Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел I. Общие положения. Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право союза) - 1. Научно-правовая методология рассматриваемого объекта исследования
Научные статьи
07.10.14 12:35
Оглавление
Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел I. Общие положения. Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право союза)
1. Научно-правовая методология рассматриваемого объекта исследования
2. Правовой анализ Договора о ЕАЭС
Часть первая. Учреждение Евразийского экономического союза Раздел I. Общие положения
Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право Союза
Заключение
Все страницы







    

    1. Научно-правовая методология рассматриваемого объекта исследования

Американский политолог Збигнев Бжезинский сказал: «Распад самого крупного по территории государства в мире способствовал образованию „чёрной дыры" в самом центре Евразии. Это было похоже на то, как если бы центральную и важную в геополитическом смысле часть суши стёрли с кар­ты земли».

Американский учёный Шерман Гарнетт писал: «Россия, которая появляется, и Евразия, которая формируется вокруг неё, определят реальные опасности и возможности следую­щего столетия».

Другие искали пути восстановления Союзного государ­ства, пытались всеми цивилизованными методами сохра­нить единое экономическое, научно-техническое и социаль­ное пространство. Это, прежде всего, Казахстан, Беларусь и Россия. На территории бывшего Советского Союза было образовано несколько интеграционных объединений — Со­дружество Независимых Государств (СНГ), в рамках кото­рого форсировалось создание экономического союза и был подготовлен специальный правовой акт — Договор о соз­дании Экономического союза Содружества Независимых Государств от 24 сентября 1993 г., Союз России и Беларуси от 2 апреля 1997 г., Евразийское экономическое сообщество, документ об учреждении которого был подписан 10 октября 2000 г., а вступил в силу 30 мая 2001 г., Таможенный союз (ТС) от 06 января 1995, начавший функционировать с 1 ян­варя 2010 г., Единое экономическое пространство (ЕЭП) — Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года при участии кыргыз- станских и таджикистанских коллег, Соглашение о формиро­вании Единого экономического пространства от 19 сентября 2003 г. уже в формате наиболее близких в научно-технологи­ческом и ином плане четырех государств — России, Казахста­на, Беларуси и Украины. Однако позже Республика Украина отказалась от участия в объединении, заявив о возможной потере национального, таможенного и экономического суве­ренитетов. Строить единый экономический союз государств продолжили уже традиционные партнеры и союзники — Россия, Казахстан и Беларусь. В полной мере экономический союз заработал 1 января 2012 г.

Наиболее жизнеспособными оказались ТС и ЕЭП. Тормо­жение в развитии интеграционных объединений было связано с отсутствием действенного единого наднационального органа управления и нежеланием Сторон образовывать общий цен­тральный надгосударственный институт и подчиняться ему. Наднациональный механизм регулирования является ядром интеграции. Успехом развития ЕЭП стало создание наднаци­онального органа — Евразийской экономической комиссии. ЕЭК занимает активную позицию на международной арене с целью представления деятельности евразийского сообщества и вовлечения в интеграционные процессы ключевых партнеров из европейского и азиатско-тихоокеанского регионов. ЕЭК имеет переданные национальными государствами и Россий­ской Федерацией полномочия выступать на международном правовом поле, заключать международные договоры от имени трех государств. Решения Комиссии распространяются на все три государства, и ни одно из них не может их блокировать. Уровень интеграции в рамках ЕЭП достиг уровня интеграции Европейского союза. Все решения принимаются на коллегиаль­ной основе. Коллегия Евразийской экономической комиссии состоит из 9 членов (по 3 члена Коллегии Комиссии (министра) от каждой страны-участницы), один из которых является Пред­седателем Коллегии Комиссии. Деятельность ЕЭК структури­рована по функциональным направлениям, которые курируют члены Коллегии (министры).

Известный российский ученый К. А. Бекяшев справедливо полагает, что «центральным является утверждение верховен­ства права в международных отношениях и его постоянное совершенствование. Международное право является мерой дозволенного, критерием юридической правомерности по­ведения его субъектов в любых областях международных отношений». Безусловно, верховенство права должно быть категорией постоянной и незыблемой.

Казахский ученый А. А. Кереев отмечает: «Положения дей­ствующего законодательства Республики Казахстан допускают прямое действие самоисполняемых соглашений во внутриго­сударственной сфере. Конституцией закреплен приоритет как общепризнанных принципов международного права, так и ра­тифицированных международных договоров. Государство до­статочно внимательно относится к своим международно-право­вым обязательствам. Заключению каждого международного соглашения предшествует тщательная правовая экспертиза. Приоритет международного договора перед национальным законом установлен в правовой системе. Ратифицированный международный договор превалирует перед национальными законами с момента опубликования при условии, что дого­вор применяется партнером по договору. Договору в боль­шинстве случаев должно быть дано предпочтение в процессе правоприменения. Если договор конкурирует с положением позднее принятого закона, то применению подлежит договор. В случае же коллизии договора с ранее принятой нормой на­ционального права применяется последняя, при условии не­возможности такого ее толкования, которое бы провоцировало коллизию».

Хотим добавить, что в Конституции Казахстана защищается национальный суверенитет государства: «Возникновение новой публичной власти, распространяющейся, в частности, на территорию Республики Казахстан, противоречит ее Конститу­ции, статья 3 которой устанавливает, что «государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Консти­туции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и вза­имодействия между собой с использованием системы сдержек и противовесов"». «Никто не может присваивать власть в Ре­спублике Казахстан. Присвоение власти преследуется по за­кону. Право выступать от имени народа и государства принад­лежит Президенту, а также Парламенту Республики в пределах его конституционных полномочий. Правительство Республики и иные государственные органы выступают от имени государ­ства в пределах делегированных им полномочий».

Заместитель председателя Суда ЕврАзЭС М. Алимбеков считает, что: «При установлении концептуальных основ ЕАЭС следует отталкиваться от теории государственного суверените­та, практики интеграции постсоветских республик, учитывая отрицательный опыт функционирования в недалеком про­шлом Советского Союза, который, по сути, был империей, од­нако по форме государственного устройства — федеративным государством». Также он подчеркивает, что «идея префедера- тивной формы будущего Евразийского союза с возможностью ее преобразования в будущем в федерацию лишь отдалит создание такого необходимого межгосударственного объеди­нения, входящие в состав РФ Республики не могут выстраивать свои отношения с РФ как суверенные государства, так как это означало бы фактически перевод отношений между респу­бликой и федерацией на международно-правовую основу Можно предполагать, учитывая традиции российского под­хода к федерализму и вероятность доминирования России в будущем Союзе, что такая же позиция будет и в отношении членов ЕАЭС, если допустить идею федерализма или даже префедеративной формы устройства Союза».

Иное мнение у российского деятеля С. М. Борисова, утверж­дающего следующее: «По суммарному итогу Таможенный союз, естественно, благодаря России, входит в число ведущих производителей валового внутреннего продукта. В 2012 г. обо­рот розничной торговли России превысил уровень Белоруссии почти в 30 раз, уровень Казахстана — более чем в 25 раз. Одна­ко при расчете на душу населения преимущество России над Белоруссией составило лишь 2 раза, над Казахстаном — 2,5 раза. Российская сторона по величине ВВП превосходит Бело­руссию более чем в 21 раз, Казахстан — почти в 14 раз».

Сложно говорить о равноправном месте в ЕАЭС Казахста­на и Беларуси, когда люди подкидывают широким массам не только необоснованные, но порой и недостоверные заявле­ния. Похоже, что данный автор плохо осведомлен о крепкой экономике Казахстана. Приводить надо факты, а не то, что нравится. Такого рода амбициозные однобокие заявления ни­чего хорошего не сулят. Однажды похожие утверждения стали дополнительной разрушительной силой для развала СССР и дезинтеграции в Российской Федерации. И снова «отдель­ные персоны» ставят ярлык «младший брат» на Республику Казахстан и Республику Беларусь. Эти времена уже прошли. По данным Агентства Республики Казахстан по статистике, инфляция в июле 2014 г. к июню 2014 г. составила 0,1%, к дека­брю 2013 г. — 4,9%, ВВП (январь — март 2014 г.) — 103%, более 14000 долл. США. Данные позволяют нам прийти к выводу, что экономика Казахстана крепкая и достаточно развита.

Далее С. М. Борисов пишет: «Интеграционное объединение трех стран имеет общую таможенную границу с 18 государ­ствами мира. Среди соседей — такие крупные экономические державы, как США, Китай, Япония».

Как мы все знаем, в настоящее время общую таможенную границу имеют Россия, Казахстан и Беларусь, на сегодняшний день список участников ТС и ЕЭП еще не расширен.

Участница Евразийского научного форума в 2012 г. асси­стент кафедры мировой экономики Уральского экономиче­ского университета Дарья Бедерак в своем докладе на тему «Влияние дивергенции экономического развития стран ЕЭП на эффективность интеграции» приводит сомнительные ар­гументы и неверные данные, а главное — оскорбительные не­допустимые цифры и слова в адрес государств — участников ЕАЭС: «В Российской Федерации уровень зарплат выше, чем в партнерах по ЕЭП. В 2009 г. среднемесячная заработная плата в России составила 627,8 долл. США против 351,0 долл. США и 454,9 долл. США в Беларуси и Казахстане соответственно». Официальная заработная плата в Казахстане на тот период имела показатель в 1100 долларов.

«Россия является центром притяжения трудовых мигран­тов. В 2008 г. Республика Беларусь и Республика Казахстан имели отрицательное миграционное сальдо с Россией: -1,8 тыс. чел. и -33,7 тыс. чел. соответственно. В России миграционное сальдо с Беларусью и Казахстаном составляет 35,5 тыс. чел. В целом же иммигранты из Беларуси и Казахстана составляют не более 17% от всех прибывших в РФ иностранных граждан».

Однако данные доклада Евразийского банка развития со­держат совсем другие показатели: «Удельный вес прибывших из Казахстана в Россию в общем количестве всех прибывших в Россию из стран СНГ существенно уменьшился. В то же время доля прибывших из России в Казахстан в общем количестве всех прибывших из других государств, наоборот, увеличилась». Уровень безработицы в Казахстане по состоянию на сентябрь 2014 г. составляет 5,0%. Это самый низкий показатель в СНГ и в Европейском союзе. В Казахстане также работают трудовые мигранты из республик Средней Азии. Граждане Казахстана не являются трудовыми мигрантами в РФ. Потока казахских трудовых мигрантов не наблюдается. В основном в Россию из Республики Казахстан едут высококвалифицированные ка­дры: инженеры, юристы, экономисты, не уступающие по своей квалификации и уровню компетентности российским специ­алистам. Следует отметить, что граждане Казахстана в совер­шенстве владеют русским языком и передвигаются в рамках единого экономического и социального пространства. Отме­чается трудовая миграция россиян в приграничные казахские области. Д. Бедерак продолжает: «Так, на Беларусь и Казах­стан приходится 86,9% всех российских зарубежных инвести­ций в страны СНГ и 77% иностранных инвестиций из стран Содружества в РФ. Однако зарубежные инвестиции России в Республику Беларусь и Республику Казахстан превышают иностранные инвестиции из этих стран в российскую эконо­мику более чем в 2 раза».

Из доклада Евразийского банка развития следует, что «за период с 2000 по 2011 гг. наблюдался рост инвестиций из Ка­захстана в Россию. Так, инвестиции из Казахстана в россий­скую экономику увеличились за рассматриваемый период. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что инвестиции из Казахстана в российскую экономику всегда были больше, чем из России в казахскую экономику. По данным Росстата, в 2011 г. российские инвестиции в Казахстан составили $1 млрд 926 млн а казахские инвестиции Россию — $2 млрд 409 млн. Инвестиции из Казахстана в российскую экономику устой­чиво превышают по годам инвестиции из России в казахскую экономику. В казахских инвестициях в российскую экономику доминируют товарные кредиты, направленные на осуществле­ние экспорта товаров через территорию РФ в третьи страны». Также чувствуется односторонний, на наш взгляд, характер следующих высказываний: «Любое интеграционное объеди­нение на постсоветском пространстве с участием России будет иметь асимметричный характер. Доминирование Российской Федерации в рассматриваемом регионе как в политическом, так и в экономическом плане является бесспорным»; «при переходе на высшие ступени интеграции требуется создание разветвленной системы надгосударственного управления. Вес голосов стран-членов при принятии решения на надна­циональном уровне, как правило, зависит от масштабов их экономик и численности населения. Очевидно, что в случае с любым объединением бывших республик СССР с участием РФ решение фактически будет принимать российская сторо­на. В условиях высокого градуса недоверия между соседями страны региона, вероятно, будут стремиться повысить свою роль в управленческом процессе и снизить роль России. По­иск компромисса займет немало времени, если таковой во­обще будет найден»; «экономическое доминирование России в объединении прослеживается и по показателям внешней торговли, привлечения иностранных инвестиций, научно-тех­нического развития».

Нам остается внести от себя коррективы, что у стран — участниц Союза имеются свои веские аргументы и полити­ческие мнения. Евразийский союз — это добровольный союз государств-участников, и доминирование какого либо члена Союза противоречит международному праву и евразийским соглашениям. Мы хотим сказать, что для нас судьба Евра­зийского союза и евразийства гораздо важнее любых узких национальных амбиций. Являясь глубокими сторонниками евразийской интеграции, хотим на деле принести пользу ее развитию.

Со своей стороны можем заверить, что мы готовы также вы­ступить в юридическую защиту российского государства от до­мыслов, политических спекуляций, которые могут нанести вред и урон имиджу России и развитию Союза, какими бы они ни были — «российский провокатор», «представитель нацио­нальной элиты, имеющий склонность к национализму» и т.д.

Свои субъективные мысли о возможном расширении спи­ска участников ТС и ЕЭП высказывает Ю. В. Мишальченко: «Вне зависимости от выбора стратегии дальнейшего развития евразийской интеграции вопрос расширения состава инте­грационного объединения — это только вопрос времени. Ис­ходя из тезиса о том, что членом ТС и ЕЭП может быть только государство, имеющее с ним общие границы, можно соста­вить следующий список стран — потенциальных кандидатов в члены ТС: Азербайджан, Грузия, Китай, Кыргызстан, Латвия, Литва, Монголия, Норвегия, Польша, КНДР, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Финляндия, Эстония, Япония и США». Мы имеем надежду, что Юрий Владимирович разработает рекомендации по вхождению в евразийское объединение США, Китая и других вышеприведенных стран.

Председатель казахского Национального (центрального) банка К. Келимбетов дал свою оценку интеграционным про­цессам: «Потребность в интеграции евразийского пространства обусловлена, в первую очередь, необходимостью достижения „эффекта масштаба", поскольку формирование общего эко­номического пространства открывает перед странами ЕврА­зЭС, в частности Казахстаном и Россией, возможности для увеличения «емкости рынка», определяя его привлекатель­ность не только для предпринимателей и инвесторов, но и для зарубежных партнеров. Таким образом, формирование обще­го экономического пространства позволит дать эффектив­ный и сбалансированный ответ на ключевые вызовы и угрозы современности».

Известный политический деятель, генеральный секретарь ЕврАзЭС Т. Мансуров верно обращает внимание на «пройден­ный путь международной интеграции стран постсоветского пространства, который свидетельствует о необходимости как совершенствования сформированных институтов и механиз­мов, так и глубоко осмысленного подхода к формированию новых институтов и механизмов»[15]. Также Таир Аймухаметович предполагает, что «в ближайшее время в рамках формирова­ния Единого экономического пространства должно усилиться взаимодействие стран в реальном секторе экономики, в раз­работке и реализации межгосударственных целевых программ и проектов».





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика