Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости





РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.



Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Баннер


Скачать в PDF


Совершенствование кооперативного законодательства и концепция проекта федерального закона «О кооперации в Российской Федерации»


alt
Быстров Г.Е.

  

Интервью с Григорием Ефимовичем Быстровым, доктором юридических наук, профессором кафедры аграрного и земельного права Российского государственного аграрного университета - МСХА им. К. А. Тимирязева, академиком РАЕН, президентом Национальной ассоциации аграрного права, природоресурсного и экологического права, вице-президентом Европейского комитета аграрного права.

Bystrov G. E. UPGRADING OF THE COOPERATIVE LEGISLATION AND DRAFT CONCEPT OF THE FEDERAL LAW «ON COOPERATION IN THE RUSSIAN FEDERATION»

An interview with Grigory Efimovich Bystrov, Doctor of Law, Professor of the Chair of Agrarian and Land Law at the Russian State Agrarian University - Moscow Agricultural Academy named after K. A. Timiryazev, Academician of the Russian Academy of Natural Sciences, President of the National Association of Agricultural, Natural Resources and Ecological Laws, Vice-President of the European Committee of Agricultural Law.

      Визитная карточка:

Григорий Ефимович Быстров - выпускник юридического факультета Ленинградского государственного университета, до 1967 г. работал в органах прокуратуры. В 1969 г., по окончании аспирантуры юридического факультета Ленинградского государственного уни­верситета, защитил кандидатскую диссертацию, в 1987 г. - докторскую диссертацию, 12 октября 1989 г. решением Государственного комитета СССР по народному образованию ему присвоено звание профессора.

С 1969 по 1978 г. работал в высших учебных заведениях Ленинграда; с 1978 по 1988 г. - на юридическом факультете Московского го­сударственного университета; с марта 1988 по октябрь 2006 г. - заведующий кафедрой аграрного и экологического права Московской госу­дарственной юридической академии, с февраля 2007 г. до августа 2011 г. - заведующий кафедрой аграрного и земельного права, в настоящее время - профессор кафедры аграрного и земельного права Российского государственного университета - МСХА имени К. А. Тимирязева.

С1988 по 1996 г. - заместитель председателя Экспертного совета ВАК при Правительстве Российской Федерации по юридическим наукам; академик Международной академии информатизации; академик Российской академии естественных наук; академик Междуна­родной академии информатизационных процессов и технологий; президент Национальной ассоциации аграрного права, природоресурсного и экологического права; член Международной коллегии адвокатов; консультант и арбитр Brunswick Chambers Barristers.

Под научным руководством Г. Е. Быстрова защитили диссертации 4 доктора юридических наук и 18 кандидатов юридических наук. Им опубликовано более 350 научных работ общим объемом более 460 п. л. С начала 90-х годов Г. Е. Быстров основательно занима­ется исследованием проблем земельной и аграрной реформ в странах с переходной рыночной экономикой. Итогом таких исследований явилась его монография «Земельная и аграрная реформы в зарубежных странах: правовая теория и практика», получившая высокую оцен­ку юридической научной общественности России и других стран СНГ.

В 2009 г. издан Международный сборник научных трудов аграрных и юридических высших учебных заведений России, Украины, Белоруссии, Казахстана, других стран СНГ и государств ЕС «Правовое регулирование аграрных, земельных отношений, природопользования и охраны окру­жающей среды в сельском хозяйстве в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, других странах СНГ и государствах ЕС: состояние, проблемы, пути совершенствования» (том 1 «Правовое регулирование аграрных отношений в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, других странах СНГ и государствах ЕС: состояние, проблемы, пути совершенствования» - 30 п. л.; том 2 - «Правовое регулирование земельных отношений, природо­пользования и охраны окружающей среды в сельском хозяйстве в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, других странах СНГ и государствах ЕС: состояние, проблемы, пути совершенствования» - 30 п. л.), в котором ответственным редактором является профессор Г. Е. Быстров.

В марте 2010 г. изданы материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы правового регу­лирования аграрных, земельных отношений, природопользования и охраны окружающей среды в сельском хозяйстве» (35, 11 п. л.). Ее организаторами являются кафедра аграрного и земельного права РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, Российская ассоциация аграрного и природоресурсного права, кафедра земельного и экологического права РУДН. В сборник материалов Международной научно-практической конференции, ответственным редактором которого являются профессор Г. Е. Быстров и профессор В. Ф. Понька, включены доклады и научные сообщения по актуальным проблемам совершенствования правового регулирования аграрных отношений и развития агропродо- вольственных рынков; повышения роли государственного регулирования сельского хозяйства; усиления роли закона и нормативных право­вых актов, обеспечивающих развитие национальной кредитно-финансовой системы обслуживания сельскохозяйственных товаропроизво­дителей, продовольственную безопасность и повышение конкурентоспособности агропромышленного производства.

Г. Е. Быстров является ответственным редактором и соавтором учебников по аграрному праву, земельному праву и экологическому праву с грифом Министерства образования и науки Российской Федерации, по которым осуществляется подготовка юристов в юридиче­ских вузах России для работы в судебных и правоохранительных органах.

   В марте 2012 г. в Берлине в издательстве Lambert Academic Publishing издана монография Г. Е. Быстрова «Кооперативное законо­дательство России и государств ЕС», посвященная рассмотрению комплекса проблем, составляющих учение о правовой природе и сущ­ности кооператива как самостоятельной организационно-правовой формы, осуществляющей совместную экономическую деятельность в различных социально-экономических областях, в том числе и в сельском хозяйстве, с соблюдением действующего кооперативного за­конодательства, кооперативных принципов и ценностей.

В 2013 г. в Екатеринбурге издан базовый учебник «Аграрное право» (кн. 1 - Общая часть -17 п. л.; кн. 2 - Особенная часть -18 п. л.), курс лекций для студентов высших аграрных учебных заведений «Аграрная политика и аграрное право ЕС, Украины, Белоруссии и Казахстана» -11,9 п. л. (авторский коллектив: Г. Е. Быстров,Л. А. Биткова, В. В. Устюкова, отв. ред. д.ю.н, профессор Г. Е. Быстров, д.ю.н, профессор Б. А. Воронин).

В 2012 г. в Ульяновске издан учебник «Аграрное право» для студентов высших юридических учебных заведений (37 п. л.). Авторский кол­лектив: Г. Е. Быстров, Ю. Н. Андреев, Э. С. Навасардова, В. Е. Лукьяненко, Г. Г. Кузьмина и др. Отв. ред. д.ю.н., профессор Г. Е. Быстров, д.ю.н., профессор В. Е. Лукъяненко.

На 4 квартал 2014 г. в РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева запланировано издание учебника «Аграрное право» (Общая часть; Особенная часть; Специальная часть - Аграрное право стран СНГ и государств ЕС - 46,3 п. л.) для студентов высших юридических учебных заведений. Авторский коллектив: Г. Е. Быстров, Л. А. Биткова, В. В. Устюкова, Ю. Н. Андреев, Э. С. Навасардова, В. Е. Лукьяненко, Г. Г. Кузьмина и др. Отв. ред. д.ю.н., профессор Г. Е. Быстров.

На 2 квартал 2015 г. в издательстве «Проспект» запланирована публикация в рамках Российского благотворительного фонда в Лон­доне учебника «Аграрное право». Книга 1 - Общая часть - 20,5 п. л. для студентов Таврического государственного университета. Автор­ский коллектив: Г. Е. Быстров,Л. А. Биткова, В. В. Устюкова. Отв. ред. д.ю.н., профессор Г. Е. Быстров.

На 4 квартал 2015 г. в издательстве «Проспект» запланирована публикация в рамках Российского благотворительного фонда в Лондоне учебника «Аграрное право». Книга 2 - Особенная часть - 43,63 п. л. для студентов Таврического государственного университета. Авторский коллектив: Г. Е. Быстров, Ю. Н. Андреев, Э. С. Навасардова, В. Е. Лукьяненко, Н. Г. Кузьмина и др. Отв. ред. д.ю.н., профессор Г. Е. Быстров.

Григорий Ефимович Быстров активно участвует в рабочих группах российских законодательных органов по подготовке важнейших зако­нопроектов, формирующих правовую основу для осуществления в России земельной и аграрной реформ, формирования и развития ипотечных земельных и агропродовольственных рынков, государственного регулирования предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве.

Особую значимость имеет практическая деятельность Г. Е. Быстрова, которая связана с его работой в федеральных законодатель­ных и исполнительных органах государственной власти в качестве эксперта по программе организационно-правового обеспечения государ­ственного регулирования, энергетической безопасности и охраны окружающей среды в сфере природопользования.

В качестве члена научно-консультативных советов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ ведет активную дея­тельность по обобщению судебной и арбитражной практики, способствуя тем самым укреплению законности, правопорядка и охране основ конституционного строя.

Известна большая практическая деятельность Г. Е. Быстрова, который представлял Государственную Думу Российской Федера­ции в Конституционном Суде Российской Федерации по спору о конституционности некоторых положений Лесного кодекса Российской Федерации и Правительство Российской Федерации в Верховном Суде Российской Федерации по спору, связанному с переводом лесных земель в нелесные в лесах первой группы. За активную деятельность по защите экологических прав граждан в Конституционном Суде Российской Федерации и в Верховном Суде Российской Федерации Г. Е. Быстрову присвоен классный чин генерал-лейтенанта Российской государственной службы лесного хозяйства.

Осуществляет активную деятельность по укреплению международного правового сотрудничества российских специалистов с юри­дическими научно-исследовательскими учреждениями и вузами стран СНГ, является организатором крупных международных научных конгрессов в Москве, Минске, Айове (США), Берлине с участием стран СНГ и государств Балтии, Великобритании, Франции, Герма­нии, Италии, Испании, Бельгии, США по проблемам совершенствования природоресурсного, энергетического, экологического и аграрно­го законодательства в условиях реализации экономической реформы и формирования в России демократического правового государства. Участвовал в работе крупных Международных научных конгрессов в Лондоне, Мадриде, Альмерии, Париже, Страсбурге, Берлине, Бонне, Киле, Вашингтоне, Сиэтле, Де-Мойне, Ванкувере, Праге, Будапеште, Зальцбурге, Корсике, Мехико, Неаполе, Люцерне по проблемам при­родоресурсного права, земельного права, аграрного права, энергетического и экологического права.

Научные исследования Г. Е. Быстрова отличаются фундаментальностью, принципиальностью, эрудицией, широкой правовой куль­турой. Благодаря этому он получил признание как ученый-юрист не только среди ученых и практических работников в России, но и в странах СНГ и европейских странах, в США, Канаде, Мексике. Является вице-президентом Европейского комитета по аграрному праву.


******************************************************************************************************


-      Уважаемый Григорий Ефимович, какова история развития российской кооперации и насколько обосно­ванной и логичной является постановка вопроса о совер­шенствовании кооперативного законодательства и кон­цепции проекта Федерального закона «О кооперации в Российской Федерации»?

-     
История российской кооперации началась за 30 лет до отмены крепостного права. Ее интенсивное развитие относит­ся к послереформенному периоду, когда под влиянием ли­беральных реформ 60-80-х годов Х1Х в. возникли различные формы кооперативов. Это были кустарно-производственные кооперативы, общества потребителей, ссудо-сберегательные товарищества, сыроваренные артели, которые объединяли ра­бочих, крестьян, ремесленников для того, чтобы избавить их от безработицы, бедности, нищеты, защищать их интересы, удов­летворять их материальные и духовные потребности.

Термин «кооператив» в российском законодательстве XIX в. рассматривался в качестве организационно-правовой формы предприятия, функционирующей на бесприбыльной основе. Ко­оперативная форма хозяйствования позволяет распределять по принципу справедливости риски и ответственность, права и выго­ды от совместной деятельности, возлагает на членов кооператива обязанность использовать услуги своего кооператива и обеспечи­вать капитал, обязывает кооператив предоставлять преимуще­ственно, но не исключительно услуги членам кооператива.

Кооперация развивается как форма экономической де­мократии, социальный сектор рыночной экономики. Она рассматривается как ассоциация лиц, объединившихся для создания демократической хозяйственной организации, осно­ванной на принципах равенства, единственной целью которой является оказание услуг своим членам.

В странах с развитой рыночной экономикой производ­ственные кооперативы не получили широкого распростра­нения. Потребности частного оборота в этих странах вызвали достаточно развитое законодательство, регулирующее коллек­тивное предпринимательство при производстве сельскохозяй­ственной продукции такими организационно-правовыми фор­мами коммерческих организаций, как акционерные общества, партнерства, корпорации, ассоциации, общества и т. п.

Во многих странах (Франция, Бельгия, Германия, Ав­стрия) кооперативы трактовались как торговые товарищества. По этой причине к ним применялись правила торгового пра­ва по вопросам счетоводства, публичной отчетности, подсуд­ности торговым судам, где они функционировали.

    -     Не могли бы Вы с точки зрения Ваших фундамен­тальных научных исследований дать историко-правовой анализ понятия кооператива?

-     Традиционно в законодательстве и правовой доктрине кооператив рассматривался в качестве особой организацион­но-правовой формы предприятия, которая отличается от ак­ционерных обществ тем, что в кооперативе объединяется не капитал, а совместный труд.

Видный теоретик отечественной кооперации А. В. Чаянов по­нятие кооперации рассматривал в двух аспектах: «кооперативное предприятие» и «кооперативное движение» - и выделял особые признаки кооператива как организованной на коллективных нача­лах экономической деятельности группы лиц, призванной обслу­живать интересы этой группы. Для правового статуса кооператив­ного предприятия характерно то, что кооперативная деятельность несовместима с целью достижения высокой прибыльности.

Для кооперативного предприятия получение наибольшей чи­стой прибыли, в отличие от частного торговца, отходит на второе место. Кооперативное предприятие «никогда не может иметь соб­ственные интересы, лежащие вне интересов создавших его членов; это предприятие, обслуживающее своих клиентов, которые явля­ются его хозяевами и строят его управление так, чтобы оно было не­посредственно ответственно перед ним и только перед ними»1.

Сказанное в полной мере относится и к законодательству о кредитных товариществах, возникших в 60-е годы XIX в. Здесь главным источником кредитования крестьян, которые работа­ли на рынок и пользовались услугами рынка, служили займы государственного банка, земств и частных лиц. Крестьяне могли пользоваться ссудами кредитного товарищества, не участвуя в создании их капитала. На них возлагалась лишь обязанность выплачивать проценты за полученные ссуды, за счет чего това­рищества выплачивали взятые ими со стороны средства.

     -     Каково влияние на российское кооперативное за­конодательство законодательства Германии о кредитных кооперативах ?

-     В Германии в 1866 г. волостной старшина Райффейзен из­дал книгу «Кредитные товарищества как средство уничтожения нищеты». Тремя годами позже им было создано первое такое товарищество, которое функционировало как сберегательная касса и выдавало ссуды кредитоспособным членам за соответ­ствующий процент исключительно на хозяйственные цели.

Кооперативы организовали сбыт продукции сельского хозяйства. Их отличительной чертой было отрицание паевого капитала, так как они объединяли лиц, не обладающих денеж­ным капиталом. Беспаевые товарищества, которые получили наименование кредитных товариществ, получили широкое распространение и в России. Такие кооперативы возникали по инициативе государства, которое предоставляло ссуды кре­дитным товариществам и контролировало их деятельность.

Предусматривалась выдача краткосрочных ссуд сроком до 12 месяцев и долгосрочных ссуд до 5 лет за счет допол­нительных займов и вкладов. Достаточно широкими были формы обеспечения ссуд. Наряду с личным доверием и по­ручительством допускалась выдача ссуд под залог сельскохо­зяйственной продукции, ремесленных и кустарных изделий, а также под залог недвижимого имущества, принадлежащего залогодателю на праве полной собственности.

Другой формой кредитных кооперативов были ссудо­сберегательные товарищества, которые выдавали дешевый и доступный кредит крестьянам на аренду земли, покупку ин­вентаря, рабочего скота, коров, семян, расширение торговли и другие нужды. В основу создания таких кооперативных то­вариществ был положен опыт ссудо-сберегательных товари­ществ Германии, которые вошли в историю кооперативного движения как кооперативы Шульце-Делича.

Главным достоинством законодательства о ссудо-сбере­гательных товариществах было предоставление ими кредита, которое не требовало имущественного залога, под гарантию личной порядочности должника и под круговую ответствен­ность всех членов кооператива. Члены ссудного товарищества вместо того, чтобы занимать деньги у ростовщиков и платить огромные проценты, получали кредиты от товарищества на более выгодных условиях. Законодательно была решена таким образом сложная и важная задача: членам кооператива предо­ставлялась возможность получения дешевых кредитов без вся­кого материального обеспечения полученной суммы.

Во второй половине XIX в. в России были приняты и норма­тивные правовые акты (нормальные и образцовые уставы), регу­лирующие деятельность потребительских обществ, кустарных и ремесленных артелей, обществ поощрения земледелия и сельской промышленности, ссудо-сберегательных и кредитных товари­ществ, сельскохозяйственных обществ, трудовых артелей, сельско­хозяйственных товариществ, которые были подчинены действию частного права. Нормальные уставы сельскохозяйственных това­риществ и обществ, законы, регулирующие деятельность отдель­ных видов кооперативов: трудовых артелей, биржевых артелей, учреждений мелкого кредита - характеризовали кооперативы как организации, которые имеют иную правовую природу, нежели коммерческие предприятия или гражданские товарищества.

   - Какие формы кооперации получили наиболее ши­рокое распространение в пореформенной России?

-     В пореформенной России традиционно доминировал артельный тип кооперации в сельском хозяйстве. Такие коопе­ративы строили свою деятельность на началах, далеких от пре­следования каких-либо коммерческих целей, т. е. на началах взаимопомощи и поддержки самодеятельного крестьянства.

В правовой доктрине и в законодательстве XIX-XX веков доминировало мнение о том, что кооператив является орга­низационно-правовой формой предприятия, в котором объ­единялся не капитал, а совместный труд. Особым, не регули­руемым гражданским законодательством видом товариществ, являлись трудовые артели. Положение об артелях трудовых 1882 г. определяет трудовую артель как товарищество, обра­зовавшееся для определенных работ или промыслов, а также для направления служб и должностей личным трудом участ­ников, за общий их счет и круговою их порукою.

Из этого определения видно по обоснованному убежде­нию профессора Д. И. Мейера, что «в артели на первый план выступает личный, трудовой элемент, а не имущественный; соединяются люди в товарищество не для приобретения иму­щества и извлечения выгоды непосредственно из него, а для совместной работы, посредством которой, конечно, тоже из­влекают имущественную выгоду, но средством тут является, прежде всего, не имущественный оборот, а общий труд...

Во-вторых, характерной чертой артели закон выставляет круговую поруку - это, если можно так выразиться, особый привесок к товарищескому единению в виде солидарного обя­зательства, которое принимают на себя члены артели перед третьими лицами. Существуют артели и без такого привеска, но закон регламентирует лишь такие артели, которые постро­ены на начале круговой ответственности».

Такая трактовка артельного товарищества, для которого ха­рактерно совместное личное трудовое участие его участников «за общий счет и с круговой порукою», была достаточно четко выражена в проекте пятой книги Гражданского уложения о то­вариществах, где был особенно выделен раздел об артелях, в про­екте Положения о трудовых товариществах и артелях 1901 г. Оба законопроекта подчеркивали четыре отличительных признака артели, отделяющие кооператив от различных товариществ капи­талистического типа, товариществ полных и на вере, акционерных компаний: 1) хозяйственная цель, которая заключается в совмест­ном занятии каким-либо промыслом; 2) равноправие ее членов; 3) обязательность личного труда; 4) круговая ответственность.

   -  Как Вы оцениваете понятие кооператива, закре­пленное единым общим законом о кооперативных това­риществах и их союзах, утвержденным Временным пра­вительством России 20 марта 1917 г., и может ли быть это понятие использовано при разработке нового Федераль­ного закона РФ «О кооперации в Российской Федерации»?

-      Положение о кооперативных товариществах и их союзах от 20 марта 1917 г. было первым российским общим законом о кооперации, которым регулировалась деятельность всех ви­дов кооперативов как добровольных объединений лиц, дей­ствующих на основе равноправия их членов и переменности их состава, в целях их хозяйственного и духовного роста, путем совместной организации как хозяйственной, так и культурно­просветительской работы. Закон выделял в качестве нового лица, субъекта гражданского и крестьянского права кооперати­вы, которые характеризовались как товарищества и отличались от коммерческих предприятий и гражданских обществ тем, что строили свою деятельность на бесприбыльных началах, на на­чалах взаимопомощи и поддержки членов кооператива.

Положение о кооперативных товариществах и их союзах от 20 марта 1917 г. распространялось на все виды и формы ко­оперативов. Закон поддерживал ссудо-сберегательные и кре­дитные товарищества, расширял сферу кооперативной дея­тельности потребительских обществ, кооперативов в области сбыта, снабжения, переработки сельскохозяйственной про­дукции, предоставлял налоговые льготы мелким потребитель­ским обществам. Xозяйственному укреплению кооперации способствовали правительственные заказы в области закупок и сбыта. В данном законе содержался полный набор правовых норм, которыми должен руководствоваться кооператив.

В кооперативе объединяется не капитал, а совместный труд. Основная цель кооператива состоит в том, чтобы объеди­нить в особую организацию тех, кто на добровольной основе со­единяет свои усилия для достижения общих задач или для удов­летворения общих интересов путем личного трудового участия и объединения усилий всех партнеров или членов кооператива. В основу правового регулирования кооперативов были заложе­ны, таким образом, принципы Рочдейла, по крайней мере, те минимальные требования, которые были позже официально признаны Международным кооперативным альянсом (МКА).

Закон от 20 марта 1917 г. являлся важным правовым средством защиты кооперативного движения от произвола, обеспечивал право на свободное, открытое и независимое су­ществование кооперативов, гарантировал распределение по принципу справедливости рисков и ответственности, прав и выгод от совместной деятельности членов кооператива, был одним из совершенных образцов кодификационных работ по кооперативному законодательству. Этот важнейший норма­тивный правовой акт и в современных условиях может быть использован при совершенствовании кооперативного законо­дательства России при разработке единого общего закона о кооперации в Российской Федерации.

  -   Каковы основные причины, которые препятствуют в современных условиях развитию кооперации как фор­мы экономической демократии, социальному сектору ры­ночной экономики как ассоциации лиц, объединившихся для создания демократической хозяйственной организа­ции, основанной на принципах равенства, единственной целью которой является оказание услуг своим членам в крупных масштабах своими силами и в своих интересах?

-     Несмотря на изобилие нормативных правовых актов об аграрной и земельной реформе, после принятия в 1994 г. ГК РФ и в 1995 г. Федерального закона «О сельскохозяйственной коопе­рации» не все сельскохозяйственные производственные коопера­тивы (CXnK) смогли адаптироваться к условиям рыночной эко­номики. Во второй половине 90-х годов возник аграрный кризис. Причин тому множество. Есть причины экономического и поли­тического характера. Во многом они носят общий характер и свя­заны с неблагоприятными финансовыми условиями деятельно­сти предпринимателей. Это неплатежи, диспаритет цен, резкое сокращение государством финансовой поддержки фермерских хозяйств и CXOK, сохранение зависимости сельскохозяйственных товаропроизводителей от прежних монопольных структур в сфе­ре агросервиса, торговле и переработке, отсутствие или слабость кооперативной структуры на региональном уровне, низкий уро­вень информированности и знаний сельских предпринимателей, крестьян о преимуществах кооперации, отсутствие квалифициро­ванных кадров по сельскохозяйственной кооперации.

Действующее законодательство не учитывает в полной мере социальную сущность CXDK, в которых занято на селе более чем 800 тыс. сельских жителей, что составляет более 14% всех занятых в сельском хозяйстве.

Сложными являются процедуры получения CXDK ин­вестиций. Они не имеют каких-либо преимуществ в госу­дарственной поддержке. Большинство СXПK работает на арендованной, а не на собственной земле, что снижает их устойчивость. Сложившийся для целей оказания государ­ственной поддержки подход не относит СXПK к «малым формам хозяйствования на селе», даже если они отвечают критериям, установленным для субъекта малого предприни­мательства (около 35% всех CXDK).

В настоящее время нередки случаи нарушения коопера­тивных принципов со стороны органов управления СXПK, не­законного присвоения их имущества путем умышленного бан­кротства, рейдерских захватов, незаконного преобразования в иные организационно-правовые формы юридических лиц. В результате члены СХПК нередко остаются без своих имуще­ственных паев, без земли и без работы.

В силу названных причин численность СХПК за последние годы постоянно снижается. На 1 января 2012 г. их число составило 10 319, что на 33% меньше в сравнении с 2011 г. По расчетам Минэ­кономразвития России на основании данных ФНС России и Рос­стата количество субъектов малого предпринимательства в сель­ском хозяйстве с 1 января 2012 г. по 1 января 2013 г. уменьшилось на 14,7%. В этой связи требуются срочные меры государственной поддержки СХПК. К важнейшим из них относятся:

-     законодательное признание особой роли и места СХПК в экономике и социальной сфере села современной России;

-     приоритетное выделение долгосрочных субсидирован­ных кредитов на выкуп арендуемой земли и земельных долей в собственность СХПК;

-     широкое вовлечение СХПК в сельскохозяйственную по­требительскую кооперацию;

-     принятие мер по усилению контроля деятельности СХПК и защите прав и законных интересов их членов.


    -     Видимо, болезненное и кризисное положение коо­перативов в современных условиях имеет не только эко­номические и политические причины, связанные с не­благоприятными финансовыми условиями деятельности предпринимателей. Есть причины и чисто правового ха­рактера. Каковы эти причины, по Вашему мнению?

-     Причин правого характера кризиса кооперативов мно­жество. Главная из них состоит в том, что действующее и про­ектируемое кооперативное законодательство не учитывает дореволюционный исторический и современный зарубежный опыт развития кооперации, основанный на принципах иден­тичности кооперативов, сформулированных Международным кооперативным альянсом.

Кооперативы получили широкое распространение во всех областях социальной и экономической жизни, их сфор­мировано столько типов, сколько у людей возникает экономи­ческих потребностей либо интересов. В Рекомендациях МОТ 2002 г. «О содействии развитию кооперации» закрепляется принципиально важное положение: «Признается, что коо­перативы действуют во всех секторах экономики. Настоящая Рекомендация относится ко всем видам кооперативов». Тем самым Рекомендация призывает к устранению каких-либо ограничений сфер деятельности кооперативов, подчеркивает их универсальность. Отнесение же Рекомендации ко всем ви­дам и формам кооперативов подтверждает их идентичность.

Современное зарубежное законодательство поддерживает традиционный взгляд на кооператив как на бесприбыльную ор­ганизацию, закрепляет всемирно признанные принципы и цен­ности и рассматривает кооператив как совместную форму эко­номической деятельности, осуществляемую для удовлетворения материальных, социальных, культурных и иных потребностей членов общества за счет результатов его деятельности. Авторское определение кооператива базируется на понимании того, что кооперативом является коллективная организация, обладающая правами юридического лица и собственной юридической при­родой, учрежденная лицами, добровольно объединившимися и вошедшими в состав кооператива для обеспечения потребностей или интересов своих членов через образование ассоциирован­ной или предпринимательской организации, имеющий пере­менный капитал, достаточный для выполнения задач общества и осуществления предпринимательской деятельности, которая регулируется кооперативным законодательством и основывается на собственных принципах, выражающихся в свободном всту­плении в общество, демократическом управлении, ограничении дохода на вложенный капитал, взаимопомощи и солидарности, создании общественных фондов, образовании и деятельности в интересах членов кооператива.

В противоположность предприятиям чисто капиталисти­ческого типа, основанным на безграничности либерализма, с од­ной стороны, и хозяйствам марксистского коллективного типа, в которых труд никогда не учитывался в праве собственности, рисках и обязательствах предприятия, с другой стороны, коопе­ративы во всем мире, в том числе и в России, возникали и раз­вивались в качестве объединения хозяйственной деятельности людей на основе безусловного признания свободы личности от государства, частной собственности и инициативы.

Статьи 106.1, 123.1 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ) сохраняют старые подходы к понятию кооператива, закрепленные в статьях 107 и 116 ГК РФ 1994 г., и не позволяют закрепить правовое устройство кооперативной системы как самостоятельного сектора экономики. В Феде­ральном законе от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ повторяется ничем не­обоснованная классификация кооперативов на коммерческие (производственные) и некоммерческие (потребительские) коо­перативы, данная в ГК РФ 1994 г.

В действительности кооперативы не следует относить к коммерческим либо некоммерческим организациям, так как такое определение цели производственных кооперативов, как извлечение прибыли, противоречит общепринятому в мире понятию кооператива как бесприбыльной организации, для которой извлечение прибыли не самоцель, а средство для наи­более полного удовлетворения материальных и иных потреб­ностей членов кооператива, в первую очередь в обеспечении их рабочими местами и соответствующим вознаграждением за труд.

Данная организационно-правовая форма, предназначен­ная для кооперативов, которые получили широкое распро­странение во всех областях социальной и экономической жиз­ни народов, сформировавших столько типов кооперативов, сколько возникает экономических потребностей либо инте­ресов, нашла свое отражение в Декларации о кооперативной идентичности, принятой ХХХ1 Конгрессом Международного кооперативного альянса, в соответствии с которой кооператив, вне зависимости от вида и формы, - одно характерное соци­альное явление.

В статьях 106.1 и 123.2 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ) не воспринимаются многие новации из практики МКА, который рассматривает кооперативное законо­дательство как способ установления справедливости в решении социально-экономических проблем в странах с переходной рыночной экономикой. В сбалансированном обществе долж­ны существовать сильный государственный и частный сектора, сильные кооперативы, общества взаимопомощи, неправитель­ственные организации. Именно в этом контексте правительства должны формировать политику и определять рамки, которые соответствовали бы характеру и функциям кооперативов.

В докладе Генерального Секретаря ООН относительно места и роли кооперативов с учетом новых социально-эко­номических тенденций, опубликованном в августе 1996 г. и представленном на рассмотрение 51-й сессии Генеральной ас­самблеи ООН, выделен специальный раздел «Кооперативы и развитие предпринимательской деятельности». При этом осо­бо обращается внимание на то, что «предпринимательская де­ятельность частного сектора, организованного на кооператив­ной основе, делает значительный вклад в создание различных экономических благ. Кооперативы являются альтернативной формой организации экономики в интересах одновременно и производителей, и потребителей».

Потребности частного оборота земли в современной Рос­сии требуют создания достаточно развитого законодательства, подкрепления статуса кооперативов соответствующими кор­поративными нормами, системой национальных, региональ­ных и международных стандартов кооперативного движения. В рамках единого закона о кооперативах должны быть закре­плены понятие кооператива, функционирующего на основе общепризнанных кооперативных принципов, роль, место и значение кооперативов в социально-экономической стратегии Российского государства, принципы кооперации, классифи­кация и особенности создания и функционирования коопе­ративов, формы взаимодействия государства и кооперативов, способы и методы поддержки государством различных видов кооперативов.

Нормами статей 106.1 и 123.1 Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ признаны утратившими силу положе­ния статей 107 и 116 ГК РФ 1994 г. о том, что регулирование деятельности кооперативов в России осуществляется двумя от­дельными законами: о производственных и потребительских кооперативах. Современный законодатель допускает, таким образом, возможность создания не двух законов о производ­ственных кооперативах и о потребительских кооперативах, а объединения многочисленных специальных законов о статусе кооперативов в единый общий закон о кооперативах, регули­рующий деятельность как производственных, так и потреби­тельских кооперативов.

    -     Известно, что в марте 2012 г. в Берлине в издательстве Lambert Academic Publishing издана Ваша монография «Ко­оперативное законодательство России и государств ЕС». Что выявило проведенное Вами исследование правовой природы и сущности кооперативов как самостоятельной организационно-правовой формы, осуществляющей со­вместную социально-экономическую деятельность в раз­личных социально-экономических областях, в том числе и в сельском хозяйстве, и к каким выводам по проблемам совершенствования кооперативного законодательства России Вы пришли?

-     В результате научного исследования было установлено, что в государствах ЕС и Европейской ассоциации свободной торговли первые кооперативы возникли задолго до появления специального кооперативного законодательства. По этой причи­не их правовой статус определялся общим законодательством и правовыми нормами, относящимися к ассоциированным пред­приятиям и другим подобным организациям. Так, в Англии коо­перативы учреждались на основании «Закона об обществах взаи­мопомощи», который в 1852 г. сменил «Закон о промышленных обществах и обществах взаимного страхования». Этот важней­ший источник гражданского и кооперативного права (с измене­ниями от 2 июня 1965 г.) действует до настоящего времени, регу­лируя деятельность кооперативов в Соединенном Королевстве.

Во Франции «Закон об акционерных обществах» 1867 г. имел отдельную главу, посвященную кооперативам, которые рассматривались как общества с переменным капиталом. Позднее были приняты отдельные законы, касающиеся коопе­ративов различного типа.

Международная организация труда в специальном иссле­довании, посвященном кооперативному законодательству, от­метила, что помимо указанного английского закона до сих пор продолжают действовать такие старые законодательные акты, как австрийский закон 1863 г. и германский закон 1892 г. По­следний продолжал действовать в ФРГ, но в ГДР он был отменен в 1950 г. и до объединения Германии деятельность кооперати­вов регулировалась только их уставами.

МОТ разделяет все страны на две группы в зависимости от того, в какой момент кооперативное движение стало регули­роваться в них отдельным кооперативным законодательством:

-     страны, в которых кооперативное движение возникло до принятия специальных законов о кооперативах;

-     страны, находившиеся в тех же условиях, в которых не была проведена кодификация кооперативного законодатель­ства, однако были приняты законодательные акты об отдельных видах кооперативов либо законодательные акты о кооперати­вах в отдельных субъектах федерации либо конфедерации.

К странам, в которых возникновению кооперативного дви­жения предшествовала кодификация кооперативного законо­дательства, относятся 13 стран Африки и Латинской Америки, в 9 из которых кооперативное движение так и не возникло, по крайней мере, на момент публикации исследования МОТ.

В большинстве европейских стран (Франции, Германии, Бель­гии, Голландии, Австрии, Италии, Швейцарии и др. государств) начиная с 60-х гг. XIX в. правовое положение кооперативов регу­лировалось единым законом. Все большее число стран принимает общее кооперативное законодательство, распространяющееся на все виды кооперативов, за исключением кредитных кооперативов, для которых принято особое законодательство. В ряде государств поддерживается существование самостоятельной отрасли коопе­ративного законодательства (Бразилия, Венгрия, Германия, Индия (на федеральном уровне и уровне штатов), Иордания, Испания, Кения, Кот-д'Ивуар, Мексика и Таиланд).

Существуют, конечно, и иные формы кодификации коо­перативного законодательства. В ряде стран действуют законы, регулирующие правовое положение конкретных видов коопе­ративов в различных секторах экономики (Румыния, Уругвай, Эфиопия, Япония и др.). Самостоятельные разделы в общих законах содержатся в таких странах, как Швейцария (Граж­данский кодекс), Бельгия, Гвинея (Торговый кодекс), Франция (Аграрный кодекс). В некоторых странах (Дания, Китай, Нор­вегия и в некоторых штатах США) отсутствует специальное за­конодательство о кооперативах.

Своеобразные формы имеет кооперативное законода­тельство в государствах с федеративной формой государствен­ного устройства: общее федеративное кооперативное зако­нодательство, но без законодательства в административных единицах (например, в Бразилии, Германии); без федерально­го законодательства, но с кооперативным законодательством в административных единицах (например, в Австралии, США); федеральное законодательство и законодательство в админи­стративных единицах (например, в Канаде, Индии).

    -   Уделяли ли Вы внимание при разработке концеп­ции совершенствования российского кооперативного за­конодательства, направленного на создание условий для стабильного функционирования и развития социального сектора экономики, Рекомендациям МКА 1992 г. по про­блемам содействия развитию кооперативов?

-     Значительное внимание при исследовании правовой док­трины зарубежного кооперативного законодательства уделено анализу международных документов: докладов Генерального Се­кретаря, Генеральной ассамблеи ООН, Международного бюро труда, национальных и международных организаций коопе­ративов об их деятельности, направленной на использование и увеличение вклада кооперативов в социальное развитие в части искоренения нищеты, создания полной и производительной за­нятости и углубления социальной интеграции. В международных документах содержится ряд важных положений, которые имеют особое значение для России и других стран СНГ с переходной эко­номикой, стремящихся адаптироваться к условиям рыночных от­ношений. В сбалансированном обществе должны сосуществовать сильный государственный и частный сектора, а также сильные кооперативы, общества взаимопомощи, неправительственные организации. Именно в этом контексте правительства должны формировать политику и определять правовые рамки, которые соответствовали бы характеру и функциям кооперативов.

   -     К каким выводам Вы пришли, изучив правовую док­трину государств ЕС, Европейской ассоциации свободной торговли и международных организаций по проблемам кооперативов в процессе социального развития?

-     Более чем 20-летняя работа по изучению правовой доктри­ны развития кооперации в зарубежных странах позволяет заклю­чить, что независимо от стран и исторических эпох кооперация в структуре трехсекторной экономики (государственная, соци­альная, частная) занимает ведущее место в социальном секторе. Это и предопределяет соответствующие принципы и подходы к формированию законодательства о кооперации, направленного на обеспечение участникам кооперативных отношений их прав и охраняемых законом интересов. Важнейшей отличительной чертой кооперации является социальная направленность хозяй­ственной деятельности. Kооперативные объединения - это фор­ма защиты населения от посягательств на его экономические ин­тересы, главным из которых является получение необходимого количества жизненных ресурсов. Именно потому ведущую роль в кооперативном движении все более и более играет не столько производственная, сколько кооперация потребительская, на­правленная на удовлетворение потребностей людей.

Поэтому в современных условиях существует настоятель­ная необходимость приспособить общее гражданско-правовое учение о физических и юридических лицах к современным особенностям сельского хозяйства и определить особенности правового положения сельскохозяйственных кооперативов, как производственных, в сфере производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия, так и производственного обслу­живания, реализации продукции, кредитования, страхования.

Все это требует с учетом зарубежного правового опыта принятия не только общего федерального закона о коопера­тивах, но и внесения соответствующих изменений в IK РФ. Главная задача здесь состоит в том, чтобы создать благоприят­ный правовой режим деятельности кооперативов, обеспечить доступ сельскохозяйственных кооперативов к государственной кредитной и финансовой поддержке.

     -     Григорий Ефимович, поскольку мы заговорили о концепции проекта Федерального закона «О кооперации в Российской Федерации», я бы хотел подробнее расспро­сить Вас о том, какие проблемы должны быть решены в проекте этого общего единого федерального закона о ко­операции?

-     IK РФ не проводит четкой дифференциации между кооперативами и коммерческими организациями, относит производственные кооперативы к коммерческим организаци­ям наряду с хозяйственными обществами и товариществами. По этой причине в общественном мнении утрачивается по­нимание сущности кооперативов как социального явления, и предпочтение отдается таким формам коммерческой деятель­ности, как акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью. IK РФ не только ограничивает возможность выбора сельскохозяйственных кооперативов этими двумя ви­дами кооперативов (производственный и потребительский), но и относит к производственным и потребительским коо­перативам несвойственные им и противоречащие мировой практике виды и принципы организации их деятельности.

Действующим законодательством предопределено, что кооперация в России развивается по направлениям деятель­ности, отражая их функциональную специфику (производ­ственная, потребительская) и отраслевую принадлежность (сельскохозяйственная, садово-огородническая, строительная, жилищная и др.).

Такая ориентация в обеспечении правового регулирова­ния кооперации не дает возможности создать завершенную правовую конструкцию ее системы. Она создает трудности, а по некоторым вопросам и определенные препятствия для углубленной проработки положений по налоговому и цено­вому регулированию, а также финансовому и материально­техническому обеспечению.

Kонцепция развития системы сельской кооперации на период до 2020 года выделяет четыре направления совершен­ствования кооперативного законодательства. В рамках первого направления уже начата работа по реформированию граж­данского законодательства. В первоочередном порядке должен быть разработан и принят Федеральный закон «О кооперации в Российской Федерации», в соответствие с которым должно быть приведено действующее законодательство об отдельных видах кооперативов.

В рамках второго направления совершенствования ко­оперативного законодательства должны быть внесены из­менения и дополнения в IK РФ, в котором должна быть за­креплена трехчленная классификация юридических лиц: коммерческие, некоммерческие и кооперативные органи­зации. Правовое регулирование кооперативов может быть выделено в IK РФ в отдельный раздел «^оперативы и их объединения». При этом должно быть закреплено единое понятие кооператива как объединения совместной хозяй­ственной деятельности людей, связанных одной общей целью

-   удовлетворение материальных и культурных потребностей его членов. Необходимо приблизить правовое определение кооператива, изложение его целей и принципов, основы об­разования и функционирования к общепризнанным между­народным нормам, приведенным в Декларации MKA «О ко­оперативной идентичности», Рекомендации МОТ 2002 г. «О содействии развитию кооперации», Резолюции 56-й сессии Генеральной ассамблеи ООН «^оперативы в процессе соци­ального развития».

В рамках третьего направления совершенствования коо­перативного законодательства должен быть разработан новый Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации», который должен закрепить срочные меры государственной поддержки сельскохозяйственных производственных коопера­тивов. K важнейшим из них Президиум Россельхозакадемии относит:

-    законодательное признание особой роли и места СПХ в экономике и социальной сфере села современной России;

-    приоритетное выделение долгосрочных субсидирован­ных кредитов на выкуп арендуемой земли и земельных долей в собственность СП^;

-    широкое вовлечение GQK в сельскохозяйственную по­требительскую кооперацию;

-    принятие мер по усилению контроля деятельности СПХ и защиты прав и законных интересов их членов.

В новом законе «О сельскохозяйственной кооперации» должны быть закреплены меры по созданию благоприятной законодательной среды для развития кооперативного пред­принимательства. В частности, необходимо установить, что кооперативы, исходя из характера и объема хозяйственной деятельности, обладают правами субъектов малого предпри­нимательства и могут пользоваться всеми формами государ­ственной поддержки, предусмотренной законодательством.

В рамках четвертого направления совершенствования ко­оперативного законодательства должны быть отменены зако­нодательные и иные ограничения на пути создания коопера­тивных банков, кооперативных страховых обществ, кредитных кооперативов, создаваемых как гражданами, так и юридиче­скими лицами, негосударственных пенсионных фондов, дру­гих финансовых учреждений, а также предоставления коопе­ративам права участия на рынке ценных бумаг.

    -  Уважаемый профессор, как Вы оцениваете перспек­тивы развития системы кооперативного кредита в России?

-     Необходимо внести изменения в российское банков­ское законодательство, дополнив юридический статус кре­дитных организаций кооперативной формой и сформировав к ним особые надзорные и регулятивные функции. Коопера­тивные банки, в случае законодательного признания их пра­вового статуса, на первых этапах своего становления должны получить масштабную поддержку со стороны государства и контролируемых им системно значимых банков и институтов развития.

В силу ряда объективных и субъективных причин - ри­скованности большинства видов сельскохозяйственного про­изводства, недостаточного уровня государственной бюджет­ной поддержки и способов страхования аграрных рисков, постоянного роста издержек и слабого влияния на ценовую политику оптово-розничных торговых сетей, слабой матери­альной базы и явного недостатка доказанного обеспечения взятых и будущих финансовых и кредитных обязательств, слабого интереса коммерческих банков к потребностям сель­скохозяйственных товаропроизводителей - для большинства представителей малых и средних форм производства в аграр­ной сфере практически отсутствует возможность привлечь для текущих и инвестиционных потребностей ресурсы ком­мерческих банков.

В этих условиях только консолидация финансовых и мате­риальных ресурсов большинства малых и средних хозяйств по­зволит обеспечить необходимый приток денежных средств в ин­тересах их дальнейшего развития. Эту задачу должна будет взять на себя вновь создаваемая система кооперативного кредита.

   -     Какие дополнительные меры должны быть приня­ты по развитию кооперации в современных условиях?

-     Уже давно назрела необходимость принять меры по усилению судебной защиты земельных и имущественных прав сельскохозяйственных кооперативов, усилению судеб­ного контроля за законностью действий государственных и муниципальных органов при совершении гражданско-пра­вовых сделок с земельными участками из земель сельско­хозяйственного назначения, восстановлению нарушенных прав и законных интересов сельскохозяйственных коопера­тивов и других сельскохозяйственных товаропроизводите­лей.

Принятие закона о кооперации потребует его гармониза­ции с налоговым, трудовым, административным, уголовным, уголовно-процессуальным законодательством, законодатель­ством о государственной регистрации юридических лиц, о федеральной контрактной системе, о закупках и поставках сельскохозяйственной продукции для государственных нужд, о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полу­ченных преступным путем, и финансированию терроризма, о федеральной контрактной системе.

   -  Какие организационные и практические меры при­нимаются Вами для подготовки единого общего федераль­ного закона «О кооперации в Российской Федерации»?

-     Создана Рабочая группа по подготовке проекта общего универсального Федерального закона «О кооперации в Рос­сийской Федерации». Ее руководителем является профессор Г. Е. Быстров. В состав рабочей группы входят ведущие юристы и экономисты - специалисты по кооперативному праву России и зарубежному праву: профессор кафедры аграрного и земельно­го права Г. Е. Быстров; профессор Российской АНХ при Прези­денте РФ Н. И. Шагайда; профессора ИГП РАН В. В. Устюкова и Н. Н. Мельников; профессор Финансового университета при Правительстве РФ О. У. Авис; профессор Белгородского государ­ственного университета С. В. Тычинин; профессор Государствен­ного университета землеустройства Н. И. Калинин; профессор Всероссийского института аграрных проблем и информатики Р. Г. Янбых; профессор Всероссийского института экономики, труда и управления сельским хозяйство О. А. Родионова.

Концепцию проекта общего универсального федераль­ного закона о кооперации поддерживают Советник Прези­дента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по раз­витию гражданского общества и правам человека, профессор М. А. Федотов, Комитет Совета Федерации по аграрно-про­довольственной политике и природопользованию, админи­страция Липецкой области, Комиссия АПК Торгово-Про­мышленной палаты РФ. Доклад профессора Г. Е. Быстрова «Гармонизация кооперативного законодательства Российской Федерации и ЕС в условиях глобализации и присоединения к ВТО» поддержал Аналитический центр при Правительстве РФ на Московском юридическом форуме VI Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» «Гармонизация российской правовой системы в условиях международной интеграции.

В настоящее время ведутся переговоры о финансирова­нии некоммерческим партнерством «Национальное агентство малоэтажного и коттеджного строительства» законопроект­ных работ по подготовке проекта Федерального закона «О ко­операции в Российской Федерации».

    -     Уважаемый Григорий Ефимович, что бы Вы хотели пожелать сотрудникам редакции, авторам и читателям «Евразийского юридического журнал»?

-     Прежде всего, хочу пожелать, чтобы вы так же держали высокую марку в российском и, в целом, евразийском юри­дическом мире. Доподлинно знаю,«Евразийский юриди­ческий журнал» является очень известным и авторитет­ным русскоязычным ежемесячным журналом не только в Российской Федерации, но и в других государствах Со­дружества Независимых Государств. Вас любят и уважают, ценят. Но, понятное дело, есть и злопыхатели. А как же иначе. Успех одних зачастую вызывает недовольство, а то и злость других. Такова логика жизни.

Дай Бог вам здоровья и терпения!

Беседу вел И. З. Фархутдинов, доктор юридических наук. 




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика