Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Роль судебной власти в формировании правосознания
Научные статьи
09.10.14 10:59

вернуться

Роль судебной власти в формировании правосознания


Формирование правосознания происходит, прежде всего, через государственные органы. Анализируя задачи и полно­мочия государственных органов, ведущую роль в формирова­нии правосознания можно отдать органам судебной власти.

Деятельность судов по повышению правосознания проис­ходит в разных формах, основной из которых является судо­производство и принципы его проведения.

Влияние суда на формирование правосознания объектив­но имеет свои исторические корни как в законодательстве, так и в решениях государственных и партийных органов. Так, еще в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. говорилось о воспитании судами граждан в духе неуклонного соблюдения законов (ст. 2) Позже, в Поста­новлении ЦК КПСС и Совета Министров от 30.07.1970 г. «О ме­рах по улучшению работы судебных и прокурорских органов», отмечалось, что «органы прокуратуры и суда должны всемер­но... уделять повседневное внимание пропаганде советских зако­нов и правовому воспитанию населения, особенно молодежи».

Судебные органы наряду со своей основной задачей осу­ществления правосудия на протяжении нескольких десяти­летий занимались правовым воспитанием, способствуя тем самым повышению правосознания населения. Однако с начала 90-х гг., с реформированием судебной власти, их роль свелась исключительно к осуществлению одной основной задачи — осуществлению правосудия, что привело к удалению судебной власти от народа. Об этом свидетельствуют социологические исследования, многочисленные публикации в печати, указы­вающие на повышение уровня недоверия к судебной власти. Чтобы свести к минимуму этот разрыв, на взгляд А. М. Цалиева, необходимо, чтобы люди в мантиях чаще вели диалог с народом. Председатель Верховного Суда России В. Лебедев недавно призвал к возвращению старой советской традиции, когда судьи, так сказать, ходили в народ с просветительскими идеями: выступали с лекциями в школах, вузах и проч.

В повышении правосознания судебные органы обладают большими возможностями в рамках судопроизводства, по­скольку в процессе осуществления правосудия, в отличие от других органов государственной власти, они приобретают широкую специализацию, которая сопряжена с примене­нием норм всех отраслей права. Это связано с тем, что раз­решаемые судами дела касаются всех сфер жизни. Вопросы, за разрешением которых обращаются в суд, затрагивают наи­более острые интересы людей и связаны не только с психоло­гической стороной личности, но и с их эмоциями, чувствами, волнениями, переживаниями. Поэтому профессиональное судебное разбирательство, мотивированное решение по делу оказывают значительное впечатление и воспитательное влия­ние на всех участников процесса, присутствующих граждан.

Интересной представляется точка зрения А. М. Цалиева, по мнению которого большое воспитательное значение, в том числе в плане повышения правосознания, имеют вы­ездные судебные заседания, в которых рассматриваются дела, вызвавшие значительный общественный резонанс, или дела, рассмотрение которых целесообразно на месте, поскольку может иметь большой воспитательный и профилактический эффект. К сожалению, в последние два десятилетия такая практика резко сократилась. Следует принимать во внима­ние, что на выездных заседаниях всегда присутствует боль­шое количество людей, которые становятся свидетелями судебного разбирательства и тем самым получают правовые знания как по судопроизводству, так и по соответствующей категории дел.

Судебная власть — одна из основных ветвей государствен­ной власти, которая осуществляется самостоятельно, являясь при этом независимой от других форм и отраслей государ­ственной власти, функционирующая посредством специально созданных органов этой власти — судов, обладающая исклю­чительной монополией на эту власть.

При таких условиях судебная защита прав и свобод чело­века и гражданина выступает как институт конституционного права, представляя собой юридический механизм, с помощью которого государство обязано обеспечивать соблюдение прав и свобод человека и гражданина. Поэтому механизм защиты прав и свобод человека призван укреплять правовую защи­щенность граждан, отвечая международным стандартам

Часть 2 ст. 118 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»6 подчеркивает, что осуществляется судебная власть не в произвольной форме, а посредством конститу­ционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Формой осуществления судебной власти признается пра­восудие. В различные исторические периоды и в различных государствах правосудие имело свои особенности, его отдель­ные признаки видоизменялись, однако сущность правосудия всегда понималась как деятельность суда по справедливому разрешению споров о праве, юридических конфликтов. Тер­мин «право» (ius) не случайно происходит от iustitia, что озна­чает «правда», «справедливость». Категория «справедливость» в разные периоды истории понималась неодинаково, посколь­ку как философская категория вкладывает в себя этическое содержание, а потому зависит от менталитета общества.

История создания и становления суда коррелирует с исто­рией развития государства. Поскольку судебная власть имеет особую специфику, в отличие от законодательной и испол­нительной, то становление судебной власти не что иное, как результат самоограничения государства, допускающего кон­троль над собой со стороны независимого и могущественного органа — суда, к деятельности которого, как правило, при­влекается народ. Судебная власть возможна и эффективна лишь в контексте теории разделения властей, исключающей излишнюю концентрацию власти и гарантирующей гражда­нам подлинную свободу.

Так, в Конституции РФ закреплены основные признаки судебной власти, определены задачи и формы ее реализа­ции, компетенция ее органов. Организация судебной власти на конституционных началах указывает на федеративные ос­новы построения Российского государства, содержание и пре­делы нормотворческой компетенции в сфере судоустройства, основные направления и формы его законодательного регу­лирования.

Исходя из назначения судебной власти, основными при­оритетами которой являются защита прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя России, соблюдение законности и справедливости при исполнении законов и иных нормативных актов, можно говорить о постоянно возраста­ющей роли правосудия во всех сферах жизнедеятельности общества и государства.

Вместе с тем, как отмечается учеными-теоретиками, при­нятые Конституция РФ и целый ряд нормативных актов, кар­динально изменившие роль и место судебной власти в систе­ме органов государства, нормативного определения данного явления так и не предложили.

В настоящее время представителями юридической науки разработано несколько концепций и подходов к определению понятия «судебная власть». В некоторых работах данное по­нятие трактуется исходя из различных оснований: либо функ­циональных (как правомочия), либо институциональных (как система судебных органов или конкретный суд).

Судебная власть имеет юридически сложную природу, поэтому одни видят ее в непосредственном слиянии власти и права, как В. А. Терехин, другие — в том, что судьи в кон­кретном случае разграничивают свободные сферы спорящих сторон и формулируют соответствующие общеобязательные последствия, как Д. В. Карпов.

Наиболее распространен подход, согласно которому су­дебная власть определяется как система судебных органов, осуществляющих правосудие. Основоположник этого направ­ления — видный российский процессуалист XIX в. профессор И. Я. Фойницкий. И. Я. Фойницкий отмечал: «Судебная власть образует систему подчиненных закону органов, призванных к применению закона в порядке судебного производства».

Ю. А. Дмитриев и Г. Г. Черемных определяют судебную власть как «систему государственных органов, обладающих предусмотренными законом властными полномочиями, направленными на установление истины, восстановление справедливости и наказание виновных, решения которых обязательны к исполнению всеми лицами, которых они касаются».

Другой подход к определению судебной власти — функ­циональный — заключается в понимании ее как деятельности по рассмотрению и разрешению судебных дел. Для этого судебная власть наделяется соответствующим объемом власт­ных полномочий, компетенцией, которая реализуется через функции. Подобный подход был распространен в период судебной реформы 1864 г.

По мнению В. М. Фокина, судебная власть — это реализу­емые судом властные полномочия, которыми он наделен для разрешения дел, отнесенных к его компетенции, в строгом соответствии с установленными процессуальными формами путем применения как процессуального, так и материального закона.

В понятии судебной власти, представленном сторонника­ми различных концепций, выделяются два ключевых момен­та, образующих неразрывное единство. Первый, содержатель­ный, состоит в том, что судебная власть — это полномочия по разрешению возникающих в обществе конфликтов с ис­пользованием специальных процедур. Второй, организаци­онный, заключается в том, что это полномочие принадлежит исключительно судам.

Вышеприведенный анализ суждений и авторских позиций свидетельствует об отсутствии содержательного определе­ния категории «судебная власть». Представляется, что все приведенные дефиниции следует рассматривать с позиции комплексного подхода как совокупность правоотношений и многообразный круг нормативных законодательных актов, судебные органы и учреждения, непосредственно обеспечи­вающие их деятельность, связанные единством принципов и задач, руководствующиеся в своей деятельности общими правовыми основами.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика