Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Объективная сторона полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста - Уголовное право
Научные статьи
26.06.14 15:52
Оглавление
Объективная сторона полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста
Уголовное право
Действие сексуального характера
Все страницы

Такого же мнения и правоприменители. «Под мужелож­ством понимается удовлетворение половой страсти путем сношения мужчины с мужчиной посредством введения по­лового члена активного партнера в задний проход пассивно­го партнера. Все иные формы удовлетворения половой страсти. мужеложством не являются» .

Преступление, совершенное в форме мужеложства, по­добно его совершению в форме полового сношения, будет являться оконченным в момент введения головки полового члена в анальное отверстие.

В отличие от полового сношения и мужеложства, третий способ совершения преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ, — лесбиянство не является конкретным действием сек­суального характера. Об этом свидетельствуют как данные сек­сологии, так и мнения ученых-правоведов.

Лесбиянством в различных источниках называют женский гомосексуализм, способ удовлетворения полового влечения, когда участвует половой орган хотя бы одной из партнерш , форму удовлетворения полового желания женщиной в от­ношении другой женщины посредством любых действий сексуального характера, общение женщины с женщиной в половой сфере путем соприкосновения их половых органов, а также иные любострастные действия, совершаемые руками и другими органами и частями тела.

Несмотря на обилие формулировок, авторы едины в од­ном — лесбиянство представляет собой всю совокупность воз­можных сексуальных действий, совершаемых лицами женско­го пола в отношении друг друга.

Вместе с тем рассматриваемое деяние имеет ярко вы­раженную социальную обусловленность, поэтому важным является существование четкого представления о том, какие действия будут преступными, а какие нет. В этой связи воз­никает необходимость в универсальном определении для той совокупности действий, которая подпадает под признаки лес­биянства.

К решению данной проблемы в науке уголовного права подходят следующим образом. Н. Н. Изотов, А. Г. Кибальник и И. Г. Соломоненко считают, что понятием лесбиянства охва­тывается практически любое проявление женского гомосексуализма. С. Д. Цэнгэл, напротив, полагает, что к лесбиянству относятся не любые сексуальные контакты между женщина­ми, а лишь те, где задействован половой орган хотя бы одной из партнерш. По мнению же Н. А. Исаева, для констатации того, что преступление совершено в форме лесбиянства, до­статочно всего двух критериев: сексуальный характер дей­ствий и женский пол партнеров.

Касательно проявлений женского гомосексуализма стоит отметить, что многие из них находятся за пределами уголов­но-правовых отношений. Лесбиянство в уголовном законе — это совокупность определенных действий, а не сексуальная ориентация, в то время как гомосексуализм — это опреде­ленный вид сексуальности, сексуальная ориентация человека, которая может проявляться во всех сферах его жизнедеятель­ности. Кроме того, лицо, совершившее преступление в форме лесбиянства или мужеложства, не обязательно должно отно­ситься к соответствующему виду нетрадиционной сексуаль­ной ориентации. В зависимости от различных причин акт му­желожства или лесбиянства может быть единичным случаем в сексуальной жизни лица.

Позиция С. Д. Цэнгэл относительно понимания лесбиян­ства неоправданно сужает круг преступных действий. Если следовать ее логике, то мануальные и оральные воздействия одного лица женского пола на анальное отверстие другого лица женского пола, совершенные в целях сексуального удов­летворения, лесбиянством признаваться не будут.

Наиболее верной среди представленных видится точ­ка зрения Н. А. Исаева. Действие, какое бы то ни было, для квалификации по ст. 134 УК РФ должно в первую очередь иметь сексуальный характер. Действия, имеющие сексуаль­ный характер (сексуальные действия),— это контактные фор­мы поведения между двумя и более лицами, возникшие под влиянием сексуального влечения (желания, либидо) и непо­средственно направленные на сексуальное возбуждение или удовлетворение сексуальной потребности. Сексуальные дей­ствия между лицами женского пола будут являться лесбиян­ством. Такую же позицию воспроизводят немногочисленные судебные решения.

Так, 19 марта 2014 г. Якутским городским судом Республи­ки Саха (Якутия) К. признана ви-новной в совершении престу­пления, предусмотренного ч. 2 ст. 134 УК РФ. По делу установ­лено, что К., находясь вместе с А. в квартире № -, дома № — по ул. Кирова, заведомо зная, что несовершеннолетняя А. не до­стигла шестнадцатилетнего возраста, желая удовлетворить свои половые потребности, умышленно, осознавая обществен­но опасный характер своих действий, предвидя наступление последствий в виде нарушения половой неприкосновенности несовершеннолетней, а также её нормального психического развития и желая их наступления, с целью совершения не­насильственных действий сексуального характера, лежа на кровати с несовершеннолетней А., предложила последней вступить с ней в сексуальные действия — лесбиянство, на что А. согласилась. Затем К. стала гладить своими руками поло­вые органы — клитор и половые губы А., а также целовать её в губы, то есть совершила лесбиянство с А., не достигшей шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости.

Таким образом, основываясь на медицинских положениях и правоприменительной практике, можно сделать вывод, со­гласно которому под лесбиянством надлежит понимать любое сексуальное действие, в том числе с использованием фаллои­митирующих приспособлений, совершенное лицом женского пола по отношению к другому лицу женского пола.

В этой связи вероятно возникновение вопросов по поводу квалификации таких действий, как поцелуи, объятия, погла­живания между лицами женского пола. Представляется, что данные и подобные им действия при наличии других обяза­тельных объективных и субъективных признаков состава рас­сматриваемого преступления должны быть квалифициро­ваны как лесбиянство только в случае их явно выраженного сексуального характера. Поцелуи, объятия и поглаживания, совершаемые в целях сексуального удовлетворения (возбуж­дения), как правило, имеют место во время предварительных сексуальных ласк, что, безусловно, относит данные действия к лесбиянству. Поцелуи, объятия и поглаживания, соверша­емые без цели сексуального удовлетворения, например при встрече и прощании, не относятся к лесбиянству и не имеют уголовно-правового значения.

Оконченным преступление, совершенное в форме лесби­янства по ч. 2 ст. 134 УК РФ, будет с момента начала первого действия сексуального характера.

Преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 134 УК РФ, характеризуется отсутствием какого бы то ни было насилия или угрозы его применения к потерпевшему (потерпевшей) или другим лицам. Данный вывод можно сде­лать исходя из сравнительного анализа составов преступле­ний, предусмотренных статьями 131, 132 и 134 УК РФ. Любое действие сексуального характера, сопровождаемое примене­нием насилия или угрозой его применения, должно быть квалифицировано, в зависимости от формы сексуального контак­та, по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК РФ.

Представляется, что по смыслу закона сексуальные дей­ствия в рамках ст. 134 УК РФ, учитывая их ненасильствен­ный характер, совершаются добровольно. Добровольность в данном случае предполагает осознанное и волевое согласие участников сексуального контакта на совершение указанных действий, при отсутствии любых факторов принуждения. Фи­зическое принуждение оценивается как насильственное поло­вое преступление, а принуждение с помощью шантажа или зависимого положения требует дополнительной квалифика­ции по ст. 133 УК РФ.

Кроме того, добровольные сексуальные действия харак­теризуются взаимностью, которая выражается, с одной сто­роны, в свободном совершении данных действий и, с другой стороны, в дозволении совершать названные действия в от­ношении себя.

Отдельного внимания заслуживает вопрос об отсутствии иных, отличных от полового сношения, мужеложства и лес­биянства, действий сексуального характера в диспозиции рас­сматриваемой статьи.

Уголовная ответственность за насильственные (с примене­нием насилия, угрозой его применения или с использовани­ем беспомощного состояния потерпевшего) действия сексу­ального характера предусмотрена в статьях 131 и 132 УК РФ, где помимо полового сношения, мужеложства и лесбиянства указываются также иные действия сексуального характера, которые позволяют охватить весь круг возможных сексуаль­ных действий. Касательно ненасильственных сексуальных дей­ствий законодателем предусмотрена ответственность в ст. 134 УК РФ лишь за половое сношение (ч. 1), мужеложство и лес­биянство (ч. 2), а иные действия сексуального характера, ко­торые упоминаются в названии ст. 134 УК РФ, законодателем в диспозицию не включены. Такое решение по меньшей мере является спорным.

Создается ситуация, в которой совершеннолетний может быть привлечен к уголовной ответственности только за дей­ствия сексуального характера в отношении лица, не достиг­шего шестнадцатилетнего возраста, совершенные в форме по­лового сношения, мужеложства и лесбиянства. Любые другие сексуальные действия (иные действий сексуального характера) с лицом, не достигшим шестнадцати лет, по ст. 134 УК РФ не преследуются, а значит, находятся за рамками анализируемо­го состава. Возникает вопрос: как квалифицировать иные дей­ствий сексуального характера, социальная обусловленность криминализации которых ничуть не меньше действий, опи­санных в ст. 134 УК РФ?

Выходом из сложившейся ситуации, в первую очередь для правоприменителей, стала норма о развратных действиях (ст.135  УК РФ), которые ввиду отсутствия своего законодательного определения носят оценочный характер.

Так, приговором Магаданского городского суда Магадан­ской области установлено, что Т. 26 июня 2013 г., в дневное время, оставшись наедине с несовершеннолетней М. на берегу реки Магаданки, действуя умышленно, достоверно зная, что М. не достигла шестнадцатилетнего возраста, осознавая про­тивоправность своих действий, с целью удовлетворения своих половых потребностей и возбуждения у несовершеннолетней М., не достигшей половой зрелости, интереса к половым от­ношениям, обнажил свой половой член, который поместил в рот несовершеннолетней М. Таким образом, Т., являясь ли­цом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, совершил развратные действия, без применения насилия в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости.

Такое правоприменительное решение является вынужден­ной необходимостью и никак не оправдывает законодателя за столь серьезный пробел в конструкции состава рассматривае­мого преступления.

Стоит сказать, что возможность квалифицировать иные действия сексуального характера по ст. 135 УК РФ говорит о развращающем характере любых сексуальных действий, со­вершаемых в от-ношении лиц, не достигших шестнадцатилет­него возраста.

Анализируя далее объективную сторону преступления, необходимо отметить, что нынешняя редакция ст. 134 УК РФ содержит два основных состава, которые отдельно устанавли­вают ответственность за половое сношение в ч. 1 и отдельно за мужеложство и лесбиянство в ч. 2. С точки зрения системного подхода к названным действиям, а также возможности приме­нения первого примечания к ст. 134 УК РФ это выглядит впол­не логичным, однако предусмотренные санкции в ч. 1 и ч. 2 ст. 134 УК РФ, точнее разница между ними, вносят еще больший диссонанс в регламентацию ответственности за действия сек­суального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилет­него возраста.

В настоящее время создана ситуация, при которой стро­гость наказания за совершение ненасильственных действий сексуального характера с лицом в возрасте до шестнадцати лет будет зависеть не от тяжести содеянного и возможных последствий для несовершеннолетнего, а от пола партнеров и конкретного способа их сексуального контакта.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика