Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Казахстан–Россия: перспективы сотрудничества в космической сфере
Научные статьи
03.06.10 13:29
  ЕврАзЮж № 12 (19) 2009
Евразийская интеграция
Урынгалиев А.К. заместитель директора республиканского государственного казенного предприятия «Научно-методический центр специальных программ» Министерства экономики и бюджетного планирования Республики Казахстан.
Казахстан–Россия: перспективы сотрудничества в космической сфере

В данной статье рассматриваются перспективы казахстанско-российского сотрудничества в рамках Ор­ганизации Объединенных Нации, основанные на принципах «Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами», а также пути решения ряда проблем космодрома «Байконур».


В современном мире космическая отрасль явля­ется одной из наиболее приоритетных и наукоем­ких областей человеческой деятельности. Участие в космической деятельности в значительной мере определяет политический престиж современного го­сударства, его экономическую, научно-техническую и оборонную мощь. Решение многих важнейших на­учных и социально-экономических задач, не говоря о военно-стратегических задачах, сегодня становится не­мыслимым без использования специальных космиче­ских систем. Применение космических систем в ряде случаев является экономически весьма выгодным. Анализ современных тенденций и факторов развития космической деятельности свидетельствует о том, что многие страны мира прилагают значительные уси­лия, чтобы нарастить свой космический потенциал. В соответствии с этими реалиями Казахстан может и должен найти свое достойное место в международной космической сфере. Для этого необходимо, прежде всего, определить приоритеты развития космической деятельности в Республике Казахстан. Особо хотелось бы отметить, что в стратегическом плане бесспорно одним из важнейших приоритетов для Казахстана является развитие сотрудничества с Российской Фе­дерацией, предполагающее реализацию совместных космических проектов. Это позволило бы Казахстану совместно с Россией выйти на мировой рынок услуг по запускам космических аппаратов, создать техно­логическую базу для проектирования и изготовления элементов космических аппаратов и целевой борто­вой аппаратуры, расширить эффективное участие казахстанских специалистов в эксплуатации объектов крупнейшего в мире космодрома «Байконур».
В мировой практике отсутствует опыт аренды одним государством части территории другого госу­дарства, аналогичный практике аренды Российской Федерацией комплекса «Байконур». Анализ этого опыта, соответственно, имеет существенное значение для развития международного космического права. В мае 1992 г. Российской Федерацией и Республикой Казахстан было заключено Соглашение о порядке использования космодрома «Байконур», а в 1994 г. подписано Соглашение об основных принципах и условиях использования этого космодрома. В соот­ветствии со ст. 6 Соглашения между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о развитии со­трудничества по эффективному использованию ком­плекса «Байконур», подписанного в г. Астана 9 января 2004 года, срок аренды был продлен до 2050 года. По Соглашению от 23 декабря 1995 года на период арен-
ды казахстанский город Байконур был наделен стату­сом, соответствующим статусу российского города фе­дерального значения, но с особым режимом функци­онирования объектов, предприятий и организаций, а также проживания граждан. Данные соглашения послужили началом формирования между-народно-правовой базы по комплексу «Байконур».
Однако весьма актуальной сегодня остается про­блема экологической безопасности территории Ре­спублики Казахстан, связанная с эксплуатацией дан­ного космодрома. В настоящее время с Байконура осуществляется около 70 % всех запусков российских космических аппаратов ракетоносителями различ­ного класса.
Районы падения отделяющихся частей ракетоно­сителей занимают общую площадь около 4 млн. га.
В зависимости от применяемых компонентов то­плива на ракетоносителях в местах падения их ча­стей возможны взрывы и заражения значительных территорий вредными ядовитыми веществами,
остающимися в баках ракет после окончания рабо­ты двигателей, причем предсказать заранее время и географические координаты района падения со­вершенно невозможно. Например, после заражения местности горючим несимметричным диметилги­дразином (гептилом), используемым в ракетоносите­ле «Протон», следы заражения сохраняются в течение
80-100 лет.
В соответствии со ст. 3 «Соглашения между Пра­вительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о порядке взаимодействия в случае возникновения аварий при пусках ракет с кос­модрома «Байконур», подписанного в Астане 18 но-
ября 1999 года, стороны признают необходимость повышения уровня экологической безопасности ракетно-космической деятельности на территории Республики Казахстан путем модернизации экс­плуатируемых и создания новых экологически более безопасных ракетно-космических комплексов на кос­модроме «Байконур» для последующего поэтапного сокращения эксплуатации ракет-носителей, исполь­зующих высокотоксичные компоненты ракетного то­плива (амил, гептил); проведения совместных работ по обеспечению экологической безопасности и реше­нию проблем охраны окружающей среды, связанных с осуществлением ракетно-космической деятельности.
Согласно ст. 5 данного Соглашения, в случае ава­рии российская сторона приостанавливает пуски ракет того типа, к которому относится ракета, потер­певшая аварию, до выяснения причин аварии, уве­домляет казахстанскую сторону о причинах аварии, выполнении мероприятий по обеспечению безопас­ности последующих пусков ракет этого типа и по со­гласованию с казахстанской стороной возобновляет их пуски.
С 1999 года Казахстан, как известно, уже который раз периодически приостанавливает полеты ракет типа «Протон» по причине аварий, повлекших се­рьезные экологические последствия, однако, как го­ворится, «а воз и ныне там». И если посмотреть на статистику запусков, с 1996 года это уже седьмой слу­чай падения после неудачного старта ракетоносите­лей различных типов на территорию Казахстана.
14 мая 1996 года при пуске ракеты-носителя «Союз-У» с космодрома Байконур произошла ава­рия в результате взрыва на 49-й секунде полета.
20 мая 1997 года при запуске с космодрома Бай­конур космического аппарата серии «Космос» про­изошла авария ракеты-носителя «Зенит-2». Причи-
на - неисправность двигательной установки первой ступени ракеты. Ракета упала в 28 километрах от стартового комплекса.
10 сентября 1998 года на Байконуре потерпела аварию ракета-носитель «Зенит», запущенная для вывода на орбиту 12 коммерческих спутников «Гло­балстар».
5 июля 1999 года при запуске с космодрома «Бай­конур» военного спутника «Радуга-1» произошла авария ракеты-носителя «Протон-К». Запуск косми­ческого аппарата «Радуга» дважды откладывался (6 и 7 мая) из-за отклонения в работе системы управле­ния нового разгонного блока «Бриз-М» (четвертая ступень носителя). Ракета со спутниками упала на территорию Казахстана, при этом произошел ча­стичный разлив ракетного топлива. Казахстану рос­сийской стороной в счет компенсации ущерба от ава­рии было выплачено 270 тыс. долларов.
7 октября 1999 года во время пуска с Байконура ракеты-носителя «Протон-К» со спутником связи «Экспресс-А» на четвертой минуте полета произо­шло возгорание ракеты. Обломки носителя упали на территорию Казахстана.
27 июля 2006 года по факту падения российской ракеты-носителя «Днепр», потерпевшей аварию че­рез 86 секунд после запуска над Кызыл-Oрдинской областью Казахстана, местной прокуратурой были возбуждены уголовные дела по части первой ста-
тьи 282 («Загрязнение атмосферы») и части первой статьи 285 («Порча земли») УК РК. При этом власти Кызыл-Ординской области, где упала ракета, тре­бовали компенсации в 333 миллиона долларов за уничтоженную при аварии растительность, а также загрязнение почвы и воды ядовитым ракетным то­пливом. Экологический ущерб оценен в 1,1 млн. дол­ларов.
6 сентября 2007 года ракета-носитель «Протон-М» с японским спутником связи JСSat стартовала с Бай­конура, на 139 секунде полета на высоте 76 киломе­тров произошло возгорание ракеты. По предвари­тельным расчетам, размер компенсации, которую намерен требовать Казахстан, составит более 8,2 млн. долларов. По данным Lenta.ru от 28.09.2007 г., чинов­ники Роскосмоса заявили, что и сам ракетоноситель, и японский космический аппарат были застрахова­ны, и выплаты покроют все издержки (сумма страхов­ки называется в 300 миллионов долларов). Японская компания JSat Сorporation, которой принадлежал спутник связи, также заявила, что «влияние аварии будет минимальным» и страховка покроет и стои­мость самого спутника, и расходы, связанные с его запуском.
Следует учесть, что при подобном отношении к данной проблеме и со стороны Казахстана, и со стороны России, если до сегодняшнего дня благода­ря лишь Всевышнему обходилось без человеческих жертв, в будущем нет никаких гарантии, что не будет более серьезных последствий.
В Договоре аренды комплекса «Байконур» меж-ду правительством Российской Федерации и пра­вительством Республики Казахстан от 10 декабря
1994 года в случае нанесения ущерба, связанного с деятельностью космодрома «Байконур» при выпол­нении российских космических программ, пред­усмотрено, что Россия несет ответственность как запускающее государство в соответствии с Конвен­цией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами от 29 марта
1972 года. В связи с этим хотелось бы более подроб­но и детально проанализировать данную Конвен­цию. Действительно, 29 марта 2007 года исполнилось
35 лет со дня подписания СССР, Великобританией и США международной Конвенции об ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Подписанием этой Конвенции государства взяли на себя обязательства по восполнению материального ущерба, нанесенного территориям, имуществу или
здоровью граждан той или иной страны в результате своей космической деятельности.
Необходимость международного сотрудничества в области исследования и использования космиче­ского пространства в мирных целях, желание разра­ботать в отдельном международном документе права и обязательства, относящиеся к ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, вы­звали принятие конвенции о международной ответ­ственности за ущерб, причиненный космическими объектами.
Данная Конвенция состоит из 28 статей, в кото­рых раскрывается содержание принципов между­народной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. В статье 1 раскрываются основные понятия, используемые в конвенции.
Следует отметить, что понятийный аппарат рас­сматриваемой конвенции в сравнении с другими конвенциями небольшой, он включает всего четыре понятия: «запуск», «запускающее государство», «кос­мический объект» и «ущерб». Это обуславливается, прежде всего, основным принципом конвенции: запускающее государство несет абсолютную ответ­ственность за выплату компенсации за ущерб, при­чиненный ее космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете. Так, статья 12 гласит:
«Компенсация, которую запускающее государ­ство обязано выплатить на основании настоящей Конвенции за причиненный ущерб, определяется в соответствии с международным правом и принци­пами справедливости, с тем чтобы обеспечить воз­мещение ущерба, восстанавливающее физическому или юридическому лицу, государству или междуна­родной организации, от имени которых предъявля­ется претензия, положение, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен».
Конвенцией также подробно урегулированы условия ответственности запускающих космические объекты сторон. Государство, которому причинен вред (гражданам, юридическим лицам, территории), может предъявить претензию к запускающему госу­дарству.
В случае если вред нанесен запуском (или кос­мическим объектом) международной организации, государства-члены такой организации несут соли­дарную ответственность. Согласно нормам конвен­ции (ст. 5), когда два или более государств совместно производят запуск космического объекта, они несут солидарную ответственность за причиненный вред. В случаях материальной ответственности междуна­родных организаций следует исходить из того, что их средства складываются из взносов государств-членов. В практике наметилась тенденция сочетания мате­риальной ответственности международной органи­зации и государств. Здесь возможны два варианта:
1) установление солидарной ответственности орга­низации и государств-членов; 2) установление от­ветственности самой организации. В первом случае
претензии об ответственности могут быть предъяв­лены как государствам-членам, так и организации. Во втором случае претензии предъявляются только организации, которая сама решает вопрос о распре­делении бремени ответственности между своими членами.
В Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, была установлена солидарная ответственность, од­нако при соблюдении следующих условий: а) любая претензия о компенсации за ущерб предъявляется в первую очередь международной организации, осу­ществляющей запуск объекта; б) если организация в течение шести месяцев не компенсировала суммы причиненного ущерба, то государство-истец может поставить вопрос об ответственности государств - членов организации.
Важным моментом в конвенции надо считать урегулирование рассмотрения споров. Так, в случае если стороны не пришли к договоренности через переговоры, то спор рассматривается специальной комиссией. В соответствии с конвенцией комиссия по рассмотрению споров состоит из трех членов: члена, назначаемого истцом, члена, назначаемого ответчиком, и председателя, которого стороны из­бирают совместно. В случае если сторона-ответчик будет уклоняться от назначения члена комиссии или председателя, истец может обратиться к Генерально­му секретарю ООН с просьбой о назначении предсе­дателя. Основываясь на нормах конвенции, комиссия определяет степень вины ответчика и размер причи­ненного ущерба. Решение комиссии является окон­чательным и пересмотру не подлежит.
Итак, подводя итог по содержанию конвенции, следует еще раз отметить, что нормы конвенции от­ражают современные принципы международного права и в настоящее время и в будущем направле­ны на защиту потерпевших от ущерба в результате использования космических объектов. Конвенция в целом предусматривает эффективные правила и процедуры относительно ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами.
В последнее время в средствах массовой инфор­мации поднимаются (вполне осуществимые и за­кономерные) вопросы о планах России, связанных с возможным переносом запусков ракет на свои дру­гие космодромы, в частности на космодром «Свобод­ный» («Восточный», г. Свободный Амурской обла­сти), «Плесецк» (Архангельская область) и «Капустин Яр» (г. Знаменск Астраханской области). Байконур еще какое-то время останется основным российским
космодромом. Возникает вопрос - насколько дол­го? Вспомним казахскую пословицу «Сақтансаң сақтарым» (у русских - «Береженного бог бережет»). Чтобы не остаться у «разбитого корыта», к тому же «экологически грязного», Казахстану следует уже се­годня предпринять следующие меры:
- внести соответствующие изменения в дву­сторонние российско-казахстанские Соглашения
(Договоры), основанные на принципах «Конвенции о международной ответственности за ущерб, причи­ненный космическими объектами» от 1972 года;
- требовать компенсации за фактически причи­ненный ущерб Казахстану не только от России, но и от любого из запускающих иностранных государств и международных организаций, которые несут соли­дарную ответственность на основании Конвенции о международной ответственности;
- для создания системы экологической безопас­ности территории Казахстана при эксплуатации ракетно-космических комплексов и для получения полной картины воздействия на экосистему Казахста­на создать республиканский Фонд «Экокосмос», куда направлять средства от аренды космодрома «Байко­нур», страховых поступлений, компенсации и т. д.
Средства Фонда прежде всего необходимо нап-равлять на компенсационные выплаты жителям со­ответствующих проблемных территорий, на проведе-
ние всесторонних химико-биологических, почвовед­ческих и санитарно-гигиенических исследований. Это позволит получить экологическую картину террито­рий Казахстана, подверженных воздействию деятель­ности ракетно-космических комплексов, разработать программы постоянного экологического мониторин­га исследуемых районов, выработать меры по реаби­литации загрязненных территорий, разработать и утвердить макет экологических паспортов районов падения отделяющихся частей ракетоносителей.
Российской Федерации совместно с международ­ными организациями и иностранными государства­ми, которые несут солидарную ответственность, сле­дует предусмотреть меры по страхованию рисков и ответственности в пользу Казахстана в международных страховых организациях (таких как Международный союз авиастраховщиков «IUAI», Британский институт страхования, Российская Ассоциация Авиационных и Космических страховщиков, Мировой рынок пере­страхования, Страховая корпорация «LLOYD» и т. д.) на сумму не менее 500 млн. долларов США по каждо­му страховому случаю, связанному с осуществлением Российской Федерацией космической деятельности на любом из ее этапов, в том числе:
1. На этапе доставки космической техники на территорию космодрома «Байконур».
2. На этапе предполетной подготовки космиче­ской техники, включая проведение проверок и испы­таний на территории «Байконур».
3. На этапе запуска и выведения космической тех­ники на орбиту, включая период ввода ее в эксплуа­тацию на территории «Байконур» и территориях,
отведенных под районы падения отделяющихся ча­стей ракетоносителей.
4. На этапе эксплуатации космической техники по целевому назначению.
5. На этапе спуска космического аппарата или его элементов после завершения орбитального поле­та на территорию РК, отведенную под районы спуска космического аппарата.
Страховая сумма в 500 млн. долларов США рас­считана исходя из данных по стоимости одного за­пуска. По данным исследований Стенфордского ин-
ститута (Space Systems of Engineering) стоимость вы­ведения 1 кг полезного груза оценивается в 1250 дол­ларов США, а по оценкам российских специалистов ОАО НПО «Молния» - в диапазоне 3000-5000 $/кг.
Так, к примеру, в соответствии с Законом США «О коммерческих запусках» лицензиат, т. е. сторо­на, имеющая лицензию на проведение запуска, дол­жен представить документы (сведения о денежных средствах, депонированных в банке, или страховой полис), гарантирующие возмещение ущерба перед третьими лицами в размере от 164 до 215 млн. долл. в зависимости от используемого средства выведения. Если ущерб превышает размер данного обеспече­ния, Правительство США гарантирует возмещение ущерба до 1,5 млрд. долл. сверх него. Кроме того, лицензиат обязан застраховать объекты и оборудо­вание стартового комплекса, являющиеся федераль­ной собственностью Правительства США, на сум­му порядка 80 млн. долл. Размеры страховых сумм при страховании запуска колеблются в пределах
80-250 млн. долл. в зависимости от орбитального ап­парата и средств выведения. Страхование космиче­ских рисков при орбитальном функционировании космических аппаратов проводится в основном сро­ком на 1 год. В объем покрытия может быть включен предпринимательский риск собственника космиче­ского проекта (финансовые потери в случае гибели, повреждения спутника на орбите, повлекшего за со­бой невозможность функционирования по целевому назначению).
Чем каждый раз подсчитывать фактически нане­сенный экологический ущерб при аварийных запу­сках, а потом в силу политической целесообразности и сохранения добрососедских отношении взыскивать с России его тысячную часть, лучше принять заранее более рациональные и реалистичные меры.

вверх


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика