Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел I. Общие положения. Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право союза) - 2. Правовой анализ Договора о ЕАЭС
Научные статьи
07.10.14 12:35
Оглавление
Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел I. Общие положения. Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право союза)
1. Научно-правовая методология рассматриваемого объекта исследования
2. Правовой анализ Договора о ЕАЭС
Часть первая. Учреждение Евразийского экономического союза Раздел I. Общие положения
Раздел II. Основные принципы, цели, компетенция и право Союза
Заключение
Все страницы







     2. Правовой анализ Договора о ЕАЭС


   При создании любого надгосударственного образования необходима прочная международно-правовая база, регулиру­ющая отношения между государствами. Без правовой основы нельзя прийти к поставленным целям, а задачи не могут быть решены. Межгосударственно-договорной фундамент инте­грационного объединения необходим для более широкого распространения интеграции в отраслевые сферы экономики (валютные отношения, согласованная макрополитика, валют­ный союз), науки и техники, охрану государственных границ стран-участниц, коллективное решение экологических про­блем (охрана окружающей среды). Для реализации постав­ленных задач участниками объединения, союза образуются наднациональные органы (главный законодательный орган, руководящий орган) и институты управления с добровольной передачей части национальной компетенции сторон. Регули­рующими документами внутри и за пределами интеграци­онного объединения могут быть: договоры о создании Союза, межгосударственные соглашения, международные договоры, конституционные акты и др.

Речь идет о создании в рамках Союза-конфедерации еди­ной правовой и экономической территории для хозяйственной деятельности юридических и физических лиц сторон. Перед запуском Союза необходимо провести работу по кодификации всей существующей правовой базы предполагаемых участни­ков объединения, что позволит максимально устранить изъ­ятия и ограничения.

Важнейшими задачами экономического развития госу­дарств — членов Союза на современном этапе являются мо­дернизация и диверсификация национальных экономик, по­вышение их конкурентоспособности, изменение структуры взаимного товарооборота нашими участниками — с сырьевой на товарную. Решения наднационального органа должны быть обязательными для исполнения всеми государствами-члена­ми. В этом и заключается глубокий смысл наднационального управления. Любой интеграционный проект в условиях гло­бализации базируется в первую очередь на экономической составляющей. Национальными властями наднациональным органам передается часть полномочий преимущественно в эко­номической сфере. Ввиду того что стороны преследуют одни и те же цели, объединяются руководящие органы, в результате чего создаются высший совет на уровне глав государств, общее правительство, состоящее из премьер-министров сторон и ви­це-премьеров, парламентская ассамблея с гибким переходом к союзному парламенту, судебный орган по экономическим вопросам.

Таким образом, единый управляющий орган наделяется полномочиями в сфере экономической политики, необходи­мыми для создания таможенного союза и общего экономиче­ского пространства. Но на этом процесс развития управляю­щего органа не завершается. На основании дополнительных соглашений к существующему союзному договору полномо­чия всё шире распространяются на другие отрасли и сферы (соглашение может поставить задачу создания валютного со­юза, включить сферу деятельности в области общей внешней политики, политики безопасности и политики сторон госу­дарств-членов в уголовно-правовой сфере). Тем самым Союз наделяется единой правосубъектностью. По своей природе Союз является сложноорганизованной системой, и поэтому он существует не автономно, а в тесном взаимодействии с внешней средой. Очевидно, что на развитие Союза определенное влия­ние оказывают и внешние факторы.

Интеграционный проект должен основываться на добро­вольном ограничении суверенитета государств и передаче ими ряда функций наднациональному органу, действующему в об­щих интересах.

К недостаткам интеграционного объединения, которые мо­гут препятствовать дальнейшему развитию, относятся:

1.       Возможный отказ участников от усиления регулирующе­го органа, прежде всего из-за наделения новыми полномочия­ми, к чему члены могут быть не готовы.

2.       Проблемы национального суверенитета, боязнь потери национально-государственной независимости.

3.       Напряженность, вызванная усилением наднационального органа.

4.       Стороны не спешат передавать полномочия в сфере по­литики, в лучшем случае передается часть из них, интеграция в этой сфере может идти медленнее.

Возможные проблемы может урегулировать принцип консенсуса (в европейском праве принцип субсидарности). Коллективное решение позволяет преодолеть негативное от­ношение государств-членов к возможному переходу к поли­тическому союзу, это способствует развитию процесса «над­национальности».

Для дальнейшего развития Союза и тесного интеграци­онного сближения рекомендуется создать все необходимые предпосылки для наделения новыми полномочиями, которые будут обладать чертами более высокого уровня.

Союз ЕАЭС теперь вступает в силу не как декларативный сомнительный проект, а как реальное интеграционное объ­единение. К этому Союзу мы шли целых 23 года. Мы восстанав­ливаем когда-то искусственно разрушенный единый народно­хозяйственный комплекс.

29 мая 2014 г. в столице Казахстана Астане главы трех со­юзных государств подписали исторический документ о созда­нии Союза. Союзный договор вступит в свою законную силу 1 января 2015 г. Договор будет ратифицирован национальными парламентами Сторон. Российский, казахский и белорусский парламенты договорились синхронно ратифицировать межго­сударственный правотворческий акт.

Территория Союза станет единым экономическим рын­ком товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. Евразий­ский союз как региональная международная организация без преувеличения стал субъектом международного права и эко­номики, объединение обладает международной правосубъ­ектностью. Сейчас, возможно, возникнут вопросы по иденти­фикации ЕАЭС в политико-правовом плане. Какие имеются возможности для адекватного рассмотрения объединения с по­зиций традиционного представления о государственном, меж­государственном и надгосударственном образе?

В концептуальном плане необходимо определиться, какой политико-правовой статус должен иметь и имеет Союз: статус конфедерации либо международной (межправительственной) организации, или союзного государства.

В документе прописано, что Союз является международ­ной организацией региональной экономической интеграции, в то же время подчеркивается его международная правосубъ­ектность. Здесь рождаются правовые коллизии. Дело в том, что международная организация не может обладать право­субъектностью. Важно отметить, что правосубъектностью об­ладают государственные образования. Мы склонны рассма­тривать Союз ЕАЭС как мягкую конфедерацию, поскольку объединение признается субъектом международного права. Это позволит ему вступать в отношения с другими государства­ми и интеграционными блоками. Закрепление правосубъект­ности Союза является важной составляющей в интеграционной политике. Международными организациями можно назвать Содружество Независимых Государств (СНГ), Евразийское эко­номическое сообщество, Союзное государство Беларуси и Рос­сии, Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Латиноамериканскую ассоциацию интеграции, Африканский союз, Центрально-европейскую ассоциацию свободной тор­говли, Экономическое сообщество стран Западной Африки (ЭКОВАС), Южно-Тихоокеанское соглашение о региональной торговле и экономическом сотрудничестве (ЮТС РТЭС), Юж­ноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР), Южноафрикан­ский таможенный союз, Совет сотрудничества арабских госу­дарств Персидского залива, Центральноамериканский общий рынок и др.

ЕАЭС как правовое явление отличается от международной организации (МО).

Считаем необходимым отметить, что уместным было бы определить термин не как «международная организация», а как «межгосударственная организация».

МО является просто инструментом интеграции. Евразий­ское объединение обеспечивает различные формы экономиче­ского сотрудничества. Отличия заключаются в следующем:

1.В рамках Союза мы имеем взаимопроникновение, сли­яние национальных интересов, а не просто их координацию и взаимодополняемость; 2. В ЕАЭС сформулированы и обе­спечиваются групповые наднациональные интересы; 3. В итоге мы получили слаженный баланс, выработали общие наднаци­ональные интересы; 4. Государства-члены передали надгосудар­ственному «центру» широкий по сравнению с традиционными МО объем компетенций и полномочий. 5. Создан специаль­ный внутриинтеграционный правовой режим для движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.

ЕАЭС имеет свою управляющую политико-правовую ин­ституциональную надстройку.

Международная правоприменительная практика не рас­сматривает конфедерацию как одну из форм государства. Мно­гие авторы (А. А. Моисеев, М. Алимбеков и др.) определяют конфедерацию как некую временную переходную форму, созданную на короткий срок для достижения определенных целей, после чего конфедерация либо преобразуется в феде­рацию, либо распадается. С другой стороны, конфедерация не является государством.

В тоже время дипломатический словарь Союза ССР 1985 г. указывает: «Конфедерация — форма государственного устрой­ства, представляющая собой постоянный союз двух или не­скольких суверенных государств, созданный для осуществления определенных целей, например взаимной обороны, внешних сношений и т.п.».

Мы предлагаем разработанное автором Б. К. Азановым определение термина «конфедерация»: «Конфедерация — постоянный Союз независимых государств, созданный для до­стижения общих целей и задач, поставленных государствами   членами Союза, имеет внутреннею структуру, в структуре имеются органы, обеспечивающие национальные и надгосу­дарственные интересы. Действует специальный правовой ре­жим внутри объединения, действует единый орган и институ­ты, издающие обязательные для государств-членов правовые акты прямого применения, обладающие приоритетом перед национальным правом. Осуществляется сближение и унифи­кация внутренних систем права по целому ряду направлений, устанавливается единый таможенный тариф в отношении тре­тьих государств, единая таможенная территория, достигается свобода передвижения капиталов, услуг, и трудовых ресур­сов. В особых случаях в «конфедерации» может быть общее етюзное гражданство».

Основываясь на многолетнем опыте исследования интегра­ционных образований и международно-правовой доктрине, мы считаем, что конфедерация — это форма государственного устройства, равно как признаем за ней форму государства.

После распада СССР подход к конфедерации как форме государственного устройства подвергался серьезной критике. Б. М. Лазарев утверждал, что появление союза государств не оз­начает возникновение нового, более крупного государства. Его слова применимы к проекту Союзного государства России и Беларуси. Заявленный в договоре факт создания Россией и Беларусью Союзного государства (СГ) не соответствует дей­ствительности, в рамках СГ не были образованы Таможенный союз и Единое экономическое пространство.

В Договоре об образовании СССР 1922 г. говорилось, что союз государств будет конфедерацией, поскольку его субъекта­ми являются суверенные государства, которые сохранят атри­буты государства. Однако конфедеративный характер Союза ССР преобразовался в федеративный, являясь конфедерацией только формально на бумаге. СССР не только стал федерацией, но и своего рода уникальным государством с единой публич­ной властью, единым политическим пространством и единым главой государства.

Договор о ЕАЭС регистрируется в Секретариате ООН в со­ответствии со ст. 102 Устава Организации Объединенных На­ций, что дает нам все основания полагать, что ЕАЭС является конфедеративным государством. Это логично, поскольку чле­нами ООН могут быть только международно-признанные го­сударства, обладающие международной правосубъектностью, т.е. субъекты международного права. Полная федеративность и/или государственность ЕАЭС ограничивается учредительным документом объединения, т.е. абсолютная суверенная между­народная правосубъектность Евразийского экономического союза ограничивается только целями и задачами, закреплен­ными в Союзном документе — Договоре о ЕАЭС.

Мы идентифицируем интеграционное образование в по­литико-правовом плане как конфедеративное государство.

Есть немало правовых норм, придающих ЕАЭС и «феде­ративный» характер, поскольку государства-участники добро­вольно передают часть суверенных полномочий, равно как прекращают часть своего суверенитета в пользу Союза и над­государственного органа ЕАЭС — единая таможенная терри­тория, единое экономическое пространство, регулирование во­просов макроэкономики и т.д. Экономическая независимость не идет вразрез с политической. Более того, ЕАЭС имеет над­национальную юрисдикцию. Государства-учредители создали наднациональные институты в составе единого органа управле­ния и передали им часть своего национального суверенитета.

Заместитель председателя Суда ЕврАзЭС М. Алимбеков отмечает: «Статус Евразийского экономического союза можно уверенно приравнивать к статусу международной организа­ции. Поэтому говорить о появлении организации нового типа, уникальной структуры и правопорядка, не подходящих ни под одну из ныне существующих политико-правовых форм, пре­ждевременно».

Мы считаем, что по вышеприведенным причинам и по­литико-правовому характеру ЕАЭС не может быть признан международной организацией.

Преамбула Договора о ЕАЭС: «Республика Беларусь, Респу­блика Казахстан и Российская Федерация, далее именуемые Сторонами,

основываясь на Декларации о евразийской экономической интеграции от 18 ноября 2011 года,

руководствуясь принципом суверенного равенства госу­дарств, необходимостью безусловного соблюдения принципа верховенства конституционных прав и свобод человека и граж­данина,

желая укрепить солидарность и углубить сотрудничество между своими народами при уважении их истории, культуры и традиций,

выражая убежденность в том, что дальнейшее развитие ев­разийской экономической интеграции отвечает национальным интересам Сторон,

движимые стремлением укрепить экономики государств   членов Евразийского экономического союза и обеспечить их гармоничное развитие и сближение, а также гарантировать устойчивый рост деловой активности, сбалансированную тор­говлю и добросовестную конкуренцию,

обеспечивая экономический прогресс путем совместных действий, направленных на решение стоящих перед государ­ствами — членами Евразийского экономического союза общих задач по устойчивому экономическому развитию, всесторон­ней модернизации и усилению конкурентоспособности наци­ональных экономик в рамках глобальной экономики,

подтверждая стремление к дальнейшему укреплению экономического взаимовыгодного и равноправного сотруд­ничества с другими странами, а также международными ин­теграционными объединениями и международными органи­зациями,

принимая во внимание нормы, правила и принципы Все­мирной торговой организации,

подтверждая свою приверженность целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, а также другим общепризнанным принципам и нормам международного права,

договорились о нижеследующем.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика