Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Концепция неоазиатского способа производства в СССР: правовые и экономические аспекты
Научные статьи
27.06.14 12:03
Оглавление
Концепция неоазиатского способа производства в СССР: правовые и экономические аспекты
Экономика и право
Все страницы

вернуться

Концепция неоазиатского способа производства в СССР: правовые и экономические аспекты

    

Вкратце, в существеннейших чертах, охарактеризуем неоази­атский способ производства, возникший в первой половине 1930-х гг. в СССР, а после Второй мировой войны — и в неко­торых других странах.

При неоазиатском способе производства место капитали­стических монополий и кормящихся при них фирм помельче занял новый эксплуататор, единственная на всю страну моно­полия, владеющая рабочими силами жителей этой страны,— государство.

Главными действующими лицами при неоазиатском способе производства являются две фигуры: неоазиатский бюрократ и государственный рабочий (в класс государствен­ных рабочих входили промышленные рабочие, колхозные и совхозные крестьяне, а также рядовые работники, занятые в производстве, продуктом которого не являются средства производства и вещественные предметы потребления). Госу­дарственные рабочие не были рабами — государство не могло, к примеру, продать их другому хозяину. Чтобы дать ему имя, которое отличало бы его от всех остальных способов произ­водства и вместе с тем подчёркивало бы его сходство с азиат­ским (между прочим, это сходство — хороший пример того, как действует диалектический закон отрицания отрицания), мы и называем его неоазиатским способом производства.

Средние и мелкие бюрократы из государственного аппара­та управления экономикой представляли собой переходный между неоазиатской бюрократией и государственными ра­бочими класс, к которому снизу, в качестве непосредственно соприкасающейся с классом государственных рабочих и даже переходящей в него части, примыкает мелкая бюрократия. Весь этот класс, по аналогии с классом капиталистических администраторов, мы назовем классом неоазиатских админи­страторов. Что же касается лиц, обслуживающих госаппарат, но не являющихся начальниками — всякого рода консуль­тантов, архивных работников, секреташ-машинисток и т.д. и т.п.— то они представляют собой одну из тех подгрупп внутри класса государственных рабочих, которые вплотную примыкают к классам неоазиатских администраторов и мел­кой буржуазии. В частности, эту подгруппу отдаляет от боль­шинства государственных рабочих некоторое отличие по за­нимаемому ими месту в исторически определенной системе общественного производства (проще говоря, в системе произ­водительных сил).

Те страны, в которых возник неоазиатский способ произ­водства, занимали в мировой системе империализма более или менее угнетённое по­ложение и были поставлены этой системой в экстремаль­ную ситуацию. Мировые войны и беспощадная экс­плуатация со стороны как буржуазии высокоразвитых метрополий, так и своих местных эксплуататоров-со- отечественников грозили им вымиранием населения.

С другой стороны, проле­тариат и мелкобуржуазные крестьянские массы этих стран были, благодаря разнообраз­ным стечениям обстоятельств, в силах экспроприировать ста­рых эксплуататоров, отнять у них политическую власть и соз­дать новый государственный аппарат. Этот госаппарат был как раз тем, что могло мобилизовать все силы управляемых им народов на индустриализацию, на борьбу с враждебными капиталистическими государствами, на движение по пути прогресса. Этот путь пролегал по костям миллионов людей, но всё же был путём прогресса — усложнения общества, роста находящихся в его распоряжении материальных и интеллек­туальных сил. Созидание в одном сочеталось с разрушением другого, но всё-таки в общем итоге созидание перевешивало разрушение. Такой прогресс характерен для классовых, анта­гонистических, эксплуататорских обществ; но ведь общество в СССР и подобных ему странах таким и было. Ту работу, ко­торую в большинстве стран (прежде всего высокоразвитых) проделал капитализм, в некоторых странах сделал неоазиат- ский способ производства и выросшая из него общественно­экономическая формация. Именно неоазиатский строй дал жителям бывшего СССР городские дома и электричество в селе, радио и телевидение, детские сады и пенициллин, все­общее бесплатное обучение и лечение. Да, все это было опла­чено морями крови, но в классовых обществах просто не бы­вает иначе.

Неоазиатские государства сыграли прогрессивную роль в развитии общества не только в своих странах, но и во всём мире. Дело в том, что эти государства приняли участие в борь­бе капиталистических монополий и принадлежащих им буржуазных государств за передел мира. В этой борьбе они использовали рабочее и национально-освободительное дви­жение как в развитых капстранах, так и в колониях и полуко­лониях. Поддержка рабочего и национально-освободительно­го движения в капстранах со стороны неоазиатских государств носила чем дальше, тем более ограниченный характер: с од­ной стороны, правители СССР и подобных ему государств на­уськивали пролетариев и угнетённые народы на буржуазию, с другой же стороны — всё чаще и чаще удерживали проле­тариат от «опрометчивых» попыток взять власть. Однако это всё-таки была поддержка, и она принесла населению капстран немало пользы.

Вот как описывает ситуацию в капиталистической эконо­мике программа IV Интернационала, написанная Л. Троц­ким: «Производительные силы человечества перестали расти. Новые изобретения и усовершенствования не ведут уже к по­вышению материального богатства. Конъюнктурные кризи­сы, в условиях социального кризиса всей капиталистической системы, обрушивают на массы всё более тяжкие лишения и страдания. Рост безработицы углубляет, в свою очередь, фи­нансовый кризис государства и подкапывает расшатанные де­нежные системы. Демократические правительства, как и фа­шистские, шествуют от одного банкротства к другому» .

Так все и было. Еще В. Ленин писал в работе «Империа­лизм, как высшая стадия капитализма»: «... самая глубокая экономическая основа империализма есть монополия. Это — монополия капиталистическая, т.е. выросшая из капитализ­ма и находящаяся в общей обстановке капитализма, товарно­го производства, конкуренции, в постоянном и безысходном противоречии с этой общей обстановкой. Но тем не менее, как и всякая монополия, она порождает неизбежно стремле­ние к застою и загниванию. Поскольку устанавливаются, хотя бы на время, монопольные цены, постольку исчезают до из­вестной степени побудительные причины к техническому, а следовательно, и ко всякому другому прогрессу, движению вперёд; постольку является далее экономическая возможность искусственно задерживать технический прогресс. Пример: в Америке некий Оуэнс изобрёл бутылочную машину, произ­водящую революцию в выделке бутылок. Немецкий картель бутылочных фабрикантов скупает патенты Оуэнса и кладёт их под сукно, задерживает их применение. Конечно, монопо­лия при капитализме никогда не может полностью и на очень долгое время устранить конкуренции с всемирного рынка. Конечно, возможность понизить издержки производства и повысить прибыль посредством введения технических улуч­шений действует в пользу изменений. Но тенденция к застою и загниванию, свойственная монополии, продолжает в свою очередь действовать, и в отдельных отраслях промышленно­сти, в отдельных странах, на известные промежутки времени она берёт верх».

Накануне Второй мировой войны эта тенденция взяла верх практически во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства капстран, за исключением предприятий, работав­ших на войну. Темпы роста производительности труда были близки к нулю; масса прибавочной стоимости продолжала прирастать почти исключительно за счёт ухудшения положе­ния пролетариев и прочих эксплуатируемых слоёв общества (особенно в колониях). Как следствие — рост рабочего и на­ционально-освободительного движения, давившего снизу на монополистический капитал. Это давление усиливалось хотя и ограниченной, но всё же поддержкой сбоку — со стороны первого в мире неоазиатского государства, СССР. В некоторых капстранах буржуазия ответила на давление снизу и сбоку приходом фашистов к власти. Рабочее движение внутри своих стран фашистские режимы обломали успешно, но их попытка справиться с СССР не увенчалась успехом: борьба за передел мира привела к войне государств, руководимых фашистами, не только с СССР, но и с другими империалистическими дер­жавами. В результате этой войны фашизм рухнул, число неоа- зиатских государств умножилось, колониальная система им­периализма начала разрушаться и, в конце концов, рухнула совсем (сменившись, впрочем, системой неоколониализма), рабочее движение в капстранах воспряло. Перед капитализ­мом встала угроза скорой погибели, и мировой буржуазии во­лей-неволей пришлось принять ряд мер, чтобы эту погибель отсрочить.

Во-первых, монополии пошли на значительные уступки пролетариату. В ряде стран были расширены экономические права пролетариата: расширялась сфера рабочего контроля, большие права получили профсоюзы, высокого уровня разви­тия достигла система социального обеспечения. Классические примеры такого рода мы находим в ФРГ, Австрии, скандинав­ских странах. Политические права пролетариата многих кап­стран тоже заметно расширились.

Во-вторых, стали шире вводиться и строже соблюдаться антимонопольные законы. Конкуренция, совсем было утра­тившая роль стимула к повышению производительности труда, вновь начала подхлестывать технический прогресс. Раз уж монополиям пришлось умерить свой произвол по отно­шению к пролетариату, то им приходилось увеличивать свои прибыли путем наращивания производительности труда. Производительные силы, развитие которых приостановилось было в промежутке между двумя мировыми войнами, стали прогрессировать.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика