Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Роль обычая и норм шариата в регулировании общественных отношений у народов Северного Кавказа (XIX – начало XX вв.)
Научные статьи
25.07.14 10:40
Оглавление
Роль обычая и норм шариата в регулировании общественных отношений у народов Северного Кавказа (XIX – начало XX вв.)
Северный Кавказ
Все страницы


Роль обычая и норм шариата в регулировании общественных отношений у народов Северного Кавказа (XIX – начало XX вв.)

  

  



Изучение правовых обычаев, исторически существовав­ших у всех народов России, включая северокавказских горцев, всегда вызывало большой научный интерес и не потеряло сво­ей актуальности в наши дни.

В научной литературе в течение многих десятилетий про­должается дискуссия по поводу основных понятий, используе­мых при анализе правовых обычаев отдельных народов. Одним из первых в России к этой теме обратился известный историк права Г. Ф. Шершеневич. В своем труде «Общая теория права» он писал: «Под именем правовых обычаев понимаются нор­мы права, которые устанавливаются самой общественной сре­дой путем постоянного, однообразного соблюдения правил поведения».

Юридический быт любого народа, как отмечает известный теоретик и историк государства и права профессор И. А. Исаев, традиционно складывается из различных обычаев (ритуалов). Его важнейшей составляющей служат судебная практика и правовой обычай. «В качестве культурного явления обычай, -      пишет автор, - представляет собой порождение конкретной социальной общности, которая в виде акта его санкциониро­вания, превращая его тем самым в правовой обычай, подчер­кивает особую значимость данного вида отношений».

В научной литературе выделяется также понятие «обыч­ное право». «Под обычным правом, — пишет советский эт­нограф А. М. Ладыженский, — надо понимать совокупность правил внешнего поведения, которые: 1) рассматриваются членами социального объединения как обязательные: а) на основании либо непосредственно влияющих условий обще­ственной жизни или б) на основании какого-либо обществен­ного авторитета; 2) исполняются членами данного общества, а если их нарушают, то против этого борются систематически, применяя против нарушителей репрессивные меры».

Другой известный автор, Д. Ю. Шапсугов, находит, что подлинное понимание сущности обычного права возможно лишь в контексте правосознания и культуры народа, в рамках которых оно формируется и реализуется. И с такой позицией нельзя не согласиться.

Некоторые современные исследователи выделяют черты, наиболее характерные для обычного права в целом. В частно­сти, А. Ю. Коркмазов указывает, что для него характерны: 1) повторяемость; 2) спонтанность; 3) обязательность; 4) публич­ность (все акты совершаются при народе); 5) примитивность; 6) коллективность и др.

Обычное право возникло и доминировало в обществах, на­ходившихся на стадиях образования союзов племен, фратрий, конфедераций, т. е. догосударственного периода развития опре­деленных социальных общностей, когда происходил отбор обы­чаев для внутри- и межплеменного общения и регулирования. К таковым можно отнести горские общества Северного Кавказа. Часть из них, будучи изолированной от внешнего мира, в наи­более чистом виде сохранила правовые обычаи, определилась со сферой действия конфессионального права, прежде всего шариата, и выработала механизм применения.

В результате правовые обычаи (у мусульман — адат), а с принятием ислама также шариат на протяжении длительно­го периода обеспечивали стабильность и правопорядок в гор­ских обществах. Они регулировали общественные отношения на различных уровнях политической организации. Например, чеченских и ингушских обществ — «тукхумах», «тайпах», «гарах», «некъах» и отдельных семей («дъозал»).

Адат в отличие от шариата отличался динамичностью и восприимчивостью к новым условиям существования горцев. Не прижившиеся или устаревшие нормы можно было отменить. Новые нормы адатного права обсуждались на советах автори­тетных членов местных обществ, пользовавшихся признанием и уважением в народе благодаря своим знаниям и жизненному опыту. Так, издревле в Чечне существовали места, где собирались представители отдельных тукхумов и тайпов для принятия важ­ных решений, и в том числе адатов. Аналогичные места имелись и у других народов. В XIX в. с согласия местной администрации в Терской области проводились собрания, на которых решались наиболее злободневные вопросы, включая разработку новых, из­менение или отмену существующих адатов. Например, в 1887 г. на съезде доверенных сельских обществ Большой и Малой Кабарды и пяти горских обществ вводились штрафы для организаторов и соучастников похищений женщин. Не только штрафы, но и ад­министративную ссылку потребовали для похитителей участники собраний других сельских обществ Малой Кабарды в 1889 г.

Следует отметить, что основу традиционной нормативно­регулятивной системы народов Северного Кавказа составили не религиозные, а морально-этические нормы, действие кото­рых обеспечивалось силой обычая и традиций.

По мнению историка государства и права Л. Г. Свечниковой, во всех горских обществах Северного Кавказа правовые обычаи, нашедшие свое отражение в адатах, выполняли следующие функ­ции: 1) распределение материальных и духовных благ в соответ­ствии со сложившимися общественными отношениями; 2) закре­пление экономических и других общественных отношений.

Этнограф Ф. И. Леонтович, рассуждая о чеченских адатах вслед за дореволюционными авторами, имеет в виду суд «по некоторым принятым правилам или законам, установленным обычаем, освященным давностью».

Правовые обычаи кавказских народов вызывали интерес давно. Отдельные сведения о правовых нормах народов Север­ного Кавказа, в том числе чеченцев и ингушей, появляются в период Средневековья (XIV—XV вв.), а в XVni—XIX вв. — за­писи адатов, составленные европейскими и российскими ав­торами. Первые попытки собрать и систематизировать адаты российское правительство предприняло в конце XVIII в., когда активизировался процесс вхождения горцев в состав империи. Однако ощутимых результатов они не дали.

В начале XIX в. отдается новое распоряжение. В 1818 г. по поручению командира Отдельного Кавказского корпуса генерала от инфантерии А. П. Ермолова эта работа велась на всех участках Кавказской линии. Отдельные сведения о нравах, обычаях и традициях горцев содержатся в донесениях само­го кавказского командования, например во всеподданнейших рапортах генерала А. П. Ермолова, его преемника генерала графа И. Ф. Паскевича вышестоящему военному начальству, отчетах других военных, включая офицеров и рядовых россий­ской армии, побывавших в плену у горцев, дезертиров, а так­же путешественников и местных чиновников.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика