Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экономические предпосылки существования договора контрактации в истории его развития
Научные статьи
09.10.14 13:09
Оглавление
Экономические предпосылки существования договора контрактации в истории его развития
В условиях членства России в ВТО
Все страницы

вернуться







Экономические предпосылки существования договора контрактации в истории его развития

alt 
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Симонова О. А.
На основе анализа истории правового регулирования отношений по реализации будущей сельхозпродукции ее производителями делается вывод об обусловленности договора контрактации экономическими предпосылками, в частности, необходимостью продовольственного обеспечения страны. В условиях членства России в ВТО на фоне падения отечественного сельхозпроизводства перед страной стоит задача выработки новой аграрной политики. Выявленные закономерности существования договора контрактации актуализируют необходимость исследований на предмет возможности обеспечения конкурентоспособности отечественного сельхозпроизводителя в рамках контрактационных отношений.
Ключевые слова: договор контрактации, сельхозпроизводитель, заготовитель, сельхозпродукция, ВТО

Объективная необходимость государственной поддержки сельского хозяйства, доказанная мировой экономической те­орией и практикой еще в XIX-XX вв., обусловлена, во-первых, экономической незащищенностью отрасли на предпринима­тельском рынке, а во-вторых, общественной важностью данного вида деятельности, обеспечивающего функционирование го­сударства как человеческой, социальной и политической общ­ности. В связи с этим вопросы развития сельского хозяйства рассматриваются во всем мире в контексте его стратегической важности по обеспечению национальной продовольственной безопасности.

В современной России продовольственная безопасность де­кларируется одним из главных направлений достижения наци­ональной безопасности страны в среднесрочной перспективе. Основными задачами по ее реализации являются: устойчивое развитие отечественного производства продовольствия и сы­рья, достижение и поддержание физической и экономической доступности безопасных пищевых продуктов, необходимых для активного и здорового образа жизни.

Практически все рыночные государства используют меха­низмы гражданско-правового регулирования для обеспече­ния эффективности аграрного сектора предпринимательства, «приспосабливают гражданское законодательство потребно­стям, определяемым спецификой условий и конкретным исто­рико-географическим рынком». Среди гражданско-правовых инструментов, используемых российским законодательством для защиты интересов сельхозпроизводителей, наибольшего внимания, на наш взгляд, заслуживает договор контрактации, который в отечественной доктрине фактически отождествля­ется с договором поставки сельхозпродукции для государ­ственных нужд. К тому же за последние годы данной тематике не было посвящено ни одного исследования.

Для определения места договора контрактации в совре­менных реформационных процессах в сельском хозяйстве Рос­сии прежде всего в проработке нуждается история развития договора. В связи с этим в статье предпринята попытка вы­явления на основе исторического анализа закономерностей, предпосылок и особенностей развития договора контрактации, которые необходимо учитывать при адаптации российского гражданского законодательства к современным экономическим условиям.

Появление в нормативной лексике термина «договор кон­трактации» было связано с аграрной политикой советского го­сударства по развитию сельскохозяйственной потребительской кооперации. Начиная с 1921 г. распределение продовольствия среди населения стало осуществляться через Всероссийский центральный союз потребительских обществ. Организации потребкооперации, входившие в этот союз, выступая в каче­стве заготовителей, закупали у крестьян «произведения их хозяйств», заключая договоры на заготовку, поставку, пере­работку, хранение, очистку, сборку урожая. В договорах пред­усматривалось количество продукции, подлежащей заготовке и передаче, выдача денежных и натуральных задатков и аван­сов, оказание помощи хозяйствам сельхозтехникой, а также фиксировались закупочные цены на определенный срок.

    Несмотря на то, что в первом советском ГК РСФСР 1922 г. договор контрактации не был указан, начиная с 1927 г. он проч­но закрепился в экономическом обороте в качестве единствен­ной правовой формы реализации будущей сельхозпродукции ее производителями. На стороне заготовителей уже могли вы­ступать не только потребительские кооперативы, но и «в целях усиления непосредственной связи промышленности с сельским хозяйством в районах расположения заводов по переработке сырья» допускалось «проведение контрактации непосредствен­но заводами...» На стороне сельхозпроизводителей поначалу выступали исключительно коллективы «посевщиков». Но впо­следствии допускалось заключение договоров и с индивиду­альными хозяйствами, при условии, что они в состоянии были дать обусловленную договором товарную продукцию, и в дан­ном районе не имелось коллективных производителей. Размер авансирования хозяйств зависел от контрактуемой культуры и имущественного положения посевщика (условия наиболь­шего благоприятствования предоставлялись бедноте). Помимо условий о количестве, качестве и сроках сдачи продукции, про­изводители должны были выполнять мероприятия по техни­ческой реконструкции, производственному кооперированию и коллективизации хозяйств (расширение посевных площадей, проведение агрокультурных мероприятий по сортировке се­мян, их протравливанию, по применению улучшенных спо­собов обработки земли и посевов и др.). Выполнение данных условий стимулировалось налоговыми льготами. Тем самым государство создавало условия для объединения единоличных крестьянских хозяйств в коллективные и увеличения объемов товарной продукции.

В связи с вышеизложенным вызывает возражение точка зрения отдельных авторов о том, что никаких реальных эко­номических или правовых предпосылок появления новой модели договора (договора контрактации) в России не было, что он складывался только в силу политических причин. Так, Л. В. Горбунова, характеризуя договор контрактации указанно­го периода, отмечает, что «.впервые в основу нормативного регулирования был положен не правовой критерий субъект­ного состава отношений (обеспечение нужд государства (каз­ны) как особого участника гражданско-правовых отношений), а политико-экономический принцип построения социали­стической системы хозяйствования, разделения огосударст­вленной экономики на отрасли промышленного и аграрно­го производства. необходимостью проведения кооперации и коллективизации».

Данное высказывание не только не соответствует историче­ским фактам, но и противоречиво по своей сути. Во-первых, в любой системе хозяйствования, и социалистической, и ка­питалистической, присутствует разделение экономики на про­мышленный и аграрный сектор. Во-вторых, массовая коллекти­визация сельского хозяйства, правовым инструментом которой и являлся договор контрактации, имела ярко выраженный экономический эффект, которого и добивалось советское го­сударство.

Начало индустриализации страны требовало постоянно­го, регулярного и прогнозируемого притока продовольствия в города и на стройки. Кроме того, экспорт зерна позволял закупать иностранную технику. В свою очередь, реконструкция сельского хозяйства и перевод его на современную технику увеличивал бы производительность труда и высвобождал бы рабочую силу для строек и предприятий. Помимо этого, в 1927-1928 гг. из-за повышения налогов на кулацкие хозяй­ства и снижения закупочных цен на зерно, в стране произошел кризис хлебозаготовок. Крестьяне отказывались сдавать зерно государству, и, несмотря на высокий урожай, к январю 1928 г. было заготовлено менее 2/3 прошлогоднего уровня зерна. Последствия «хлебной стачки» проявились в виде серии вза­имосвязанных кризисов в народном хозяйстве, усугублявших­ся обострением международной обстановки. В стране была проведена пробная мобилизация, вызвавшая панику среди населения. В августе 1927 г. в городах началась повальная за­купка про запас на случай войны муки, сахара и других товаров первой необходимости. Выросли очереди за продуктами, акти­визировались чёрный рынок и спекуляция. Товарные запасы зерна, находившегося в руках государства, были исчерпаны. Выход из сложившейся ситуации советское государство видело в массовой коллективизации сельского хозяйства (как более товарного по сравнению с мелкими индивидуальными кре­стьянскими хозяйствами) через контрактацию посевов по за­ранее оговоренной цене с предоплатой, а также выдачей семян, удобрений, поставкой сельхозинвентаря в кредит. Договор заключался либо с коллективными хозяйствами, либо с ин­дивидуальными производителями технических культур при условии их вступления в сельхозкооперацию. Планировалось, что контрактация поможет создать прочную базу для беспере­бойного и обильного снабжения продовольствием всей страны с обеспечением необходимых резервов для государства.

В-третьих, нельзя отрицать наличия и правовых предпо­сылок возникновения договора. О том, что контрактация — не новое явление, писал в 1929 г. М. Брагинский: «Она была известна и в довоенное время. ... практиковалась в самой про­стой... для производителя форме — скупке урожая на кор­ню. Большое распространение она получила в хлопководстве и в свеклосеянии. Выдавая определенный аванс под будущий урожай, текстильная фабрика и сахарный завод были заинте­ресованы. в получении определенного количества продукции к назначенному сроку». Таким образом, правильней говорить не о введении нового договора, а об использовании уже суще­ствующей конструкции отношений, внесении в нее корректив, продиктованных экономической необходимостью, и придании ей соответствующей правовой формы.

Следующий этап в развитии договора контрактации свя­зан с завершением восстановления народного хозяйства стра­ны, разрушенного в годы ВОВ 1941-1945 гг. В целом данный процесс был закончен к 1956 г. Весь хозяйственный механизм требовалось перестраивать на новые экономические условия перспективного развития. В том числе необходимо было по­вышать социальные нормативы потребления, которые в годы войны и после нее исходили не из физиологических норм, а из реальных возможностей государства. Однако к началу 60-х гг. страна находилась в состоянии острейшего продовольствен­ного кризиса. Население в прямом смысле боролось за свое физическое выживание. В этих условиях аграрная полити­ка советского государства основывалась на том, что подъем сельскохозяйственной отрасли являлся «всенародным делом, общей заботой». Производство и сдача государству сельхоз­продукции рассматривалось в контексте общегосударственных нужд. Это обусловливало общеобязательный плановый харак­тер отношений и производственное содействие в выращивании и сборе урожая.

Договор контрактации был включен в систему граждан­ско-правовых договоров как самостоятельный тип, наравне с договорами купли-продажи и поставки. По сравнению с правовым регулированием контрактации на этапе ее фор­мирования, можно выделить некоторые моменты совершен­ствования правового регулирования, которые оценивались со­ветскими авторами как позитивные. Во-первых, отказ от норм, дающих право контрактанту вмешиваться в процесс создания предмета обязательства. Во-вторых, установление прямого снабжения сельского хозяйства средствами производства, минуя контрактантов. В-третьих, утрата налогового характера данного института.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика