Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Этимология и онтология понятия «гражданское общество» в России - Теория и история государства и права
Научные статьи
24.07.14 14:30
Оглавление
Этимология и онтология понятия «гражданское общество» в России
Гражданское общество
Теория и история государства и права
Все страницы








     Начиная с последней трети
XVIII в., когда от крепостной зависимости первым освободилось дворянство (указ Петра III 1762 г.), а затем, к концу века, духовенство и городское сосло­вие, и до Октябрьской революции 1917 г. российское общество постепенно становилось субъектом управления.

В XVIII - XIX вв. в России сложились две альтернативы: предсказанная Ж.-Ж. Руссо этатизация общества, господство общей воли над частным интересом и развитие гражданского общества через экономические формы, чему противостояли крепостное право и разложение дворянства.

Роль катализатора экономической активности в форме от­носительно свободного предпринимательства в этих условиях должен был сыграть крестьянин, но это было возможно только после его освобождения от крепостной и корпоративной зави­симости (соответственно с 1861 г. и со Столыпинских реформ начала XX в.). Времени, отведенного историей на этот процесс, явно не хватило: его прервал октябрьский переворот 1917 г.

Этатистские тенденции возобладали в общественной жизни России XIX в. Государству в его самодержавной форме пришлось идти на уступки общественности (особенно после поражения в Крымской войне), предоставляя ей право уча­стия в управлении.

Российское общество конца XIX - начала XX в. стремилось к статусу гражданского: ограничения реформ Александра II и препятствия контрреформ Александра III оно пыталось обой­ти с помощью самодеятельных организаций (правда, также требовавших «высочайшего соизволения») - благотворитель­ных, обществ и касс взаимопомощи, просветительских, вра­чей и медицинских обществ, профессиональных объединений ученых и творческих работников.

С 17 октября 1905 г. появилась принципиальная возмож­ность для России стать конституционной монархией в ряду десятка европейских монархий, но эта альтернатива не реали­зовалась до Первой мировой войны, кризис которой привел к полному крушению самодержавия. Реформы П. А. Столы­пина заложили возможность «размывания» общины, препят­ствовавшей становлению гражданского общества, но и им не суждено было быть доведенными до конца.

Февральская революция 1917 г. дала мощный импульс развитию гражданского общества: в России начали развивать­ся демократические институты свободы слова, собраний, ор­ганизаций, вероисповедания; возникли политические и непо­литические организации.

Однако уже в период с января по март 1918 г. одним из ре­зультатов октябрьского переворота стала монополизация боль­шевистской партией политической жизни в Советской России. Идея классового противоборства полностью вытеснила идею гражданского общества, а формализация общественной жизни и отсутствие гарантий личных прав и свобод привели к уничто­жению не только большинства элементов гражданского обще­ства, но и почвы их возможного зарождения и развития.

Дальнейшее развитие исследований гражданского обще­ства продолжилось после окончания Второй мировой войны, так как предшествующий период характеризовался беспреце­дентным вмешательством государства в сферы частной жиз­ни граждан, причем не только в тоталитарных государствах. Особое внимание в послевоенное время уделялось переосмыс­лению понятия гражданских прав, связанному со строитель­ством социального государства.

В течение XX в. произошла следующая трансформация гражданского общества: в начале века оно играло роль щита для государства, которому угрожала революционная стихия, в конце столетия его задача - защищать свободу индивида от чрезмерной опеки государства.

Другим источником возрождения интереса к граждан­скому обществу стало диссидентское движение, развернув­шееся в автократических государствах, где ощущался острый дефицит демократии. Обе тенденции, имевшие левый и пра­вый оттенок, способствовали широкому социальному экспе­риментированию в рамках гражданского общества и привели к возникновению новых общественных движений, зачастую с необычными формами общественно-политической мобили­зации, развитием альтернативного сектора экономики, разра­боткой новых социально-этических норм.

В результате государство расширило свое влияние, сохра­нив структуру социального государства и дополнив ее норма­ми и механизмами контроля над гражданами в целях, напри­мер, противостояния терроризму.

Падение коммунистических режимов в конце 1980-х гг. вновь вызвало интерес к возможности гражданского общества противостоять тоталитаризму сначала у диссидентов, затем у политиков и теоретиков из числа разочаровавшихся марк­систов: для одних это был рецидив индивидуалистического и конституционного либерализма, для других - признание пре­восходства свободного рынка над централизованной плановой экономикой. Как эхо, это отразилось и на Западе, где в боль­шей или меньшей степени гражданское общество существова­ло (в элементах) в течение нескольких столетий, но понятие и идея крайне редко использовались средствами массовой ин­формации или академическими политологами.

Возрождение гражданского общества в России происхо­дило в уникальной исторической ситуации: исчерпанность советской модели организации социума выражалась в про­цессах его самораспада. Облик гражданского общества скла­дывался в начале 1990-х гг. под воздействием адаптировавших­ся к новым реалиям старых (советских) структур, выпадения из социальных отношений массы людей и, конечно, разного рода тенденций, структурирующих новый тип социума.

В России гражданское общество формируется и развивается в особых социокультурных условиях. Прежде всего, следует от­метить доминирующую роль государства в жизни общества в его историческом развитии, что определялось природно-географи­ческими, ментально-правовыми, геополитическими условиями.







Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика