Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право на доступ к правосудию в международном праве (в контексте ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения)
Научные статьи
22.08.14 12:09
Оглавление
Право на доступ к правосудию в международном праве (в контексте ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения)
Международное право
Гарантии судопроизводства
Все страницы



Право на доступ к правосудию в международном праве (в контексте ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения)


alt
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Мингазов Л. Х.



Права и свободы личности никогда не бывают столь неза­щищенными, как во время внутренних или международных потрясений. Для того чтобы обеспечить защиту в условиях чрезвычайного положения, органы государства зачастую ре­шают принять меры, которые препятствуют реализации таких прав, как право на свободу и безопасность, право на надлежа­щее судебное разбирательство независимым и беспристраст­ным судом, право на эффективные средства правовой помощи от нарушений прав человека, право на неприкосновенность частной жизни, на свободное выражение своего мнения и т.д Общественность в стране может выступать с требованием о не­обходимости принятия жестких мер и призывать к возмездию в ответ на острый кризис, а правительство в ответ может при­бегнуть к решительным мерам для обеспечения безопасности. Однако социальный мир и безопасность в обществе наилуч­шим образом могут осуществляться не прибегая к таким ме­рам, а обеспечиваться посредством, в частности, справедливого отправления правосудия, в том числе и в условиях чрезвычай­ного положения. В данной работе ставится задача рассмотреть международно-правовые аспекты права на доступ к правосу­дию и другие элементы судебного разбирательства в условиях чрезвычайных ситуаций. Приступая к теме, представляется необходимым вначале дать краткую характеристику некоторых относящихся к проблеме доступа к правосудию терминов, в частности, таких, как: ограничение прав человека и отступле­ние государств от своих международных обязательств» в сфере защиты прав человека, чрезвычайные ситуации (чрезвычайное положение).

Под ограничением прав человека следует понимать до­пустимое международным правом и внутригосударственным правом вмешательство в права и свободы человека, отвечающее требованиям законности, необходимости, целесообразности и соразмерности преследуемой цели. Целью ограничения прав и свобод человека является охрана основных общепризнанных ценностей в обществе, таких как жизнь, свобода, достоинство, здоровье и нравственность населения, а также поддержание государственной безопасности, обеспечение общественного порядка и другие ценности. Ограничения прав и свобод не сле­дует отождествлять с понятием пределы осуществления прав и свобод. Пределы представляют собой некие границы (или рамки) осуществления прав и свобод.

Правовые нормы устанавливают границы действия инди­вида, которые обусловлены общественной необходимостью. Поэтому пределы осуществления прав и свобод граждан, уста­новленные в конституциях и законах, являются отнюдь не огра­ничением в их использовании, а исторически и социально необходимым упорядоченным пользованием ими в интересах общества. «Любое из основных прав, по мнению Хессе К., обретает свою границу прежде всего там, где объективно кончается круг его вопросов». Поэтому вопросы объема какого-либо основного права ставят перед необходимостью тщательного анализа «сферы действия его нормы», который не всегда является легким.

Основа допустимости ограничения прав человека госу­дарствами была заложена еще во Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Предусмотрев в статье 29 возможность та­кого ограничения, декларация выдвинула два критерия право­мерного ограничения прав и свобод со стороны государства: во-первых, ограничение должно вводиться только на основании закона: во-вторых, это может происходить «исключительно с целью должного признания и уважения прав и свобод дру­гих лиц и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демокра­тическом обществе». Что касается цели отступления, она в со­ответствии с международным правом состоит в том, чтобы позволить государствам — участникам международной кон­венции вернуться к нормальному состоянию, то есть восстано­вить конституционный порядок, при котором могли бы вновь гарантироваться в полном объеме права человека. Комитет по правам человека ООН сделал такое разъяснение по данному вопросу: «восстановление нормальных условий, когда может быть вновь обеспечено полное соблюдение положений Пакта, должно быть главной целью государства-участника, отступаю­щего от своих обязательств по Пакту». В международных пра­вовых документах универсального и регионального характера. используется два термина: «ограничение прав» и «отступление от своих обязательств». Среди универсальных актов следует от­метить Международный Пакт о гражданских и политических правах 1966 года, который содержит термин «отступление государства от своих обязательств». Пункт 1 статьи 4 Пакта гласит: «Во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в настоящем пакте государства могут принимать меры в отступление от сво­их обязательств по настоящему Пакту только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обя­зательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения». В Ев­ропейской конвенции о защите прав и основных свобод 1950 г. используется оба термина — «ограничение» (ст. 18) и «меры в отступление от своих обязательств» (ст. 15). Концепция чрез­вычайного положения, содержащаяся в п.1 ст. 27 Американ­ской конвенции о правах человека, отличается от редакции Пакта и Европейской конвенции. В ней не делается ссылка на «угрозу» жизни нации»; она разрешает отступления «во вре­мя войны, общественной опасности или других чрезвычайных обстоятельств, которые угрожают независимости и безопас­ны быть ему тождественны. Что же касается ограничений основ­ных прав в собственно конституционно-правовом смысле слова, то в этом случае имеются в виду допускаемые Конституцией и уста­новленные федеральным законом изъятия из конституционного статуса человека и гражданина.

   В отличие от американской и европейской конвенций о правах человека Африканская хартия прав человека и народов не содержит положения об от­ступлении от обязательств. Это означает, что Хартия не по­зволяет государствам — участникам отступать от их договор­ных обязательств во время чрезвычайных ситуаций. Иными словами, даже гражданская война не может использоваться государствами как оправдание для нарушения или разреше­ния нарушений прав, закрепленных в Африканской хартии. В принципе государства могут вводить ограничения на осу­ществление многих прав, таких как право на свободное выра­жение своего мнения, право на свободу объединения и право на собрания в некоторых законных целях. Такие ограничения часто называются обычными» ограничениями, поскольку они могут постоянно вводиться в нормальных условиях. В принци­пе государства могут вводить ограничения на осуществление многих прав, таких как право на свободное выражение своего мнения, право на свободу объединения и право на собрания в некоторых законных целях. Такие ограничения часто назы­ваются обычными» ограничениями, поскольку они могут по­стоянно вводиться в нормальных условиях.

В условиях же чрезвычайного положения, когда одними правовыми средствами трудно или невозможно справиться с возникшими чрезвычайными обстоятельствами, государство вправе «отступить от своих обязательств, гарантирующих пра­ва и свободы и принятых им в соответствии с международным договором. Другими словами, так называемые отступления предназначены для преодоления особо тяжелых кризисных ситуаций, требующих принятия чрезвычайных мер. По этой причине отступления называют также «чрезвычайными огра­ничениями» осуществления прав человека. Вместе с тем при более внимательном рассмотрении становится очевидным, что обычные ограничения на осуществление прав человека и чрезвычайные ограничения в форме отступления «тесно взаимосвязаны и, не являясь двумя различными категория­ми ограничений, образуют правовой континуум». Эта связь между обычными и чрезвычайными ограничениями прав че­ловека становится еще более очевидной вследствие того факта, что, хотя некоторые права могут подвергаться дальнейшим еще более строгим ограничениям в чрезвычайных ситуациях, такие ограничения не должны выхолащивать сущность при­рожденных неотъемлемых прав, которыми обладает человек, другими словами, во все времена должен существовать кон­тинуум в отношении юридически охраняемой сущности лю­бого права. Сказанное подтверждают положения Всеобщей декларация прав человека 1948 года. Допуская возможность ограничения прав и свобод в исключительных случаях, декла­рация предусматривает, что содержащиеся в ней положения не могут быть истолкованы как предоставляющие какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права зани­маться деятельностью или совершать действия, направлен­ные на уничтожение прав и свобод (ст. 30). Для того чтобы понятие «исключительные случаи» не толковался слишком широко или произвольно, авторы другого документа — Ев­ропейской конвенции установили, что права человека могут ограничиваться только в том случае, когда это необходимо для гарантирования демократии и вытекают из интересов го­сударственной безопасности, общественного строя, экономиче­ского благосостояния страны, предотвращения преступлений или из других интересов, которые представляют большую общественную значимость, чем обеспечение указанных прав человека. Право на отступление не следует понимать так, что государство, прибегающее к отступлению, может не соблюдать правовые нормы, права человека и свои обязательства по свое­му усмотрению. Хотя каждое государство обязано эффективно защищать права и свободы личности, говорится в решении Ме­жамериканского суда по правам человека, оно имеет не только право, но и обязанность гарантировать свою безопасность. Вместе с тем, «государство не может прибегать к любым мерам ради достижения своих целей. Государство подчиняется закону и морали. Пренебрежение достоинством человека не может служить основой для любого действия государства», а так­же на гарантии того, что осуществление других прав не будет подвергаться неоправданным ограничениям. Эти и другие вы­держки из заключений и решений Межамериканского суда по правам человека показывают, что статья 27 Американской конвенции предназначена для использования в действительно исключительных условиях. И, хотя осуществление некоторых прав человека может подвергаться особым ограничениям в слу­чае чрезвычайного положения, такие ограничения никогда не должны заходить так далеко, чтобы сводить на нет сущность прав, присущих человеческой личности.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика