Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Некоторые аспекты административной ответственности при нарушении лицензионных требований в сфере здравоохранения
Научные статьи
26.06.14 15:20

вернуться

Некоторые аспекты административной ответственности при нарушении лицензионных требований в сфере здравоохранения


Осуществление государственной власти всегда связано с ре­ализацией функций государства. Одной из важнейших функций государства, в особенности социального, которым согласно ст. 7 Конституции Российской Федерациипровоз­глашается Россия, является создание системы независимой оценки качества социальных учреждений, в том числе в сфере здравоохранения. Этот механизм позволит решить постав­ленную задачу в случае разработки эффективной модели ли­цензирования медицинской деятельности. В последние годы многое удалось сделать для развития здравоохранения. Вы­росла продолжительность жизни. Снижается смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Но мы по-прежнему дале­ки от нужных показателей.

Главной целью государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» провозглашается обеспечение доступности медицинской помощи и повы­шение эффективности медицинских услуг, объемы, виды и качество которых должны соответствовать уровню заболе­ваемости и потребностям населения, передовым достиже­ниям медицинской науки. Одним из технических средств, призванных повысить доступность медицинских услуг для населения, является запись на прием к врачу в электрон­ном виде. Для определения эффективности проводимых технических мероприятий был проведен опрос граждан, столкнувшихся с теми или иными трудностями при исполь­зовании сервиса «Запись на прием к врачу в электронном виде». По данным проведенного опроса большинство ре­спондентов указали на проблемы в работе порталов/систем записи на прием к врачу в субъектах Российской Федера­ции; второй по значимости недостаток связан с отсутствием актуальных расписаний медицинских учреждений. Также среди прочих препятствий получения доступной квалифи­цированной медицинской помощи указаны такие, как отказ в приеме, проблемы в работе портала госуслуги.ру и другие трудности (см. рис. 1).

Рис. 1. С какими трудностями Вы столкнулись при использо­вании сервиса «Запись на прием к врачу в электронном виде»?

alt

Таким образом, данные опроса указывают на наличие си­стемных дефектов в механизме создания необходимой инфра­структуры в системе электронной записи на прием к врачу в субъектах Российской Федерации, что ограничивает доступ граждан к квалифицированной медицинской помощи.

В государственной программе по развитию здравоохране­ния ставится вопрос не только об обеспечении доступности медицинской помощи, но и о повышении качества предостав­ляемых услуг. Основной гарантией получения качественной медицинской помощи в лечебной организации является на­личие у нее специального разрешения (лицензии).

Например, очень распространенным нарушением действу­ющего законодательства в настоящее время является самосто­ятельное проведение какой-либо организацией обязательных медицинских осмотров работников при отсутствии у нее ли­цензии на соответствующие виды медицинской деятельности. На основании ч. 1 ст. 213 Трудового кодекса Российской Феде­рации  работники, занятые на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, связанных с движением транспорта, проходят обяза­тельные предварительные (при поступлении на работу) и пе­риодические медицинские осмотры для определения пригод­ности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний. В соот­ветствии с медицинскими рекомендациями указанные работ­ники проходят внеочередные медицинские обследования.

Как следует из ч. 2 ст. 212 и ч. 7 ст. 213 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан в случаях, пред­усмотренных трудовым законодательством и иными норма­тивными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, организовать за счет собственных средств проведение обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицин­ских осмотров, других обязательных медицинских обследова­ний с сохранением за ними места работы и среднего заработка на время прохождения указанных медицинских осмотров.

Важно отметить, что трудовое законодательство возла­гает на работодателя обязанность обеспечить проведение обязательных медицинских осмотров работников. При этом трудовое законодательство не требует их проведения именно силами сторонних организаций. Предварительные и перио­дические осмотры проводятся медицинскими организация­ми любой формы собственности, имеющими право на про­ведение предварительных и периодических осмотров, а также на экспертизу профессиональной пригодности в соответствии с действующими нормативными правовыми актами.

В то же время проведение медицинских осмотров, соглас­но п. 10 ст. 2 Федерального закона № 323-ФЗ (далее — Закон № 323-ф3), относится к медицинской деятельности. А ст. 2 Закона № 323-ФЗ допускает осуществление медицинской де­ятельности как медицинскими организациями на основании лицензии (юридическими лицами независимо от организаци­онно-правовой формы, для которых медицинская деятельность является основным (уставным) видом деятельности), так и ины­ми юридическими лицами наряду с их основной (уставной) де­ятельностью. В последнем случае положения Закона № 323-ф3 (в том числе и требования о наличии лицензии) применяются к таким организациям в части, касающейся медицинской дея­тельности. Таким образом, Закон № 323-ФЗ допускает возмож­ность осуществления медицинской деятельности не только непосредственно медицинскими организациями, но и иными юридическими лицами при наличии у них лицензии.

Следовательно, работодатель вправе организовать проведение обязательных медицинских осмотров работников как в лицензи­рованной медицинской организации (посредством заключения с ней договора), так и в собственном структурном подразделе­нии, наделенном функциями по осуществлению медицинской деятельности (например, медпункте), при условии получения лицензии на соответствующий вид деятельности. Таким образом, в случае если проведение осмотров осуществляется самим рабо­тодателем, то именно он несет ответственность за их качество.

Но для того, чтобы нормы действующего законодательства в сфере лицензирования медицинской деятельности соблюда­лись индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами различных организационно-правовых форм, необходим эффективный механизм привлечения недобросовестных субъек­тов к ответственности, в первую очередь административной.

Административная ответственность за осуществление пред­принимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обяза­тельно (обязательна), установлена ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Одна­ко объективную сторону такого административного правонару­шения составляет осуществление субъектом правонарушения именно предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии). При этом под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, заре­гистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Поэтому осуществление медицинской деятельности без лицензии в отношении собственных работников, по сути, не является административным правонарушением, предусмо­тренным ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Данной позиции также придер­живается и суд, который в одном из своих постановлений отме­тил, что квалифицирующим признаком объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, является осуществление субъектом правона­рушения именно предпринимательской деятельности без спе­циального разрешения (лицензии).

В соответствии с абзацем 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ предприниматель­ской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое по­лучение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрирован­ными в этом качестве в установленном законом порядке.

Таким образом, принимая данный судебный акт, суды пер­вой и апелляционной инстанции пришли к выводу о недока­занности наличия в действиях юридического лица объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, исходя из отсутствия доказательств, свидетельствующих об осуществлении юридическим лицом медицинской деятельно­сти, направленной именно на получение прибыли. По мнению автора, целесообразно внести изменения в ст. 14.1 КоАП РФ и из­ложить ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ в следующей редакции: «Осущест­вление деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязатель­на), влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфи­скацией изготовленной продукции, орудий производства и сы­рья или без таковой; на должностных лиц — от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфиска­цией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой». По аналогии целесообразно внести измене­ния в части 3 и 4 настоящей статьи. Небольшая корректировка рассматриваемой статьи позволит значительно расширить круг недобросовестных субъектов на рынке медицинских услуг, при­влечь к ответственности которых станет возможным.

Не менее важным вопросом является сама процедура при­влечения виновного лица к ответственности, в том числе за несоблюдение лицензионных требований. Дела об админи­стративных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, рас­сматривают в пределах своих полномочий должностные лица, указанные в главе 23 КоАП РФ. В соответствии с ч. 3 статьи 23.1 КоАП РФ дела об осуществлении организацией медицинской деятельности без специального разрешения (лицензии) или с нарушением условий, предусмотренных специальным разре­шением (лицензией) рассматривают судьи арбитражных судов. В соответствии с ч. 3 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об админи­стративных правонарушениях, предусмотренных частями 2, 3 и 4 ст. 14.1 КоАП РФ, вправе составлять должностные лица фе­деральных органов исполнительной власти, их структурных под­разделений и территориальных органов, а также иных государ­ственных органов, осуществляющих лицензирование отдельных видов деятельности и контроль за соблюдением условий лицен­зий, в пределах компетенции соответствующего органа.

Недоработка существующего механизма привлечения не­добросовестных медицинских организаций и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности за­ключается в том, что между составлением протокола об админи­стративном правонарушении, выявленном, например, в ходе вы­ездной проверки, и рассмотрением данного дела в суде имеется временной промежуток, благодаря которому недобросовестный субъект вполне может исправить выявленные нарушения дей­ствующего лицензионного законодательства и, соответственно, избежать полагающейся административной ответственности. В данном контексте целесообразно обратиться к одному из ре­шений Арбитражного суда Еврейской автономной области, в котором управление здравоохранения правительства Еврей­ской автономной области обратилось в Арбитражный суд Еврей­ской автономной области с заявлением о привлечении индиви­дуального предпринимателя, осуществляющего медицинскую деятельность, к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ. Заявленное требование мотивировано наличием в действиях предпринимателя грубых нарушений лицензион­ных требований при осуществлении медицинской деятельно­сти, которые выразились в отсутствии у лица, привлекаемого к административной ответственности, документов, регламенти­рующих внутренний контроль качества и безопасности меди­цинской деятельности. Управлением здравоохранения по факту отсутствия у предпринимателя документов, регламентирующих внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности, составлен протокол об административном право­нарушении по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ. Предприниматель в про­токоле указал, что обстоятельства дела не соответствуют дей­ствительности, между тем от подписания протокола отказался. А в зале судебного заседания предпринимателем уже было пре­доставлено Положение о порядке осуществления внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности, утвержденное предпринимателем. В этой связи арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии в действиях предпринима­теля состава вменяемого административного правонарушения. Таким образом, по мнению автора, для оптимизации проце­дуры привлечения к административной ответственности лиц, нарушающих лицензионные требования при осуществлении медицинской деятельности, целесообразно расширить полно­мочия должностных лиц федеральных органов исполнитель­ной власти, их структурных подразделений и территориальных органов, осуществляющих лицензирование медицинской дея­тельности, в контексте самостоятельного рассмотрения дел об осуществлении организацией медицинской деятельности без специального разрешения (лицензии) или с нарушением усло­вий, предусмотренных специальным разрешением (лицензи­ей), и установлением штрафных санкций для недобросовестных предпринимателей.

По мнению автора, также вопросом первоочередной важ­ности в механизме реформирования процедуры привлечения к административной ответственности недобросовестных субъ­ектов рынка медицинских услуг является введение процедуры лицензирования физических лиц (врачей) наряду с юридиче­скими лицами и индивидуальными предпринимателями. Рас­сматривая лицензионно-разрешительную систему в широком смысле, автор считает, что это особый вид административной деятельности, направленной на государственное подтверждение квалификации и профессиональных качеств отдельных субъек­тов, предоставления им специальных правовых статусов (специ­альной правоспособности или отдельных прав), позволяющих заниматься деятельностью (совершать действия), которая тре­бует высокого профессионализма и квалификации субъекта-ис­полнителя или является исключительной в сравнении с общими требованиями административно-правовых режимов. По мне­нию автора, данное определение затрагивает сущность процеду­ры лицензирования, которая одной из основных задач ставит вы­явление соответствующего уровня квалификации медицинского работника, который будет непосредственно оказывать медицин­ские услуги. В связи с этим возникает дискуссионный вопрос о субъектах при осуществлении процедуры лицензирования. В настоящее время лицензию в Российской Федерации могут получить только юридические лица и индивидуальные пред­приниматели. В то же время в ряде зарубежных стран (Велико­британия, Израиль, США, Германия) получателями лицензий являются физические лица — врачи. Автор полагает, что данный подход является наиболее правильным в общем механизме рас­пределения рисков оказания некачественной медицинской по­мощи и индивидуальной ответственности за недобросовестные действия медицинского работника. Неоднократно поднимав­шийся вопрос о переходе от лицензирования лечебных учреж­дений к лицензированию врача по-прежнему остается неразре­шенным. Это ведет к ряду негативных последствий. Фактически в настоящее время руководитель соответствующего юридиче­ского лица, которое оказывает медицинскую помощь, отвечает за всех работающих в штате такой организации врачей.

Подводя итоги рассмотренных деформаций действую­щего законодательства в сфере привлечения к администра­тивной ответственности недобросовестных субъектов рынка медицинских услуг, уместно отметить, что грамотная коррек­тировка уже действующих нормативно-правовых актов и вве­дение новой административной процедуры привлечения к от­ветственности непосредственно врачей-лицензиатов позволит сформировать эффективную нормативную и организаци­онно-методическую базу для обеспечения высокого качества предоставляемых медицинских услуг.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика