Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Роль В. В. Путина и Н. А. Назарбаева в евразийской геополитике (политико-правовой анализ) - Военный союз
Научные статьи
23.07.14 13:10
Оглавление
Роль В. В. Путина и Н. А. Назарбаева в евразийской геополитике (политико-правовой анализ)
Евразийская геополитика
Евразийская интеграция
Зона особых международных связей
Военный союз
Прогрессивные политико-экономические реформы
Политическая архитектура
Все страницы

Как проявляется самоопределение?

Во время всех государственных мероприятий и не толь­ко представители диаспоры одеваются в свою национальную одежду, держат в руках флаги своей исторической родины, носят футболки с элементами и названием исторической ро­дины, при всём при этом все они являются гражданами Ка­захстана. Даже этнические россияне, имеющие особый статус и наибольшую численность после казахской нации сильно не выделяется в обществе Казахстана.

В свете этого известный общественный деятель Асылы Ос- манкызы (по происхождению азербайджанка) сказала: «Поче­му в Казахстане должен развиваться азербайджанский язык, когда есть для этого Республика Азербайджан?».

Это не означает, что необходимо запретить проявлять свои национальные особенности, и не является ущемлением прав человека.

Трудно воспитать чувства гражданского национального патриотизма, когда каждая диаспора стремится выделяться своей национальной культурой и языком.

Это противоречит общей теории права, нормам и прин­ципам международного права.

Примечательно, что народами России признаются на­роды, имеющие свои национальные территории. Например, грузины, армяне, белорусы, азербайджанцы и др. не могут быть признаны народами РФ, а татары, чеченцы, ингушы, ка­захи, башкиры и др. признаются, поскольку в составе россий­ского государства имеют свои автономные республики, края, культурную автономию и др.

Если подойти к вопросу тонко, взвешенно и юридически грамотно, то национально-культурные центры должны от­крываться не по инициативе того или иного государства, а по желанию граждан (а также посольствами и другими заинте­ресованными иностранными дипломатическими миссиями), носящих подданство другого государства и временно прожи­вающих или работающих в том государстве, где они не имеют пока гражданства, с целью сохранения своей этнической само­бытности и при полном содержании иностранным государ­ством. К примеру, приехали граждане Азербайджана, Грузии, Украины, Узбекистана, Беларуси и т. д. в Россию или Казахстан на определенное время. Им можно создать юридические усло­вия по открытию культурных центров, финансируемых за счет иностранного государства, но на каком правовом основании российские и казахские власти должны открывать культурные центры и развивать их языки азербайджанцам, украинцам, бе­лорусам, грузинам и узбекам, которые носят российское или казахское гражданство? В случае возражения они могут отка­заться от казахского и российского гражданства и этнически развиваться на своих исторических родинах. Неурегулирован­ность этого вопроса может привести к гражданско-правовым и социальным последствиям. Тем более это крайне опасно в унитарных государствах.

В демократически развитых государствах, таких как Фран­ция, Германия и др., приоритет отдается только государствен­ному языку и титульной нации. По их представлениям, права человека и право гражданина неотделимы. Во французской конституции отмечается, что национальный государственный суверенитет принадлежит французской нации. Власти этих стран открыто заявляют приезжим эмигрантам: «Если Вы хо­тите иметь такие права, как у коренного француза или немца, Вы должны разговаривать на государственном языке и разви­вать французскую или немецкую культуру».

Слова автора подтверждает д.ю.н. В. Л. Толстых, который пишет: «Европейский суд по правам человека затрагивал вопросы языка, используя метод "защиты рикошетом". Языковая свобода, как таковая, не регулируется Конвенцией: Конвенция не гаранти­рует право на использование определенного языка в отношениях с пу­бличными властями или право на получение информации на языке по выбору. Соответственно, при условии, что права, защищаемые Конвенцией, соблюдаются, каждое государство вправе свободно регулировать использование своего официального языка в офи­циальных документах; принимая национальный язык, госу­дарство обязуется гарантировать своим гражданам право на использование этого языка для передачи и получения информа­ции, не только в их частной жизни, но также в их отношениях с публичными властями. В этой перспективе и должны рассматри­ваться меры, направленные на защиту определенного языка. Ины­ми словами, существование определенных субъективных прав носителей официального языка вытекает из самого понятия официального языка. Соответственно, в большинстве случаев можно утверждать, что меры, направленные на защиту националь­ного языка, защищают «права и свободы других лиц» по смыслу п. 2 ст. 8 Конвенции. Полноценным договором, гарантирующим право на использование своего языка, является Европейская хартия о регио­нальных языках 1992 г., ссылающаяся на «принципы, зафиксирован­ные в Международном пакте о гражданских и политических пра­вах». Многие страны отказались от ее ратификации (прежде всего, Франция и Италия). В Решении от 15 июня 1999 г. Конституцион­ный совет Франции рассмотрел вопрос о необходимости изменения Конституции перед ратификацией Хартии.

Совет отметил, что использование французского является обязательным для всех субъектов, а частные лица не могут ссы­латься на право использовать другой язык в отношениях с властя­ми и публичными службами. Совет счел, что Хартия, предостав­ляя особые права группам, пользующимся региональными языками или языками меньшинств, посягает на конституционные прин­ципы неделимости (indivisibilite) Республики, равенства перед законом и целостности (unicite) французского народа. Данные положения также были сочтены противоречащими статье 2 Кон­ституции («Язык Республики — французский»), поскольку они признают право использовать иной язык, помимо французского, не только в частной, но и в общественной жизни».

Человек, получающий или претендующий на граждан­ство того или иного государства, должен себе представлять, что он будет частью нового национального общества, что в его обязательства входит говорить на государственном языке той страны и развивать его. Иначе нет смысла принимать граж­данство другого государства и жить необходимо на своей исто­рической родине.

Как можно просить или требовать развивать грузинский, украинский, белорусский языки, являясь гражданином РФ и ссылаясь на многонациональную государственную структуру России? Это касается и Казахстана, ибо по такому принципу можно защитить и укрепить национально-государственный суверенитет. На развитие своих языков имеют право только национальные субъекты России.

В. Л. Толстых далее отмечает: «Официальное признание за правом на использование своего языка статуса естественного права индивида и статуса одного из аспектов права наций на самоопреде­ление стало бы мощным стимулом для развития национального самосознания и его реализации в политических формах. В одних государствах этот фактор создал бы серьезную угрозу террито­риальной целостности, в других — формированию политическо­го консенсуса. Наиболее уязвимыми оказались бы государства со смешанным населением и государства, активно привлекающие мигрантов. Перенесение вопроса о языке в юридическую плоскость означало бы официальное признание того, что язык является не­отъемлемым атрибутом существования индивида, нации и цивилизации».





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика