Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Региональные особенности взаимодействия уральских земств в деле пенитенциарного воздействия на заключенных уголовно-исполнительной системы России в конце ХIХ и начале ХХ вв.
Научные статьи
09.10.14 11:08
Оглавление
Региональные особенности взаимодействия уральских земств в деле пенитенциарного воздействия на заключенных уголовно-исполнительной системы России в конце ХIХ и начале ХХ вв.
Уездные комитеты общества при тюрьмах
Все страницы

вернуться

Региональные особенности взаимодействия уральских земств в деле пенитенциарного воздействия на заключенных уголовно-исполнительной системы России в конце ХIХ и начале ХХ вв.

На современном этапе государственного развития пред обществом и властью встает вопрос поиска новых форм госу­дарственного и общественного взаимодействия в различных сферах жизни, сочетающих в себе принципы централизма и местного самоуправления. Это связано с необходимостью укрепления российской государственности в новых социально­экономических и внешнеполитических условиях в первом деся­тилетии XXI в., однако укрепление государственности должно заключаться не только в усилении президентского правления и укреплении вертикали власти, но и в активном строитель­стве гражданского общества посредством развития местного самоуправления. Самоуправление в российских деревнях при­сутствовало со времен Московского государства, но качествен­ный скачок был сделан в период правления Александра II. Его реформы касались всего общества, но самой знаковой была земская реформа. Именно к ее положительному компоненту обращаются историки и политики. Об этом положительном компоненте говорит и президент В. В. Путин: «Именно разви­тие земств, местного самоуправления в свое время позволило России совершить рывок, найти грамотные кадры для прове­дения крупных прогрессивных преобразований».

Земским участием были проникнуты все стороны обще­ственной жизни городов и поселков. В данной статье мы по­пытаемся рассмотреть вопрос участия земств в реализации пенитенциарной деятельности в местах лишения свободы. Это представляется интересным из-за того, что в настоящий момент идет поиск общественного взаимодействия в деле пе­нитенциарного воздействия на граждан, находящихся в местах лишения свободы. Если обратиться к специфике работы зем­ства, то мы сможем выделить те направления, по которым оно работало.

Земства должны были улучшить жизнь населения на местах, а также сохранить социальное равновесие в сословном обще­стве. Для предотвращения социального взрыва земства прово­дили в жизнь «теорию малых дел». Автором этой теории был народник Я. В. Абрамов. Он считал, что практическая помощь обществу возможна не путем революционных изменений, а пу­тем конкретных действий, направленных на помощь населению в конкретных делах. Он писал: «Из этих маленьких дел слагается жизнь миллионов, от них сплошь и рядом зависит благосо­стояние и жизнь многих и многих». Эта теория предполагала инициативность и заинтересованность граждан в решении мест­ных проблем и вопросов улучшения жизни в конкретном насе­ленном пункте. Именно земства стали исторически адекватным ответом на новые потребности общества.

Основное внимание земств было сосредоточено на вопросах функционирования территории, т.е. на вопросах обеспече­ния жизни населения на территории. В Положении о губерн­ских и уездных земских учреждениях 1864 г. говорилось, что в компетенцию земств был включен перечень вопросов, каса­ющихся «дел, относящиеся к местным хозяйственным пользам и нуждам». Исследователь Н. М. Поляковская наиболее удачно выделяет основные направления работы земств, к которым относились следующие:

1.       Медицина. Земства содержали все медицинские учрежде­ния в уездах и подавляющее большинство больниц в губерн­ских городах, государственные больницы существовали только в столицах и самых крупных городах. Земства оплачивали со­держание бедных, неизлечимых и психиатрических больных в государственных больницах и больницах других земств.

2.Образование. Земства содержали (с государственным посо­бием) начальные школы; при этом земские школы находились под методическим руководством Министерства народного про­свещения. Параллельно существовала независимая от земств сеть церковно-приходских школ Духовного ведомства. Мини­стерские (полностью государственные) начальные школы были редки. Начальные школы повышенного типа (уездные и го­родские училища, высшие начальные училища) содержались преимущественно государством. Начальные школы в городах содержались как земствами, так и городскими самоуправле­ниями. Специализированные неполные средние учебные за­ведения (сельскохозяйственные, технические училища и т.п.) содержались частично земствами, частично государством (раз­ными ведомствами) без сложившейся системы.

3.Социальная помощь. Земства в обязательном порядке со­держали на свой счет подкидышей и сирот. Социальная по­мощь остальным категориям населения оказывалась бессис­темно.

4.Дорожное хозяйство. Основные транзитные дороги содер­жались государством. Малозначительные дороги, соединя­ющие губернии, и все дороги внутри губерний содержались земствами.

5.Санитарно-эпидемиологическая и ветеринарная служба. Уча­стие государства было минимальным, на уровне губернских врачебных и ветеринарных инспекторов с несколькими по­мощниками. Вся остальная работа выполнялась земствами.

6.Охрана правопорядка. Полностью осуществлялась госу­дарством, при участии сельской полиции в волостях. Участие, преимущественно в хозяйственном отношении и в пределах, законом определенных, в попечении о народном образовании, о народном здравии и о тюрьмах и т.д. Земства содержали арестные дома для подвергнутых аресту по постановлениям земских начальников и городских судей.

В земстве власть законодательно закрепила общественную инициативу в деле улучшения общественного климата на уров­не губерний, уездов. Местное самоуправление возникало в Рос­сии по инициативе народа, и в различные периоды российской истории оно то развивалось, то ликвидировалось.

В XIX в. народная инициатива была поддержана на уровне российского монарха, и центральная власть переложила мно­гие социальные функции на местные общественные органы. Представители земств принимали активное участие во всех на­чинаниях на территории губернии не только лично, но и путем организации специализированных органов. В состав земских гласных входили наиболее авторитетные представители обще­ства, к мнению которых прислушивались жители населенно­го пункта. Это были служители культа, чиновники, учителя, фельдшера и т.д. Представители губернских и уездных земств, руководствуясь доктриной «малых дел», стремились участво­вать во всех начинаниях народа, тем самым укрепляя авторитет власти. Представители земств участвовали в работе местных отделений попечительских обществ о тюрьмах.

На Южном Урале при всех действующих тюрьмах дей­ствовали попечительские комитеты, которые в своей иници­ативе в деле обустройства местных тюрем опережали власть. В Верхнеуральском уезде по инициативе комитета была обу­строено новое одноэтажное здание тюрьмы на месте прежней гауптвахты. Данное помещение могло вмещать 327 человек спецконтингента. При содействии членов земства были наня­ты помещения для размещения тюремной больницы у вдовы коллежского советника Копочинской.

Верхнеуральское тюремное отделение попечительского общества о тюрьмах было сформировано из представителей общественности Верхнеуральского уезда Оренбургской губер­нии. В него входили представители местного земства. Это про­слеживается по списочному составу:

1. Председатель — Верхнеуральский уездный исправник, коллежский советник Евлампий Федорович Мельников.

Члены:

1.       Благочинный священник Николай Иванович Малышев.

2.       Верхнеуральский городской голова, крестьянин Петр Семенович Полоши.

3.       Уездный член Троицкого окружного суда Верхнеураль­ского уезда, надворный советник Митрофан Иосифорвич Гродзинский.

4.       Товарищ прокурора Троицкого окружного суда по Верх­неуральскому уезду, титулярный советник Михаил Констан­тинович Кольев.

5.       Городской судья г. Верхнеуральска, коллежский секре­тарь Дмитрий Космич Кифеев.

6.       Верхнеуральский уездный врач, доктор медицины Адольф Вильгельмович Браже.

7.       Ветеринарный врач Оренбургского казачьего войска, надворный советник Флавий Андреевич Кошелев9.

Как видим, списочный состав начинается со служителей культа, которым было вменено в обязанность ежемесячно встречаться с заключенными тюремного замка и проводить с ними воспитательную работу, направленную на формирова­ние у осужденных устойчивого чувства раскаяния.

Региональное руководство мест заключения уделяло опре­деленное внимание организации в тюрьмах церковных служб. Часовен и церквей у большей части тюрем не было, лишь при губернском Оренбургском тюремном замке существовала цер­ковь св. Великомученицы Варвары, где богослужение совер­шалось священником и диаконом, получавшими жалование из сумм Оренбургского попечительного общества о тюрьмах. Для богослужения в воскресные и праздничные дни в других уездных тюрьмах выделялись отдельные помещения. Как пра­вило, это была обычная арестантская камера, которую вре­менно преобразовывали в культовое учреждение. Кроме этого, местные священники приглашались для бесед с арестантами по мере необходимости.

Для своих встреч с целью подготовки заключенных священ­нослужители использовали специальную литературу, которую сами писали и при помощи епархии издавали. Примером могут служить факты, относящиеся к писательской деятель­ности священнослужителей. Так священник Гурьянов, рабо­тавший в Оренбургском губернском тюремном замке, в 1887 г. издал работу «Помощь в несчастье», священник Крохотулкин посещающий Челябинский тюремный замок в конце 1890 гг., написал брошюру «Искупление греха». Все изданные книги были одобрены губернским тюремным правлением и пере­даны в тюремные библиотеки и местные этапы уральского хребта и горного правления заводов Урала. В изданных книгах прослеживалась Гаазовская мысль о преступлении как соци­альной болезни, но это было сделано с православных позиций. На страницах брошюры объяснялось, почему человек попал в тюрьму, что ему надо сделать для искупления своего греха и вступления на путь истиной веры.

При этом можно отметить, что все библиотеки при уч­реждениях уголовно-исполнительной системы были созданы по инициативе священнослужителей, входящих в местные зем­ства. Это можно проследить по перечню книг, находящихся в библиотеках учреждения. Книг для чтения не хватало не толь­ко в тюрьмах, но и в уездных библиотеках.

Так, в Оренбургской губернии Верхнеуральского уезда на 1888 г. по инициативе земства было открыто более 2 народ­ных библиотек. Библиотеки формировались и при местных тюрьмах. Библиотеки тюремных учреждений формирова­лись за счет книг, пожертвованных обывателями и купленных на деньги попечительского комитета. Книг было не много, и их можно разделить на два вида: это книги светского содержания и книги религиозного содержания.

В научной литературе представлен список книг Оренбург­ской тюремной библиотеки за 1895 г. В библиотеке было за­регистрировано 108 книг. Из них: 34 отражали православное направление; было два издания Корана, 28 в той или иной мере отражали истории мира, 16 были на темы гигиены и по ме­дицинской тематике, 14 брошюр относились к организации огородов и садов и 14 книг были учебниками за начальный школьный курс, включая книги с литературными текстами.

В начале ХХ в. в 14% тюремных учреждений имелись соб­ственные школы, в 39% — библиотеки, в 28% регулярно прово­дились коллективные чтения и собеседования.

Именно за счет библиотек администрация и представители попечительского общества желали вовлечь заключенных в про­цесс обучения грамотности. Именно в процессе обучения дол­жен был прослеживаться воспитательный момент. Положи­тельные примеры из книг, положительные примеры из жизни должны были сформировать устойчивую тягу к добропоря­дочному образу жизни. Этот последний факт позволяет обо­значить еще одно направление земской инициативы — органи­зацию процесса его образования в местных тюрьмах. Многие считали в то время, что преступные деяния — это проблема недостаточного образования. В тюремных условиях не было возможности организовать среднее образование. Начальное же образование с прививанием основ хозяйственной деятельно­сти и основ трудового воспитания можно было организовать. С этой целью при тюрьмах создавались учебные мастерские и тюремные огороды. О полезности организации огородов писалось на страницах газет и журналов: «Устройством огоро­да тюрьма, помимо своих личных экономических интересов, достигает в некоторой степени и того, что, находясь на работе в огороде, люди привыкают к огородничеству и за последнее время было немало случаев, что арестанты после освобожде­ния из тюрьмы обращались весной к смотрителю с просьбой о бесплатной высылке им тех или других огородных семян, что, конечно, исполнялось без замедления». Из представленного материала можно сделать вывод, что организация мастерских и огородов достигала своего пенитенциарного результата, а при помощи школ этот результат подкреплялся знаниями, которые проводились в тюрьмах Южного Урала по два-три часа в неделю.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика