Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовое обеспечение Таможенного союза Евразийского экономического сообщества
Научные статьи
03.06.10 13:20

 ЕврАзЮж № 12 (19) 2009
Евразийская интеграция
Фоков А.П. доктор юридических наук, профессор, руководитель отдела сравнительного правоведения Российской академии правосудия.
Международно-правовое обеспечение  Таможенного союза  Евразийского экономического сообщества
В статье исследуется содержание международно-правового обеспече­ния Таможенного союза Евразийского экономического сообщества, осве­щаются проблемы, связанные с принятием Таможенного кодекса, пути их разрешения, предлагается авторская правовая конструкция концептуальных изменений, дополнения и уточнения с учетом международного опыта стран Европейского союза.

Развитие мировой экономики в условиях
финансового кризиса, начало которого мы отно­сим ко второй половине 2008 года, ускорило про­цессы по формированию Таможенного союза (ТС) Евразийского экономического сообщества (ЕвраАзЭс), а также активизировало деятельность входящих в него государств (России, Республики Бе­ларусь и Республики Казахстан) по международно- правовому обеспечению в рамках Таможенного кодекса.
Исторически, как правильно отмечают иссле- дователи,1 этому предшествовало образование Тамо­женного союза между Республикой Беларусь, Респу­бликой Казахстан и Российской Федерацией в 1995 г.
Позже к Союзу присоединились Киргизская Респу­блика (1996 г.), Республика Таджикистан (1999 г.), предполагалось также экономическое объединение с единой таможенной территорией. Впоследствии, используя международно-правовые документы,2 а также накопленный опыт таможенного и торго­вого регулирования государств - участников СНГ, в рамках ЕврАзЭс было инициировано форми­рование нового Таможенного союза (Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Ка­захстан).
На Саммите в Душанбе (6 октября 2007 г.) в рамках ЕврАзЭс были подписаны международные  договоры,3 в соответствии с которыми Россия, Бе­ларусь и Казахстан обязались в окончательном виде привести отечественное законодательство в соответ­ствие с международными требованиями. Более того, они дали взаимное согласие ускорить процедуры вступления международных договоров в законную силу и завершить формирование Таможенного сою­за ЕврАзЭс.
В октябре 2008 года после вступления между­народных договоров в законную силу была сфор­мирована Комиссия Таможенного союза ЕврАзЭс трех государств. Рабочим органом Комиссии ТС стал Секретариат во главе с академиком РАН С.Н.Глазьевым, который на первом заседании 4 фев­раля 2009 года предложил государствам-участникам в течение текущего года завершить формирование Единого таможенного тарифа товаров, ввозимых на их территории, принять в окончательной редакции Таможенный кодекс Таможенного союза ЕврАзЭс и Статус Суда.
14 июля 2009 года на международной научно- практической конференции в Российской таможен­ной академии мы высказали опасение, что пробле­мы, связанные с международным признанием ряда законопроектов, обсуждаемых в рамках Таможенно­го союза ЕврАзЭс, в частности Таможенного кодекса, так и не разрешены на национальных уровнях,4 хотя Россия уже предприняла определенные шаги в усо­вершенствовании своей законодательной базы.5
Указанное действительно важно, в связи с догово­ренностями на политическом уровне государства Та­моженного союза обязались согласовать окончатель-ную редакцию кодифицированного докумен-та с тем, чтобы он вступил в законную силу с 1 января 2010 года.
Законодательная деятельность в области тамо­женного регулирования в Российской Федерации за­тронула изменения в сфере особенностей исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов и пеней физического лица, признанного судом без­вестно отсутствующим или недееспособным, и иные положения. С учетом изменений, вступивших в за­конную силу с 1 октября 2009 года, а в части финансо­вого обеспечения таможенных платежей банковской гарантией - с 1 января 2010 года, Таможенный кодекс Российской Федерации стал соответствовать между­народным стандартам.
С 16 ноября 2009 года Россия законодательно за­крепила условия, сроки и процедуры прохождения таможенной декларации товаров для вывоза за пре­делы таможенной территории страны, определила ставки таможенных пошлин и порядок их выплаты. Тем самым Россия не только реализовала междуна­родные требования для вступления страны в ВТО, но и подтолкнула государства СНГ для устранения по­добных законодательных погрешностей в таможен­ной сфере.
Так, ранее действовавший Закон Республики Ка­захстан «О таможенном деле в Республике Казахстан»6 очень часто упрекали в несовершенстве и противоре­чии таможенных норм международным правилам и стандартам. С тем чтобы таможенное законодатель­ство страны соответствовало международным стан­дартам, с 1 мая 2003 года, а в завершенном виде - с 1 января 2004 года, стал действовать новый Таможенный кодекс, который с изменениями, внесенными в по­следующие годы, приобрел международно-правовой статус.7
С нашей стороны отметим, что также эффектив­но усовершенствовалось и таможенное законодатель­ство Республики Беларусь.
Таможенный кодекс Республики Беларусь 1998 года не соответствовал международным стандартам, поэтому 7 декабря 2006 года Палата Представителей официально приняла новый Таможенный кодекс, ко­торый после одобрения Советом представителей и подписания его Президентом А. Лукашенко вступил в законную силу с 1 июля 2007 года и с изменения­ми и дополнениями последних лет также приобрел международно-правовой статус.9
Самое главное, страны - участницы союза закре­пили единый порядок определения страны проис­хождения товара, изложили все правовые нормы с учетом международных договоров и отечественного права, унифицировали таможенное законодатель­ство в соответствии с текстом Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭс.
25-27 ноября 2009 года в Российской академии правосудия при информационной поддержке Евра­зийского юридического журнала проходил первый Общероссийский научный форум «Инновации в праве», в рамках которого видные ученые, полити­ческие деятели и практические работники уделили особое внимание правовым основам развития наро­дов евразийского пространства вообще и проблемам, связанным с правовым обеспечением деятельности Таможенного союза ЕврАзЭс, в частности.
С нашей стороны было высказано суждение о том, что с учетом современной международно-правовой базы формирование Таможенного союза будет проходить в несколько этапов. Так, с 1 января 2010 года начнет действовать Единый таможенный тариф. В этой связи, чтобы единые ставки ввозных пошлин соответствовали международным стандар­там России, придется переписать ставки на 20 % това­ров (1850 позиций). В основном это бытовая техника, одежда, ряд продовольственных товаров и транс­портные средства. В результате этого средняя ставка на импорт упадет на 1 %. В Республике Беларусь она не изменится, а в Казахстане вырастет на 2 %. Для по­требителей это будет означать переписку ценников практически на все товары.
В целом, по оценкам экономистов, Таможенный союз обещает прирост ВВП для всех стран-участниц.10 Следовательно, чем больше бестаможенное про­странство, чем больше свободный рынок для товаров, тем выгоднее их производить.
На следующем этапе, т. е. с 1 июля 2010 года на единой таможенной территории трех государств (России, Беларуси и Казахстана) будет действовать упрощенная система оформления и контроля, увели­чится срок уплаты пошлин с 15 дней до 4 месяцев.
На завершающем этапе 1 июля 2011 года Тамо­женный союз будет вынесен с внутренних границ стран-участниц на «внешний контур» союза.
Как отмечают специалисты, остается непонят­ным, например, как будет работать единый таможен­ный тариф, если степень унификации таможенных тарифов России и Беларуси превышает 95 % (5 % - проблемные), а в отношении России и Казахстан 38-40 % -не урегулированы.
Более того, если Таможенный кодекс России в большей степени соответствует международным стандартам, необходимым для вступления в ВТО, то проект Таможенного кодекса союза страдает опреде­ленными правовыми недостатками.
Мы полагаем, что в основном акт Таможенного союза ЕврАзЭс корреспондируется с содержанием Международной конвенции об упрощении и гармо­низации таможенных процедур от 18 мая 1973 года в редакции Протокола о внесении изменений в Меж­дународную конвенцию от 26 июня 1999 года.
Сегодня можно с уверенностью утверждать, что юридический текст перевода Конвенции на русский язык содержит терминологию Конвенции в ее точ­ном выражении и содержании, соответствующую оригиналу на официальном - английском - языке. Подтверждением этого факта является присоедине­ние Республики Казахстан в начале 2009 года к Киот­ской конвенции.
Проект Таможенного кодекса Таможенного сою­за ЕврАзЭс построен на принципах:
- использования норм и положений междуна­родного права в области таможенного регулиро-вания;
- гармонизации и унификации таможенных правил и повышения эффективности таможенных процедур;
- транспарентности, предсказуемости и после­довательности таможенных правил и процедур, их упрощения в интересах участников внешнеторговой деятельности;
- применения современных методов работы та­моженных служб, включая таможенный контроль на основе управления таможенными рисками, постта­моженный контроль; максимального практического внедрения передовых информационных технологий;
- совершенствования взаимодействия между та­моженными службами государств - участников та­моженного союза.
Разработчики проекта Кодекса руководствова­лись положениями и стандартами Конвенции Киото, при этом учитывали все лучшее, что имеется в тамо­женном законодательстве трех наших стран. Разра­ботчики стремились к тому, чтобы его нормы были модернизированными, как по форме, так и по своему внутреннему содержанию и отвечали особому харак­теру уникального наднационального кодифициро­ванного правового акта непосредственно прямого действия. При этом Кодекс должен занять ключевое
место в регулировании внешнеторговой деятель­ности единой таможенной территории и заложить,
в числе других правовых актов, надежную основу дальнейшего развития Евразийского экономическо­го сообщества.
Разработчики закрепили в нормах Кодекса есте­ственное правовое положение о том, что каждое лицо должно точно знать, какие у него есть права и обязанности, а также какие действия, когда и в каком порядке оно обязано совершать при перемещении товаров через таможенную границу нашего тамо­женного союза.
Общая характеристика норм проекта кодекса:
1) правовые предписания в целом относятся ис­ключительно к сфере таможенного регулирования на таможенной территории таможенного союза и не вторгаются в иные сферы правового регулирования (о налогах, административного, уголовного и др.) го­сударств - участников таможенного союза;
2) положения Кодекса ориентированы на содей­ствие внешней торговле и упрощение таможенных операций и таможенных процедур, о чем свидетель­ствует, в частности, содержание его норм, регули­рующих предварительное информирование, при­менение информационных технологий и взаимную административную помощь таможенных органов;
3) формы таможенного контроля, установленные проектом Кодекса, конкретизированы и ориентиро­ваны на предупреждение, выявление и пресечение нарушений таможенного законодательства на тамо­женной территории таможенного союза.
Необходимо особо подчеркнуть, что основой та­моженного регулирования на таможенной террито­рии Евразийского таможенного союза является дея­тельность таможенных служб государств Союза по реализации задач в области таможенного регулиро­вания и единообразному применению таможенного законодательства на таможенной территории Евра­зийского таможенного союза в пределах националь­ных суверенных территорий.
Обращаем внимание читателей на ключевое со­держание последней фразы: «таможенные службы действуют в пределах национальных суверенных тер­риторий». Это обстоятельство отразилось, возможно, и психологически, на разработчиках, так как проект Кодекса содержит, на наш взгляд, избыточное коли­чество отсылок на национальное законодательство государств - участников таможенного союза.
Правовые основы таможенного союза соответству­ют положениям статьи 24 ГАТТ-ВТО,12 в этой связи деятельность таможенных органов в пределах нацио­нальных суверенных территорий требует однозначно­го правового определения и его закрепления в нормах проекта Таможенного кодекса таможенного союза.
Необходимо уточнить определение термина еди­ная таможенная территория в проекте Кодекса (ст. 2):
«состоит из таможенных территорий государств -
участников таможенного союза», тогда как статья 24 ГАТТ-ВТО устанавливает, что две и более таможен­ных территории государств - участников таможен­ного союза заменяются единой таможенной терри-торией!
Приведенная нами норма ГАТТ-ВТО имеет прин­ципиальное и концептуальное значение для станов­ления таможенного регулирования на единой тамо­женной территории нашего таможенного союза.
Отметим еще один просчет в проекте Кодекса. Ознакомившись с текстом проекта Кодекса, мы не нашли в нем термина «очистка» (CLEARANCE). По существу разработчики кодекса забыли о Главе 3 Ге­нерального приложения Конвенции «Очистка и дру­гие таможенные формальности».
Совет Всемирной таможенной организации принял в июне 1999 года новую редакцию таможен­ных процедур для их эффективного использования в международной торговле в ХХI веке.13
Нормы Международной Конвенции (далее - Конвенция Киото) направлены на оказание помощи в развитии таможенных процедур и их всемирной глобализации для обеспечения деловой стабильно­сти и действенности, которые требуются для миро­вой торговли.
Современное производство и системы достав­ки грузов, соединенные с потенциалом новых форм электронной коммерции, делают быстрые и прогно­зируемые таможенные формальности и процедуры одной из предпосылок национального процветания. Отказавшись от термина «таможенное оформление», разработчики не уяснили для себя содержание тер­мина «очистка» и важности его применения в соот­ветствии с названной главой Конвенции.
Небольшой исторический анализ показыва­ет, что Таможенный кодекс Союза ССР в редакции
1964 г.14 не содержал понятие «таможенное оформле­ние», необходимые таможенные операции проводи­лись при осуществлении таможенного контроля.
В Таможенном кодексе СССР в редакции 1991 г.15
таможенное оформление нашло свое отражение в разделе V без законодательного определения данно­го понятия, более того, операции по таможенному оформлению должностные лица таможенных ор­ганов проводили в целях обеспечения таможенно­го контроля перемещения через границу товаров и иных предметов (ст. 45).
В соответствии с ТК РФ в редакции 1993 года та­моженное оформление - это процедура помещения товаров и транспортных средств под определенный таможенный режим и завершения действия этого режима (статья 18, подпункт 15).16
В то же время последующие нормы, содержав­шиеся в ТК РФ (1993 г.), придавали таможенному оформлению более широкий характер. Таможенно­му оформлению посвящался раздел IV, в который входили глава 21, содержавшая общие положения о таможенном оформлении, глава 22, рассматривав­шая предварительные операции, глава 23 (временное хранение), глава 24 (таможенный брокер), глава 25 (таможенный перевозчик), глава 26 (декларирова­ние). Положения раздела IV содержали помимо по­нятия «таможенное оформление» и такие понятия, как «предварительные операции», «основное тамо­женное оформление», «предварительное таможен­ное оформление» К предварительным операциям статья 137 ТК РФ относила все имеющие отношение к таможенному делу действия, предшествующие основному таможенному оформлению и помеще­нию товаров и транспортных средств под определен­ный таможенный режим.
В действующем Таможенном кодексе Российской Федерации 2003 года (статья 11 ТК России)17 опреде­ление термина «таможенное оформление» отсутству­ет. При этом необходимо особо отметить, что «та­моженное оформление» не тождественно по своему содержанию термину «таможенные формальности» Конвенции Киото.
В Конвенции под таможенными формально­стями понимаются «все операции, которые должны совершаться заинтересованными лицами и тамо­женной службой в целях соблюдения таможенного законодательства».
Полагаем, что к совершению таможенных фор­мальностей можно отнести классификацию товара, определение таможенной стоимости, уплату по­шлин, налогов и иных таможенных платежей, а так­же прочие операции, что, бесспорно, требует своего законодательного уточнения.
В этой связи необходимо отметить, что слово «оформление» в русском языке означает облечение в определенную форму, придание законченности, завершенности. Современный толковый словарь рус­ского языка18 выделяет несколько значений данного слова, среди которых: доведение до «внешнезавер­шенного, готового состояния»; процесс придания «законной силы» чему-то, делающий что-то «юриди­чески действительным».
Большой толковый словарь официальных тер­минов приводит следующие два определения:
1. «Оформление дела». Подготовка дела к хра­нению в соответствии с установленными правила­ми ГОСТ Р 51141-98 («Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения». Раздел 2. Стандарти­зированные термины с определениями, п. 73);
2. «Оформление документа». Проставление не­обходимых реквизитов, установленных правилами
документирования. ГОСТ Р 51141-98 («Делопроиз­водство и архивное дело. Термины и определения». Раздел 2. Стандартизированные термины с определе­ниями, п. 49.).
Аутентичность, правильность полученного пере­вода можно проверить через обратный перевод. При переводе с русского на английский термина «тамо-женная очистка» получаем выражение «customs clearance», используемое как в Конвенции Киото, так и повсеместно в международной таможенной
практике.
Напротив, русское слово «оформление» не име­ет однозначного перевода на английский язык и будет переводиться ситуативно, в зависимости от контекста, т. е. в каждом конкретном случае, чтобы перевести этот термин на английский язык, нам нуж­но подобрать русский синоним этого слова, соответ­ствующий контексту.
Так, чтобы перевести словосочетание «оформле­ние контракта», нам необходимо подобрать англий­ский синоним слову «оформление», это будет либо слово «составление», либо слово «регистрация», соот­ветственно, оно будет переводиться либо как «drawing up a contract», либо как «formalizing a contract».19
Если обратиться к тому же тексту Конвенции, с русским словом «оформление» соотносятся сле­дующие английские слова (рассмотрим, например, Специальное приложение К, гл. 2, рекомендация по практическому применению № 10):
- оформление сертификатов о происхождении товара - drawing up certificates of origin;
- Правила оформления сертификатов о происхо­ждении - The rules for the establishment of certificates of origin.
Следует отметить, что в международной практи­ке употребление термина «оформление» в том зна­чении, в котором оно понимается в русском языке, крайне редко.
В различных словарях термин «очистка» имеет несколько переводов. В Конвенции Киото этот тер­мин раскрывается через следующее его определение: «CLEARANCE (очистка) - совершение таможенных формальностей, необходимых для введения товаров во внутреннее потребление, для их экспорта или для помещения под иную таможенную процедуру».
Уточнение правового понятия термина «очистка» в таможенных процедурах направлено на то, чтобы обратить внимание специалистов на необходимость использования этого термина при дальнейшей рабо­те над проектом Кодекса.
Также в проекте Кодекса недостаточно точное определение термина «товар» (ст. 4 п. 29) - «любое движимое имущество, перемещаемое через тамо­женную границу, в том числе носители информа­ции, валютные ценности, электрическая и иные виды энергии, а также иные перемещаемые вещи, прирав­ненные к недвижимому имуществу».
Было бы целесообразным при доработке про­екта Кодекса внимательно отнестись к содержанию этого термина применительно к гражданскому за­конодательству России (ст. 129 ГК РФ)20 - «товаром могут быть любые вещи, если они не изъяты или не ограничены в обороте, в том числе носители инфор­мации, валюта…». При этом было бы целесообраз­ным учитывать и опыт наших соседей - Евросоюза.
Определение товара в ЕС,21 которое принято считать классическим, уже давно сложилось в преце­дентном праве Суда Европейского Сообщества.
В решении названного Суда по делу С-7/68 ITALIAN ART (1968 г.) термин «товар» толкуется как «все измеряемое в денежной стоимости и являющее­ся объектом коммерческих операций».
Необходимо особо отметить, что термины «товар» (англ. «GOODS») и «продукция» (англ. «PRODUGTS»), встречающиеся в ряде статей Догово­ра о ЕС, интерпретируются названным Судом в каче­стве синонимов.
С момента принятия Конвенции Киото Респу­бликой Казахстан этот международный договор пользуется преимуществом по сравнению с нацио­нальным законодательством как Республики Казах­стан, так и Беларуси и России в соответствии с догово­ренностями о создании таможенного союза нашими странами.
В этой связи особенно важно, чтобы текст Ко­декса юридически соответствовал тексту перевода Конвенции, который ратифицирован Республикой Казахстан, и содержал соответствующую оригиналу на одном из официальных языков (на английском языке) терминологию Конвенции в ее точном выра­жении и содержании.
Позвольте по этому поводу привести ряд при­меров.
Согласно СП 1.2 Генерального приложения24 условия и порядок применения таможенных про­цедур должны определяться в национальном зако­нодательстве и быть предельно простыми. В Реко­мендациях Конвенции разъясняется сфера действия национального законодательства: «Договариваю­щиеся стороны должны привести в действие на на­циональном уровне принятые ими стандартные и рекомендуемые правила. Поэтому их национальное законодательство должно включать, по крайней мере, основные правила Генерального приложения, наря­ду с подробными положениями по их применению. Эти положения не обязательно ограничены сферой таможенного законодательства, но также могут рас­пространяться на такие документы, как официаль­ные уведомления, уставы или приказы министерств в соответствии с административной системой каждой
Договаривающейся стороны». Иначе говоря, поня­тие «национальное законодательство» в Конвенции шире понятия «таможенное законодательство».
В этой связи требуется адекватный подход к тер­минологии Конвенции Киото и ее применению в Ко­дексе, при этом необходимо жестко пресекать узко ведомственную трактовку терминов.
Серьезную терминологическую проблему созда­ет использование в тексте проекта Кодекса термина «грузовая таможенная декларация». Такого термина в тексте Конвенции нет. Англоязычный вариант Кон­венции использует термины «декларация на товары» (goods declaration) и «декларация на грузы» (cargo declaration), что нашло закрепление в русскоязычном тексте, ратифицированном Республикой Казахстан. Термин «грузовая таможенная декларация», приме­няемый в проекте Кодекса, в будущем может создать путаницу в этих понятиях, тем более что он отсут­ствует в оригинальном тексте Конвенции.
Данное предложение базируется на том, что термин «грузовая декларация», который имеет само­стоятельное значение, используется в Конвенции и в ее Специальных приложениях (в частности, СП-А «Прибытие товаров на таможенную территорию», понятие Е1./F1).
Было бы целесообразным в глоссарии проекта Кодекса также использовать и определение Е4./F15 Главы 2 Конвенции: «Проверка декларации на това­ры - действия, совершаемые таможенной службой для проверки правильности декларации на товары и других представленных документов установленным требованиям».
Серьезная ошибка в Кодексе - это отнесение опе­рации отказ от товаров и их уничтожение к таможен­ным процедурам!
Говоря о терминах и синонимах, мы имеем в виду один непреложный факт: нормы Кодекса созда­ют правовую базу для решения задач, стоящих перед таможенными органами. Именно в этой связи пола­гаем возможным обратиться к Концепции развития таможенных органов Российской Федерации, при­нятой распоряжением Правительства Российской Федерации 14 декабря 2005 г. № 2225-р,25 которая в полной мере не реализована.
К нормам проекта Кодекса необходимо предъяв­лять особые требования, так как они создадут право­вую базу и обеспечат на единой таможенной терри­тории:
- в полной мере применение международных стандартов, необходимых для введения торгово-логистических технологий;
- развитие системы информирования тамо­женных органов о ценообразовании, торгово-промышленной специализации в зарубежных стра­нах, мировых тенденциях в разделении труда;
- эффективное осуществление контроля за това­рами после их выпуска в обращение на единой тамо­женной территории (посттаможенный контроль);
- должное осуществление информационно-аналитического обеспечения правоохранительной, в том числе оперативно-розыскной, деятельности таможенных органов на единой таможенной терри­тории.
Перспективные правовые нормы Кодекса долж­ны повысить уровень взаимодействия всех подразде­лений таможенных органов государств Союза с дру­гими правоохранительными и контролирующими органами.
Надежное правовое обеспечение должно при­вести к повышению эффективности таможенного администрирования на единой таможенной терри­тории, стать преградой недобросовестной конкурен­ции, проникновению недоброкачественных импорт­ных товаров на рынки наших государств и другим негативным явлениям.
С принятием Таможенного кодекса возникает необходимость формирования новых подходов к та­моженному администрированию, которые позволят таможенным органам государств Союза эффективно реагировать на происходящие изменения в соответ­ствии с международной практикой и требованиями общества и наших государств.
Полагаю, что уже сегодня необходимо прини­мать меры к организации научного обеспечения предстоящих мероприятий по разработке Концеп­ции таможенного администрирования в таможен­ном союзе.
Комиссии таможенного союза в период заверше­ния разработки проекта Таможенного кодекса также необходимо определиться с именем собственным на­шего таможенного союза, например - Евразийский таможенный союз.
В завершение подчеркнем, что Таможенный ко­декс таможенного союза - это своего рода экономи­ческая конституция стран-участниц.
Мы выражаем надежду, что Таможенный кодекс таможенного союза обеспечит дальнейшее упроще­ние и обеспечение безопасности торговли при со­блюдении положений международных договоров стран-участниц.
Международный опыт развитых стран Европей­ского союза показывает, что Таможенный кодекс та­моженного союза позволит:
- законодательно обеспечить свободное переме­щение товаров через границу без ограничений и до­полнительных требований;
- реализовать перенос таможенного контроля товаров в места их отправления или назначения;
- свободно выбирать международные процеду­ры таможенного транзита;
- обеспечить быстрые и упрощенные процедуры таможенного контроля, т. е. исключить вынужденные таможенные обременения (оформление и т. д.);
- выработать механизмы управления рисками для безопасной международной торговли и при­близить их к рамочным стандартам безопасно­сти ВТО о предоставлении информации о грузах с использованием системы МСАТ электронного пред­варительного информирования МДП;
- соблюсти рамочные стандарты безопасности ВТО, что послужит странам - участницам Таможен­ного союза преимуществом при вступлении в ВТО.
Мы надеемся, что и наши предложения будут положительно оценены, так как они обеспечивают преемственность международных норм в области та­моженного регулирования и вполне могут упрочить основу таможенного законодательства таможенного союза.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика