Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Актуальные проблемы совершенствования юрисдикционных положений Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г. - Недостатки юрисдикционных положений Токийской конвенции 1963 г.
Научные статьи
06.10.14 10:21
Оглавление
Актуальные проблемы совершенствования юрисдикционных положений Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г.
Недостатки юрисдикционных положений Токийской конвенции 1963 г.
Юрисдикция государства посадки
Юрисдикция государства эксплуатанта
Другие основания для юрисдикции. Иерархия юрисдикций
Экстрадиция
Протокол 2014 г.
Вывод
Все страницы










Недостатки юрисдикционных положений Токийской конвенции
1963 г.

Юрисдикционные положения Токийской конвенции 1963 г. были названы в качестве одного из главных ее «слабых мест» и, соответственно, стали одним из основных направлений работы по модернизации Конвенции.

Стоит напомнить, что Токийская конвенция 1963 г. в дей­ствующей редакции предусматривает в качестве основной юрисдикцию государства регистрации воздушного судна (п. 1       ст. 3), не исключая при этом «любой уголовной юрисдик­ции, осуществляемой в соответствии с национальным зако­нодательством» (п. 3 ст. 3). Режим, установленный Токийской конвенцией 1963 г., обычно называют «системой параллельной юрисдикции». Конвенция предусматривает обязательство государств-участников «предпринять меры» для установления юрисдикции в отношении преступлений, совершенных на бор­ту воздушных судов, зарегистрированных в этих государствах. При этом в отношении актов, не являющихся преступлениями, такое обязательство прямо не предусмотрено. При определен­ных обстоятельствах (ст. 4) государство-участник, которое не яв­ляется государством регистрации, также может осуществлять свою юрисдикцию.

В Докладе, подготовленном А. Пьера для обсуждений в рамках Специального подкомитета Юридического комитета ИКАО по модернизации Токийской конвенции, включая про­блему недисциплинированных пассажиров, 22-25 мая 2012 г. (далее — Доклад), было указано, что данные положения Кон­венции имеют два основных недостатка: во-первых, отсутствие обязательной юрисдикции и во-вторых — наличие так называ­емого «юрисдикционного пробела».

Что касается первого недостатка, то юристы часто ука­зывают, что согласно Токийской конвенции 1963 г. фактиче­ски юрисдикция государства регистрации воздушного судна не является обязательной. Конвенция обязывает государства- участников лишь установить (но не осуществить) юрисдикцию, и только в отношении преступлений (но не актов, не являю­щихся преступлениями), то есть речь идет только о законода­тельной уголовной юрисдикции.

Второй недостаток — так называемый «юрисдикционный пробел» — заключается в том, что многие недисциплиниро­ванные лица остаются безнаказанными по причине отсутствия юрисдикции, поскольку зачастую государство посадки не мо­жет применить свою юрисдикцию. Например, преступление может быть совершено на борту воздушного судна, зареги­стрированного в другом государстве, и это преступление никак не затрагивает территорию государства посадки и не связано с вопросами его национальной безопасности.

Следует отметить, что не все юристы разделяли точку зре­ния о наличии юрисдикционного пробела в Токийской кон­венции 1963 г.

Так, в ходе 35-й сессии Юридического комитета ИКАО од­ной из делегаций было высказано мнение о том, что имеет место не юрисдикционный, а правоприменительный пробел. Дело в том, что во внутреннем законодательстве многих госу­дарств уже есть положения о юрисдикции государства посад­ки, и они, на основании п. 3 ст. 3 Токийской конвенции 1963 г., успешно применяют данные положения на практике, в то вре­мя как другим государствам, действительно, для включения со­ответствующего правила во внутреннее законодательство необ­ходимо его прямое закрепление в международном договоре.

Другая делегация высказала предположение, что в То­кийской конвенции 1963 г. вообще нет юрисдикционного пробела.

Возможно, данные точки зрения и небезосновательны, од­нако нельзя не отметить, что в Конвенции все же присутствует определенное противоречие: при том, что данный документ прямо не предусматривает никаких правил относительно юрисдикции государства посадки воздушного судна, он, тем не менее, устанавливает для этого государства ряд обязательств, таких как: принятие пассажиров, передаваемых командиром воздушного судна, заключение под стражу определенных лиц и проведение немедленного предварительного расследования фактов. Юристы отмечали, что не понятно, как эти обяза­тельства должны выполняться государством посадки при от­сутствии полномочий на осуществление юрисдикции.

В доктрине было отмечено также, что государство реги­страции воздушного судна может не иметь никакого отно­шения к актам, совершенным на его борту. Дело в том, что в настоящее время около 40%[18] всех воздушных судов находятся в лизинге или аренде без экипажа (и эта цифра постоянно воз­растает), и их фактические эксплуатанты могут находиться за пределами государств их регистрации. Кроме того, как было отмечено в Докладе, «принцип юрисдикции флага имплицит­но предполагает, что командир воздушного судна обладает минимальными знаниями об уголовном законодательстве это­го государства в отношении правонарушений, совершаемых на борту воздушных судов. В тех случаях, когда воздушное судно используется на основе системы аренды без технического обслуживания, маловероятно, что командир воздушного судна будет иметь представление о законодательстве государства регистрации».

Кроме этого, как указал А. Пьера, согласно Токийской кон­венции 1963 г., в случае высадки пассажира в соответствии с п. 1 ст. 8 документа, у государства посадки не возникает обязанность осуществить предварительное расследование фактов (в этом отличие «высадки» от «передачи» лица компетентным орга­нам в соответствии со ст. 9 Конвенции). Данная точка зрения подвергалась критике, в частности Р. Абейратне указал, что, несмотря на отсутствие соответствующего прямого указания в тексте Конвенции, государство фактически не сможет остаться в стороне от данного инцидента, поскольку, во-первых, в п. 1 ст. 8 Конвенции сказано, что высадка предпринимается только в слу­чае, когда в отношении лица имеются достаточные основания полагать, что оно совершило или готовится совершить на борту воздушного судна акт, входящий в предмет Токийской конвен­ции 1963 г., а во-вторых, в п. 2 ст. 8 предусмотрена обязанность командира уведомить полномочные органы государства, в ко­тором он высаживает такое лицо, о факте и причинах высадки. Косвенное подтверждение позиции Р. Абейратне можно найти в ст. 15 Конвенции, в которой для целей выдачи и уголовного производства высаженные лица упоминаются наравне с лицами, переданными компетентным органам.

Представляется, что более убедительной является точка зре­ния об отсутствии в Токийской конвенции 1963 г. обязательства государств проводить какие-либо расследования в отношении высаженных командиром воздушного судна лиц. Другое дело, что проведение такого расследования, безусловно, отвечает интересам государства, в котором было высажено лицо, и, скорее всего, такое расследование будет проведено. Однако обязанностью государства это не является.

Таким образом, основными вопросами относительно ре­формирования правил о юрисдикции, которые были вынесены на обсуждение государств, стали, во-первых, вопрос о включе­нии в Токийскую конвенцию 1963 г. положений о юрисдикции государства посадки и государства эксплуатанта воздушного судна и во-вторых — вопрос о придании указанным юрисдик­циям обязательного или факультативного характера.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика