Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Региональные особенности взаимодействия уральских земств в деле пенитенциарного воздействия на заключенных уголовно-исполнительной системы России в конце ХIХ и начале ХХ вв. - Уездные комитеты общества при тюрьмах
Научные статьи
09.10.14 11:08
Оглавление
Региональные особенности взаимодействия уральских земств в деле пенитенциарного воздействия на заключенных уголовно-исполнительной системы России в конце ХIХ и начале ХХ вв.
Уездные комитеты общества при тюрьмах
Все страницы

   






    В связи с этим можно отметить, что об организации тюрем­ных школ шла речь на V Международном тюремном конгрессе, в резолюции которого указывалось о необходимости школ, которые, по мнению, участников являются частью пенитенци­арного направления и способствуют выздоровлению человека от преступной болезни. Обучение в них должно было не только давать заключенным основы знаний по основным учебным дисциплинам, но и внушать правила, способные укрепить их нравственность. О полезности образования писал Н. М. Ядринцев: «Наблюдения и опыты уже доказали, что самые жестокие, самые испорченные преступники могут преобразовываться и улучшаться по мере доставления им более нормальных ус­ловий жизни, по мере воспитания в них лучших привычек, по мере умственного и нравственного их развития. Главнейшей целью пенитенциарной науки и всех систем исправления яв­ляется изыскание тех средств, которые могли бы лучше влиять на перевоспитание преступника и исправить в нем те недо­статки, пороки и наклонности, которые были привиты к нему дурной обстановкой». Эти слова подтверждают высказанное выше положение о пенитенциарном процессе посредством обучения и воспитания при содействии попечительского обще­ства о тюрьмах.

Члены общества особо следили за содержанием несовер­шеннолетних нарушителей в тюрьмах. К слову сказать, в каж­дой тюрьме Южного Урала несовершеннолетних было до од­ного десятка и больше. Данная ситуация вызвала негодование со стороны попечительских обществ, что привело к появлению специализированной нормы, регулирующей это направление исправительной деятельности. 5 декабря 1866 г. была принят закон «Об учреждении приютов и колоний для нравственного исправления несовершеннолетних преступников», который предписывал несовершеннолетних преступников содержать в специализированных исправительных приютах. Но таких приютов на местах не было, и создать их не представлялась возможность.

В 1897 г. император Николай II подписал поправки в «Уло­жение о наказаниях», согласно которым в случае невозможно­сти поместить несовершеннолетнего в приют, он должен отбы­вать наказание в особых помещениях при тюрьмах. Это давало возможность губернским властям, не имеющим специализиро­ванных колоний для несовершеннолетних правонарушителей, содержать их в тех же тюрьмах, что и взрослых преступников. Согласно отчетам Главного тюремного управления на 1 янва­ря 1901 г. общее количество несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, содержащихся в тюрьмах империи, составляло около 3543 человека. Это равнялось 3% от общего количества осужденных на 1900 г. Из представленного количества 1414 несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, от­бывали наказание в приютах и колониях, 1722 — содержались в особых помещениях при тюрьмах и 407 — отбывали наказа­ние совместно со взрослыми заключенными в общих камерах губернских и уездных тюремных замков.

На Южном Урале к началу ХХ в. специализированные по­мещения для несовершеннолетних правонарушителей были оборудованы почти во всех учреждениях при следующих тюрь­мах: Челябинской, Златоустовской, Верхнеуральской. В других учреждениях были выделены только отдельные камеры в ос­новных корпусах. В специализированных помещениях тюрем для несовершеннолетних были организованы школы, которые должны были посредством учительского воздействия отвлечь детей от тюремного быта и взаимоотношений. Оренбургский губернский инспектор А. К. Адеркас высказывал идею о том, что отлучить подростков от преступной среды можно, только исключив из жизни детей тюремную атрибутику. Это, по мне­нию представителей Верхнеуральского попечительского ко­митета о тюрьмах, возможно сделать только посредством за­мещения, когда сокращается негативное влияние сокамерников и усиливается влияние авторитетных жителей уезда в лице священнослужителей, учителей, врачей. Именно эти граждане должны были в ходе бесед воспитывать молодежь, показывая им примеры добропорядочного житейского поведения и при­вивая им мысли о праведной жизни в обществе.

Объективным ограничителем их эффективности являлась скученность арестантов, теснота тюремных зданий, в результате чего невозможно было распределить арестантов по разрядам и видам совершенных преступлений, отделить несовершенно­летних от взрослых, изолировать рецидивистов и т.д. То есть влияние священника наталкивалось на противодействие за­коренелых преступников, их искаженные социальные нормы «конкурировали» с нормами общественной морали, пропаган­дируемыми тюремным руководством (к которому мы относим и тюремного священника, который получал зарплату на уровне помощника начальника тюремного замка).

Слабой стороной тюремного быта являлась организация медицинского обслуживания. Циркуляром от 2 мая 1880 г. тюремным администрациям настоятельно рекомендовалось не пересылать больных арестантов из одного места заключения в другое до их полного выздоровления во избежание подрыва здоровья. В Оренбургской губернии формально больницы имелись в большинстве. В Орске заболевшие заключенные, обладающие денежными средствами, направлялись в военный лазарет, в Троицке — в городскую больницу, в Верхнеуральске был даже организован целый комплекс больничных зданий, арендуемых попечительским комитетом у частных лиц. При это проблем не становилось меньше. Их было множество: не­достаток лекарственных сред, оборудования, медицинского персонала и т.д.

Необходимо отметить, что лечением заключенных зани­мались священнослужители и земские врачи, которые также являлись членами земств и попечительских комитетов. Так, в Верхнеуральской тюрьме, находящейся почти в центре го­рода, был организован участок земского врача Адольфа Виль­гельмовича Браже. По его инициативе собирались деньги на покупку лекарств для больных в тюрьме. Иногда жители сами приносили оставшиеся после лечения лекарства для за­ключенных тюрьмы.

На Южном Урале в целях пенитенциарного мониторинга все заключенные делились на три группы «по степени исправ­ления»:

1)       вставшие на путь исправления;

2)       не вставшие на путь исправления;

3)       злостные нарушители «тюремной дисциплины», не от­вечающие пенитенциарным позывам общества.

Конечно, такое ранжирование арестантов было делом до­статочно субъективным, зависящим от личных взглядов пред­ставителей тюремной администрации и лично начальника тюрьмы и мнения представителей попечительского комитета и тюремной инспекции. Основными показателями исправле­ния того или иного заключенного были: поведение в учрежде­нии; количество взысканий и поощрений; отношения к труду и трудовые навыки; степень активности в учебе и т.п. При на­личии положительных показателей заключенный получал воз­можность досрочно покинуть стены тюрьмы. При досрочном освобождении арестант не вправе был изменить место житель­ства без разрешения полиции и тюремной инспекции, под наблюдением которой он находился еще некоторое время.

Самым интересным является то, что эти усилия попе­чительского общества дали свои результаты, о чем пишет М. В. Осипов в своем исследовании. Так, в 1903 г., как указыва­ли губернские представители тюремного управления, в местах лишения свободы появились заключенные, которые «испра­вились» настолько, что их можно было освободить досрочно. Данный показатель за 10 лет вырос с 5 до 8% от общего числа спецконтингента. И можно констатировать, что этот рост был выше, чем рост общего числа заключенных в тот же период: если количество последних увеличилось на 13,6%, то количе­ство освобожденных досрочно — на 54,1%.

Российский исследователь И. Я. Фойницкий предположил, что условно-досрочное освобождение является венцом льгот, которых может добиться заключенный во время пенитенциар­ного воздействия. Условно-досрочное освобождение применя­лось к приговоренным к заключению в тюрьме, в исправитель­ном арестантском отделении или исправительном доме при отбытии не менее 3/4 назначенного им срока наказания, но не ранее чем через 6 месяцев отбывания наказания в месте заклю­чения, не считая времени содержания под стражей в качестве подследственного. Досрочное освобождение предоставлялось осужденным только «в том случае, если их одобрительное пове­дение во время заключения дает достаточные основания пред­полагать, что по освобождении из заключения они будут вести добропорядочный образ жизни».

Все освобождаемые из отделений на протяжении четы­рех лет находились под надзором полиции или обществ, их принявших. В течение этого времени они не вправе были без разрешения полиции или обществ менять место жительства и временно покидать район проживания.

В заключение мы можем констатировать тот факт, что рос­сийские земства, рожденные в период великих реформ, сыгра­ли сою положительную роль в развитии российского общества, а именно в деле его оздоровления. Это оздоровление вырази­лось в деятельности земских гласных в региональных попечи­тельских комитетах о тюрьмах. Своей работой в тюрьмах они отвлекали оступившихся от преступной профессии и своим примеров вовлекали переступивших закон граждан в обычную жизнь общества, т.е. проводили ресоциализационный процесс. Следует констатировать несомненный факт положительного влияния представителей местных земств на процесс форми­рования пенитенциарного направления в уголовно-исполни­тельной системе России.

По мнению Л. И. Беляевой, в XIX — начале XX в. в России был накоплен определенный практический опыт помощи ли­цам, освобождаемым из мест лишения свободы, который проявлялся в виде увеличения численности населения уездных городов за счет выходцев из учреждений уголовно-исполни­тельной системы.

Попечительное о тюрьмах общество занимает весьма замет­ное место в истории развития тюремного дела в России. Оно явилось, по сути, первым институтом в России, который стал обобщать пенитенциарный опыт, явившийся впоследствии той базой, на основе которой стали разрабатываться дополнитель­ные элементы пенитенциарного направления.

Таким образом, Общество стояло у истоков становления цивилизованной пенитенциарной системы в России в органи­зационном и правовом плане. Благодаря усилиям Общества в России началось формирование законодательной базы испол­нения уголовного наказания в виде лишения свободы. И самое важное, что в ходе работы попечительских комитетов были разработаны правовые критерии исправления, которые уже нашли свое правовое выражение в декретах советской власти.

От царской России в этой системе остались пенитенциар­ные элементы в виде комиссий, комитетов и положений норм вновь появившегося уголовно-исполнительного законодатель­ства Советской России. К этим нормам можно отнести нормы формирующегося института условно-досрочного освобож­дения. О его полезности и значимости говорилось в Декрете о суде от 25 ноября 1917 г. Этим декретом судебной власти было предоставлено право помилования, включающее услов­но-досрочное освобождение для лиц, осознавших свое престу­пление и раскаявшихся в содеянном. Положением Народного комиссариата юстиции (НКЮ) «О досрочном освобождении» от 25 ноября 1917 г. были установлены правила досрочного освобождения лиц, которые встали на путь исправления в уч­реждениях исполнения уголовного наказания.

Данный институт пенитенциарной направленности был регла­ментирован в Декрете Всесоюзного центрального исполнительного комитета (ВЦИК) о суде № 2 от 7 марта 1918 г. На основании ст. 32 этого декрета каждый заключенный получал право обратиться в народный суд с просьбой о предоставлении ему права на полу­чение соответствующих льгот вплоть до полного освобождения от отбывания наказания на основании конкретных поступков, ко­торые могли свидетельствовать о его раскаянье и исправлении.

В этом документе еще отсутствовали основания для осво­бождения, не назывались категории лиц, которым оно может быть предоставлено, не был определен порядок его примене­ния. Таким образом, при сохранении идеи условно-досрочного освобождения правовая разработка данного института совет­ской властью началась заново, несмотря на пенитенциарный опыт царской России.

Дальнейшее развитие идеи пенитенциарной направ­ленности отразилось во Временной инструкции Наркома Юстиции РСФСР от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового», в Поста­новлении Чрезвычайного VI Всероссийского съезда Советов от 6 ноября 1918 г. «Об освобождении некоторых категорий заключенных», в Постановлении Наркомюста РСФСР от 25 но­ября 1918 г. «О досрочном освобождении», которая рассыла­лась в качестве инструкции к действию.








Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика