, запрещается использовать ядовитые стрелы по причине излишних страданий, приносимых подобным оружием. За­прет на использование оружия, ставящее своей целью при­чинение излишних страданий, также закреплен в IV Гаагской конвенции 1907 г.

Важно отметить, что именно ислам первым запретил ката­пульты как оружие неизбирательного нападения. В современ­ном международном гуманитарном праве избирательность нападения является также ключевым принципом при выборе средств и методов ведения боя. Международное гуманитарное право, так же как и ислам, запрещает нападать на объекты, обеспечивающие жизнедеятельность гражданских лиц.

В исламе запрещено пытать, сжигать человека заживо и иным способом издеваться над ним. Также запрещено обе­зображивать трупы. Это в некотором смысле перекликается с запретом и ограничением использования зажигательного оружия (Протокол III к Конвенции ООН 1980 г.), а также с ува­жительным отношением к умершим (статьи 15,16, 17 ЖК I), (статьи 18,19 ЖК II), (ст. 16 ЖК IV).

Особо хотелось бы остановиться на таком понятии, как ве­роломство, поскольку в исламе оно шире и включает в себя и иные запреты, нашедшие отражение в современном между­народном гуманитарном праве.

Вероломство — действия, направленные на то, чтобы вы­звать доверие противника и заставить его поверить, что он имеет право на защиту или обязан предоставить такую защи­ту согласно нормам международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов, с целью обмана такого доверия. Вероломство запрещается (ст. 23 IV ГК, ст. 37 ДП I) и признается серьезным нарушением МГП (ст. 85 ДП I; пп. XI п. а) ст. 8 Римского Статута МУС). Такие акты могут быть вы­ражены в употреблении не по назначению флага перемирия, национального флага, знаков различия и униформы, равно как и эмблемы, указанных в Женевских конвенциях.

Омейядский халиф Омар Ибн Абдул Азиз писал одному из правителей халифата: «Нам стало известно, что когда Про­рок Аллаха (мир ему) посылал куда-либо воинов, он говорил им: «Идите в свой поход во имя Аллаха и ради Аллаха, воюйте с неверными, не дезертируйте, не совершайте вероломства, не калечьте (врага). Не убивайте новорожденных. Повторите это своим армиям и дружинам — это Воля Божья. Да пребудет с вами мир».

В исламе существует термин «аль-игътияль». Зачастую слово «аль-игътияль» используется для описания умышлен­ного, организованного убийства важных лиц, которые имеют влияние в идеологических, политических, военных и руково­дящих сферах. Аль-Игтияль — предательское убийство, т.е. убийство кого-то обманным путем. Запрет данного действия указан в Коране: «Воистину, Аллах оберегает тех, кто уверо­вал. Воистину, Аллах не любит всяких неблагодарных измен­ников» (22:38).

Имамы Ибн 'Атыйя, аль-Къуртуби и Абу Хайян аль- Андалуси в отношении этого аята говорили: «Передается, что этот аят был ниспослан по причине верующих. Когда их ко­личество увеличилось в Мекке и неверные стали причинять им зло, некоторые верующие совершили хиджру в Эфиопию, а часть из оставшихся в Мекке верующих вздумала убивать тех из неверных, которых они смогут убить, совершая игътияль и вероломство. Тогда и был ниспослан этот аят. В этом аяте Аллах заверил верующих защитой и самым ясным образом запретил измену и предательство».

 





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика