Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Особенности конституционного (государственного) права в исламских государствах - Правовой статус немусульман в исламских государствах
Научные статьи
09.10.14 11:39
Оглавление
Особенности конституционного (государственного) права в исламских государствах
Правовой статус немусульман в исламских государствах
Шариат как источник права и законодательства
Система государственной власти в исламских государствах
Особенности общественного устройства в исламских государствах
Заключение
Все страницы








Правовой статус немусульман в исламских государствах


      Для любого государства, где провозглашается официальная религия, актуальным становится вопрос о правовом статусе религиозных меньшинств. Сам Коран содержит важные слова, призывающие к веротерпимости и религиозному миру (Коран, 2:62). Исламские государства для обозначения религиозных меньшинств используют термин «немусульмане». В свою оче­редь, немусульмане могут подразделяться на: а) относящихся к людям Писания — зимми — немусульмане, сообразующие свою жизнь с божественным откровением, изложенным в свя­щенных книгах (христиане, иудеи и некоторые другие) и б) всех остальных — не относящихся ни к мусульманам, ни к лю­дям Писания. Наиболее радикально ситуация с религиозными меньшинствами решается в Саудовской Аравии. Основной ни­зам просто не упоминает людей иного вероисповедания, под­разумевая, что все подданные в государстве исповедуют ислам. Статья 6 закрепляет, что «подданные короля приносят присягу на Книге Всевышнего Аллаха и сунне Его Пророка в повино­вении и верности ему в горе и в радости, в удаче и в бедстви­ях», а ст. 11 дополняет: «Саудовское общество основывается на исповедании его членами ислама, их благочестивом, бе­режном и солидарном взаимном отношении без каких-либо противоречий».

Конституция Ирана ставит в более приоритетное поло­жение «людей Писания» по сравнению с другими немусуль- манами. Статья 13 Конституции закрепляет, что «иранские зороастрийцы, иудеи и христиане являются единственными религиозными меньшинствами, которые могут свободно осу­ществлять свои религиозные обряды в рамках закона и посту­пать в гражданских делах и в сферах религиозного воспитания согласно своему учению». В целом, Конституция Ирана провозглашает, что мусульмане должны с добротой и исламской справедливостью обращаться с немусульманами и соблюдать их человеческие права (ст. 14).

Тем не менее, существуют примеры, когда в исламских го­сударствах статус гражданина никак не связывается с их рели­гиозной принадлежностью. В Конституции Бахрейна (ст. 22) провозглашается свобода совести для каждого. Государство гарантирует свободу вероисповедания, свободу отправления религиозных обрядов, собраний в соответствии с традиция­ми, которые соблюдаются в стране. Аналогичная ситуация отражена в Конституции Иордании. В ст. 14 закрепляется, что «государство охраняет свободу культов и религиозных верований, согласно существующим в королевстве обычаям, при условии, что они не нарушают общественный порядок и не противны добрым нравам», а ст. 6.1 прямо устанавлива­ет, что «иорданцы равны перед законом; не допускается ка­кая-либо дискриминация в отношении прав и обязанностей в связи с принадлежностью к какой-либо народности, языку или религии»16. Исключением является лишь глава государ­ства — король, по отношению к которому закрепляется, что он должен быть мусульманином, рожденным законной женой, от отца и матери мусульман (ст. 28g). Можно сделать вывод, что, за исключением короля, Конституция Иордании ставит во главу угла не религиозную принадлежность человека, а на­личие у него иорданского подданства.

Конституция Пакистана содержит достаточно много статей, регламентирующих межконфессиональные отношения, что свидетельствует о стремлении к урегулированию возможных противоречий при совмещении исламских теократических и демократических принципов в законодательстве государства. Уже в преамбуле Конституции Пакистана закрепляется, что меньшинствам должны быть предоставлены достаточные права свободно исповедовать свою религию и развивать свою куль­туру. Государство гарантирует возможность развития любого религиозного течения как естественное следствие признания права граждан исповедовать свою религию. Более того, запре­щается принудительное взимание каких-либо налогов на лю­бые нужды любой религии с лиц, ее не исповедующих (статьи 20-22 Конституции). Рассматривая данные нормы в отрыве от остального текста Конституции, можно сделать ошибочный вывод о светском характере государства. В то же время они свидетельствуют о довольно высокой степени демократичности конституционных положений, касающихся вероисповедания. Вопрос о вероисповедании главы государства решается так же, как в Иордании: Президентом Республики Пакистан может стать лишь мусульманин (ст. 41.2 Конституции). Но для других государственных должностей подобных ограничений не вво­дится. Более того, дискриминация граждан на основании ве­роисповедания при приеме на государственную службу прямо запрещена Конституцией (ст. 41.2).






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика