Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право на доступ к правосудию в международном праве (в контексте ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения) - Гарантии судопроизводства
Научные статьи
22.08.14 12:09
Оглавление
Право на доступ к правосудию в международном праве (в контексте ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения)
Международное право
Гарантии судопроизводства
Все страницы

В отношении права быть судимым независимым и беспри­страстным судом следует сказать, что основной принцип не­зависимости судебного органа заключается в том, что каждый человек имеет право на судебное разбирательство в обычных судах, применяющих заранее установленные законом проце­дуры. Что касается создания военных или специальных судов, Комитет по правам человека ООН в своем замечании общего порядка № 13 указал, что «положения статьи 14 Пакта приме­няются ко всем судам, как обычным, так и специальным судам и трибуналам». Пактом не запрещаются создание военных или специальных судов. Если государства решают отступить от обычной процедуры, придерживаться которой требует ст. 14 Пакта, то они должны обеспечить, чтобы отступления не вы­ходили за рамки, которые необходимы вследствие остроты фактического положения. Из сказанного следует, что обви­няемое лицо, будучи судимым обычным или специальным судом, должно во всех обстоятельствах, включая чрезвычайное положение в государстве, иметь право на справедливое судеб­ное разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом. Сказанное относится также и ко всем судам, рассма­тривающие дела гражданских лиц, будь то обычные или специ­альные. Все они во всех случаях должны быть независимыми и беспристрастными и соблюдать надлежащие процессуаль­ные гарантии.

Из различных замечаний общего порядка и соображений Комитета по правам человека следует вывод о том, что право быть судимым независимым и беспристрастным судом, хотя и относится к абсолютным правам, не предполагающим ни­каких исключений, однако, по замечанию Комитета, «было бы просто нереальным ожидать, что все положения статьи 14 Пак­та, могут сохранять свою полную силу при любых чрезвы­чайных обстоятельствах29. В связи с этим выводом Комитета требуется уточнить, как и в какой степени в условиях чрез­вычайного положения могут ограничиваться гарантии, со­держащиеся в ст. 14 п.3 Пакта о гражданских и политических правах, а также в соответствующих статьях Европейской (ст. 6 п.3) и Американской конвенций (пункт 2 ст. 8). Что касается международного Пакта о гражданских и политических правах, в его пунктах 3 и 4 статьи 14 предусматриваются, что «каж­дый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гаран­тии на основе полного равенства: а) быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого ему обвинения; б) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником; с) быть судимым без неоправданной задержки; d) быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посред­ство выбранного им самим защитника..; е) допрашивать по­казывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены...; f) пользоваться бес­платной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке; g) не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к при­знанию себя виновным30. Возникает вопрос: допускаются ли (или нет) отступления от этих перечисленных в Пакте гарантии в чрезвычайных ситуациях?

Необходимо отметить, что по этому поводу Комитет по пра­вам человека не определил, как и в какой степени в условиях чрезвычайного положения в государстве могут ограничиваться перечисленные в указанной статье 14 Пакта гарантии, одна­ко, как видно из приведенного выше замечания Комитета, он и не отвергал полностью возможности такого ограничения.

Нам представляется, что при определенных условиях до­пустимы отступления (ограничения) от перечисленных выше статьях Пакта (а также в соответствующих статьях Европей­ской и Американской конвенций) гарантий судопроизвод­ства. Справедливость такого вывода обосновывается тем, что содержащиеся в международных актах гарантии для уголов­ного судопроизводства не являются исчерпывающимися. Они являются минимальными гарантиями, на которое каждое лицо имеет право. Подобные минимальные гарантии (или права) включены в соответствующие статьи не только Пакта, но и в Американскую и Европейскую конвенции.

Вывод о допустимости при определенных условиях отсту­пления от перечисленных выше статьях Пакта (а также в соот­ветствующих статьях Европейской и Американской конвенций) гарантий судопроизводства неминуемо приводит к постановке еще одного вопроса: существуют ли вообще какие-либо преде­лы дальнейшего ограничения гарантий, указанных в соответ­ствующих статьях данных документов?

При ответе на поставленный вопрос ориентиром могут служить нормативные положения международного гуманитар­ного права. Как известно, все 4 Женевские конвенции 1949 года и 2 Дополнительных протокола к ним 1977 г. предусматривают ряд основополагающих гарантий справедливого судебного разбирательства. Они содержат такие аспекты надлежащего судебного разбирательства, как, например, право на разби­рательство в суде, предоставляющем необходимые гарантии независимости и беспристрастности; право обратиться к адво­кату; право прибегать к услугам переводчика, право на публич­ное оглашение приговора. И, хотя эти гарантии применимы к вооруженным конфликтам, они должны afortiori относиться к числу гарантий, которые государства должны обеспечивать также и в условиях чрезвычайного положения, характеризу­ющейся меньшей остротой, например, в условиях внутрен­них волнений и беспорядков. Такой вывод следует из того, что стандарты справедливого судебного разбирательства, за­крепленные в положениях международного гуманитарного права, устанавливают минимальный порог, ниже которого ни одно государство никогда не может устанавливать гаран­тии справедливого судебного разбирательства (надлежащей правовой процедуры). Поскольку эти стандарты определены для вооруженных конфликтов международного или внутри­государственного характера, то не столь серьезные кризисные ситуации требуют установления более высоких стандартовза- щиты прав человека.

Рассмотренные выше положения позволяют сделать сле­дующие выводы:

1.       Такие права, как право на доступ к суду, право на спра­ведливое судебное разбирательство дела компетентным, неза­висимым и беспристрастным судом с применением надлежа­щей процедуры — важнейшие права человека, гарантируемые ему в любых условиях. Доступ к правосудию является абсолют­ным правом, не допускающем никаких ограничений в условиях чрезвычайного положения. При определенных условиях допу­стимы отступления (ограничения) от предусмотренных в статье 14 Пакта (а также в соответствующих статьях Европейской и Американской конвенций) гарантий судопроизводства.

2.       Сравнительный анализ норм Пакта о гражданских и по­литических правах свидетельствует о том, что, несмотря на то, что отступление от предусмотренных обязательств во время чрезвычайного положения отличается от ограничений, до­пустимых государству-участнику в нормальных условиях, тем не менее по логике Пакта, вопрос ограничения прав при лю­бом отступлении напрямую обусловлен крайней необходи­мостью положения, отражающего принцип соразмерности.

3.       В соответствии с нормами международного права в об­ласти прав человека независимые и беспристрастные суды должны иметь возможность выполнять свои функции и во вре­мя чрезвычайной ситуации в целях обеспечения эффектив­ной защиты прав, от которых нельзя отступать ни при каких обстоятельствах. Даже в ходе борьбы с терроризмом должны соблюдаться основополагающие нормы защиты человеческой личности от пыток или других видов жестокого обращения, от произвольного задержания и от несправедливого разбира­тельства дела в судах.








Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика