Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Актуальность исследования регионального права - Субъект федерации
Научные статьи
09.10.14 10:42
Оглавление
Актуальность исследования регионального права
Субъект федерации
Федеральное право
Все страницы










     Однако «устойчивой тенденцией современного этапа разви­тия федеративных отношений в России является постепенное вытеснение права субъектов Федерации федеральным правом по предметам совместного ведения. Параллельно происходит неуклонное сужение сферы собственного правового регули­рования субъектов Федерации за счёт расширения практики вторжения в неё федерального законодателя. В результате на­чала централизации и децентрализации в системе федератив­ных отношений смещаются в сторону явного усиления в них централизации». На подобного рода проблемы в сфере пред­метов совестного ведения федерации и её субъектов обращают внимание и другие исследователи.

Объяснить проблемы в разграничении предметов ведения федерации и её субъектов можно идеологическими, полити­ческими, экономическими, научно-теоретическими, юридико- техническими и многими другими причинами. В частности:

1)       неопределённостью конституционного термина «пред­меты ведения» федерации и её субъектов, поскольку к ним отнесены «весьма неоднородные явления: а) правовое регули­рование, б) отрасли законодательства, в) конкретные юридиче­ские решения, г) систематически повторяющиеся юридические решения, д) способы воздействия на материальные объекты и ресурсы, е) государственный курс, ж) способы управления сферами и отраслями, з) порядок создания государственных институтов, и) виды правовых актов, к) повторяющиеся юри­дические действия (меры)»;

2)       разнообразием в подходах исследователей «к раскрытию таких понятий, как „правовые формы регулирования отно­шений Российской Федерации и её субъектов по предметам ведения и полномочиям", „правовые формы разграничения компетенции" и „правовые формы разграничения предметов ведения". Каждый автор рассматривает указанные правовые категории в своем видении, нередко стирая грань между „раз­граничением" и „определением" предметов ведения и полно­мочий. Вместе с тем различно не только содержание и назна­чение, но и собственно процесс разграничения и определения предметов ведения и полномочий»;

3)       конституционной фиксацией лишь общей схемы «юри­дической „конструкции" Федерации, оставляя широкое поле для законодательного регулирования. В связи с этим основные тенденции разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Федерации на се­годняшний день находятся за пределами регулирования соб­ственно федеральной Конституции».

Политические проблемы разграничения предметов ведения между федерацией и её субъектами проявляются в решениях лиц, обладающих государственной властью, которые влияют на разработку и принятие нормативных актов, предусматри­вающих, наряду с прочим, такое разграничение. Эти решения обусловлены психологическим, нравственным, интеллектуаль­ным, идеологическим и профессиональным уровнем развития сознания и мышления этих лиц, а также проблемами феде­ративных отношений. И здесь просматривается ряд дилемм. С одной стороны, федеральные органы власти стремятся иметь как можно больший объём полномочий, обеспечивая тем са­мым централизованное управление страной. С другой, эти же органы не могут, в условиях демократического политического режима, обладать неограниченными полномочиями, и обя­заны часть из них передать органам государственной власти субъектов федерации. В то же время органы государственной власти субъектов федерации, с одной стороны, также пытаются иметь многие полномочия в решении проблем своих террито­рий, с другой — они заинтересованы в так называемой «силь­ной», «устойчивой» и «эффективной» федеральной власти.

Одним из определяющих критериев в этом разграничении являются финансово-экономические ресурсы власти, поскольку государственная власть сама по себе, без соответствующего обеспечения силами и средствами, ничего не значит, не способна к управлению страной и к воздействию на общественные отно­шения. В этом процессе особую значимость имеет рациональ­ное распределение бюджетных средств между федеральным и региональным уровнями публичной власти. Так называе­мые «устойчивые темпы экономического роста» государства, проведение модернизации экономики, оказание адресной со­циальной поддержки гражданам «не могут быть решены без активного участия субъектов Российской Федерации и муници­пальных образований. Органы государственной власти субъек­тов Российской Федерации и органы местного самоуправления должны иметь больше возможностей влиять на формирование инвестиционного климата и решение социальных вопросов на соответствующих территориях. Но для этого им необходи­мы значительные публично-властные полномочия в различных сферах общественных отношений, а также стабильная и доста­точная финансовая база для их реализации».

Субъектам федерации в силу объективных (природных, географических, территориальных, демографических, нацио­нальных) причин необходимо решать вопросы в политической, административной, экономической, производственной, строи­тельной, аграрной, экологической, природоресурсной, обра­зовательной, жилищно-коммунальной, здравоохранительной, дорожной, транспортной и многих других социальных сферах общественной жизнедеятельности населения своих террито­рий. Решение этих вопросов предполагает и региональное нор­мативно-правовое регулирование общественных отношений в названных сферах, эффективность которого возможна при оптимальном разграничении предметов ведения федерации и её субъектов, а также полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти. Очевидно, что такие решения и такое нормативное регулирование долж­ны быть обеспечены финансово-экономическими ресурсами.

Нормативные решения, в том числе в конституционной (го­сударственно-правовой) и финансово-экономической сферах, принятые федеральными органами власти в рамках реформы федеративных отношений, позволили в настоящее время в Рос­сии «в определенной мере упорядочить полномочия между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и ор­ганами местного самоуправления. Одновременно с перерас­пределением полномочий были установлены и закреплены доходные источники бюджетов, а также определены принципы формирования и распределения финансовой помощи бюд­жетам субъектов Российской Федерации, предоставляемой из федерального бюджета».

Однако «проводимая в последние годы (в России — прим. П. М.) бюджетная политика была в значительной степени ориенти­рована на то, чтобы обеспечить максимальную концентрацию финансовых ресурсов в федеральном бюджете. При этом были достигнуты определенные успехи в сбалансированности доходов и расходов федерального бюджета, в то время как дифференциа­ция в уровне социально-экономического развития регионов уси­ливалась с каждым годом». В результате, по данным Минфина РФ, «в 2008 г. лишь 3 субъекта РФ смогли обеспечить свои расходы собственными доходами. В 2009 г. число таких субъектов сократи­лось до 2, а в 2010 г. — только Ямало-Ненецкий автономный округ смог обеспечить сбалансированность своего бюджета собственны­ми средствами. Поддержание сбалансированности консолидиро­ванных бюджетов субъектов РФ обеспечивается в основном за счет представляемых регионам межбюджетных трансфертов из феде­рального бюджета. Причем по данным за 2009-2010 гг. у большей части субъектов (федерации — прим. П. М.) доходы (без учета без­возмездных поступлений) составляют менее 70% от расходов». По сведениям специалистов, «в 2010 г. у 33 субъектов РФ доходы составили от 50 до 70% величины расходов, а 14 субъектов не смог­ли обеспечить и половину своих расходов. Это свидетельствует о значительном дисбалансе между возложенными на субъекты (федерации — прим. П. М.) полномочиями, а также связанны­ми с ними расходными обязательствами и соответствующими собственными источниками финансирования». В настоящее время эта проблема по-прежнему остаётся актуальной. Именно поэтому «процесс разграничения полномочий (между федераль­ными и региональными органами власти в России — прим. П. М.) в настоящее время нельзя считать завершенным». Вместе с тем дальнейшее решение проблем разграничения предметов ведения между федерацией и её субъектами, а также и полномочий меж­ду федеральными и региональными органами публичной власти, может повысить качество «управления и эффективности прини­маемых органами государственной власти и органами местного самоуправления решений в целях повышения уровня жизни граждан, создания равных возможностей для реализации населе­нием своих политических, социальных, экономических прав вне зависимости от места проживания. При этом в силу объективных закономерностей пространственного развития Российской Феде­рации актуализируется задача проведения дифференцированной государственной политики для решения обозначенных задач в отношении регионов с различным уровнем социально-эконо­мического развития». Именно поэтому федеральным органам государственной власти была поставлена Президентом России задача по подготовке предложений об изменении «сложившейся пропорции распределения доходов между бюджетами разных уровней, в результате реализации которых должна повыситься роль регионов (субъектов федерации — прим. П. М.) и муни­ципалитетов в решении ключевых социально-экономических задач». В связи с этим специалистами предлагается, кроме про­чего, определить реальный бюджетный потенциал субъектов федерации; предоставить органам государственной власти субъ­ектов федерации более широкие полномочия, в том числе в части определения региональных налогов.

Решение этих вопросов во многом зависит от политической воли лиц, обладающих государственной властью, которые мо­гут и должны установить оптимальные цели, задачи и приори­теты развития политических, федеративных, экономических, социальных, правовых отношений в стране на федеральном и региональном уровнях.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика