Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемные аспекты формы внешнеэкономической сделки в России - Элементы формы сделки
Научные статьи
08.10.14 16:33
Оглавление
Проблемные аспекты формы внешнеэкономической сделки в России
Форма внешнеэкономической сделки
Элементы формы сделки
Все страницы









При установлении судом, что форма внешнеэкономиче­ской сделки является ненадлежащей, возможны различные сценарии дальнейшего развития: от признания неподведом- ственности спора данному суду до возникновения споров о под­судности.

Таким образом, следует констатировать, что форма сделки есть некая правовая конструкция, которая может во многом вбирать в себя элементы содержания.

Одним из важнейших атрибутов сделки, подтверждающих волеизъявление сторон, является ее подпись. Как отмечает М. Жижина, личное и рукописное выполнение являются основ­ными моментами, отличающими подпись от факсимильных, компьютерных и иных ее изображений. Почерк способен от­разить состояние лица в момент подписания документа, в том числе, например, алкогольное или наркотическое опьянение и неспособность вследствие этого понимать значение своих действий или руководить ими, состояние стресса под воздей­ствием угроз, шантажа и т.д.

С указанной позицией автора стоит согласиться, однако следует заметить, что данные экспертизы являются настолько сложными, что количество экспертных учреждений, их вы­полняющих, невелико. Подобного рода экспертизы не явля­ются вполне однозначными, а методики их выполнения носят спорный характер.

Вместе с тем развитие технических средств, удобство и ско­рость обмена данными, присущие электронному документо­обороту, во многом склонили «чашу весов» в его сторону.

Самым существенным недостатком обмена бумажными документами, на наш взгляд, является значительно более низ­кая скорость документооборота, чем при электронном. При осуществлении внешнеэкономических сделок данный вопрос приобретает особую остроту, поскольку процесс передачи материальных носителей сопряжен с объективными слож­ностями: пересечением почтовыми отправлениями границ государств, задержкой доставки операторами почтовой свя­зи, объективно во множество раз более низкой скоростью от­правки и получения документов контрагентами. Более того, в случае необходимости внесения каких-либо исправлений и дополнений во внешнеэкономические сделки такой срок еще более отдаляет от тех рыночных условий, из которых стороны исходили при проведении переговоров, связанных с заключе­нием сделки.

В современных рыночных условиях скорость имеет очень важное значение и напрямую влияет как на оказание предпо­чтения тому или иному участнику рынка, так и ту выгоду, ко­торую принесет сделка. При более быстром документообороте вырастает предсказуемость и возможность прогнозирования.

При современных потребностях рынка значительно возрас­тает потребность правовой регламентации электронного до­кументооборота, и особое внимание в данной связи уделяется вопросу применения электронных подписей.

В этой связи особого внимания заслуживает анализ прин­ципов, закрепленных Федеральным законом «Об электронной подписи», принятым 6 апреля 2011 г. Так, п. 1 ст. 4 данного закона предусмотрено «право участников электронного взаи­модействия использовать электронную подпись любого вида по своему усмотрению, если требование об использовании кон­кретного вида электронной подписи в соответствии с целями ее использования не предусмотрено федеральными законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами либо соглашением между участниками электронного взаимодействия».

При этом можно предположить, что если стороны в согла­шении укажут на обязательность письменной формы либо та­ковая будет признана в соответствии с императивными требо­ваниями закона, в соответствии с которым будет определяться форма сделки, тогда надлежащей будет являться квалифици­рованная электронная подпись (п. 1 ст. 6 ФЗ «Об электронной подписи»). Применение иных видов подписи может быть со­пряжено с определенными сложностями. Так, согласно п. 2 ст. 6 анализируемого закона информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифи­цированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, в случаях, установ­ленных федеральными законами, принимаемыми в соответ­ствии с ними нормативными правовыми актами или соглаше­нием между участниками электронного взаимодействия. При этом возникает вопрос о необходимости предварительного заключения соглашения между участниками электронного взаимодействия (в случае если стороны в тексте заключаемо­го соглашения предусмотрят такой порядок, то такая сделка может быть признана недействительной в силу несоблюдения требований закона). Дополнительным требованием также в данном случае является необходимость предусмотреть по­рядок проверки электронной подписи в соответствии с требо­ваниями ст. 9 упомянутого Федерального закона.

Особого внимания заслуживает п. 3 ст. 6 ФЗ «Об электрон­ной подписи», который предусматривает, что если в соответ­ствии с федеральными законами, принимаемыми в соответ­ствии с ними нормативными правовыми актами или обычаем делового оборота документ должен быть заверен печатью, электронный документ, подписанный усиленной электронной подписью и признаваемый равнозначным документу на бу­мажном носителе, подписанному собственноручной подписью, признается равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью и заверенному печатью. Федеральными законами, принимаемыми в соответ­ствии с ними нормативными правовыми актами или соглаше­нием между участниками электронного взаимодействия могут быть предусмотрены дополнительные требования к электрон­ному документу в целях признания его равнозначным докумен­ту на бумажном носителе, заверенному печатью.

Несмотря на сложность законодательной техники, закре­пляющей данную норму, из нее следует простой вывод: если сделка требует скрепления печатью, то ее надлежащим элек­тронным подписанием будет применение усиленной электрон­ной подписи.

В рассматриваемой ситуации проблемным аспектом высту­пит также и установление эквивалента усиленной электронной подписи относительно признания таковой в стране контраген­та и ее соотнесение с российским законодательством.

Следовательно, рассматриваемый закон, пришедший на за­мену Федеральному закону от 10 января 2002 г № 1-ФЗ «Об элек­тронной цифровой подписи», во многом оставил скрытые противоречия и недоработки. В этой связи полагаем необхо­димым внести изменения в ФЗ «Об электронной подписи», на­правленные на смягчение законодательных конструкций путем признания в качестве документов, эквивалентных документа на бумажном носителе, любых способов совершения обмена данными, позволяющими доподлинно установить, что инфор­мация исходит от контрагента по сделке, тем самым уменьшив противоречия в отношении совершаемых внешнеэкономиче­ских сделок посредством электронного документооборота.

В целом, данная попытка законодателя является позитив­ной, соответствующей современным нормам европейского права и потребностям рынка. Вышеупомянутый федеральный закон может во многом улучшить инвестиционный климат.

При этом стоит заметить, что сложность (и, соответственно, защищенность) электронных подписей будет самостоятельно избираться участниками рынка, которые в этом вопросе долж­ны будут проявлять определенную степень осмотрительности. Так, при заключении внешнеэкономической сделки с новым контрагентом будет иметь смысл использовать электронную цифровую подпись более высокого уровня шифрования.

Полагаем возможным в рамках рассмотрения вопроса фор­мы внешнеэкономической сделки и ее элементов провести следующую классификацию:

1) по способу воспроизводства: устная, письменная и элек­тронная, конклюдентная;

2) по способу утверждения: устная, конклюдентная, подпи­санная собственноручно, подписанная электронной подписью, сделка, подлежащая государственной регистрации;

3) по юридической силе: сверхимперативная, императив­ная, договорная;

4) по степени обязательности элементов формы: обязатель­ные и факультативные;

5) по элементам, составляющим форму: подпись, печать, бланк определенной формы, наличие обязательных реквизи­тов, требование нотариального заверения, требование наличия нескольких подписей.

При этом под письменным способом воспроизводства сделки, как представляется, следует понимать любой способ воспроизводства сделки, результатом которого является ото­бражение содержания сделки на бумажном носителе.

Под электронным способом воспроизводства сделки следу­ет понимать сделки, совершенные с помощью почтовой, теле­графной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ ис­ходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Под конклюдентной формой осуществления сделки следует понимать совершение лицом отгрузки товаров, предоставление услуг, выполнение работ. Такой способ сделки породит в пол­ном объеме правоотношения только в том случае, если за ними последует последующее одобрение другой стороны в виде опла­ты таких действий или каким-либо иным способом.

На практике встречаются случаи совершения сделки при недооформленных документах (стороны согласовали условия, одна сторона направила подписанный комплект документов, но не осуществила его возврат до начала выполнения сделки), или отсутствии таких документов по проводимым сделкам в це­лом (исполнение срочных договоров, которые прекратили свое действие, однако пролонгацию не предполагают). Поскольку в данном случае нельзя говорить о том, что исполняется какой- либо конкретный договор, условия которого согласованы (что зачастую не доказуемо), следует констатировать при наличии действий, направленных на одобрение сделки, согласованную волю другой стороны и, соответственно, неприменимость норм о неосновательном обогащении, а квалифицировать такие дей­ствия как исполнение договора определенного вида.

Сверхимперативной формой является такая, которая ис­ключает применение иностранного права к форме сделки (аналог раннее действующего требования об обязательности письменной формы сделки, если одной из сторон является российская сторона).

Императивной является норма, которая указывает на дол­женствование определенной формы сделки в случаях, если бу­дет установлена воля сторон на применение законодательства данной страны.

Договорная форма предполагает, что стороны при заклю­чении внешнеэкономической сделки определяют конкретные требования к форме сделки.

Обязательные требования в отношении формы сделки — это требования, признаваемые таковыми тем правовым порядком, на основании норм права которого будет рассматриваться спор.

Факультативные требования формы — это все иные требо­вания, которые могут быть выражены сторонами.

Интересным представляется и Письмо Центрального банка России от 15 июля 1996 г. № 300 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов». Зачастую налоговые органы приводят данный акт в качестве обоснования своей позиции по делам и применения штрафных санкций. Од­нако, как подтверждает практика рассмотрения данных дел в судах различных регионов России, такие доводы налого­вых органов отвергаются, чему являются подтверждением судебные акты: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.04.2007 по делу № А39-3069/2006, Постановление ФАС Московского округа от 20.07.2010 N КА-А41/7691-10 по делу № А41-20286/07, Постановление ФАС Московского округа от 05.02.2009 № КА-А40/13283-08 по делу № А40-18655/08-4-55, Постановление ФАС Поволжского округа от 28.12.2009 по делу № А49-2910/2009, в которых судебные инстанции единодушно признали отказы в применении налоговой ставки ноль про­центов и в возмещении налога на добавленную стоимость не­правомерными.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика