Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экономические предпосылки существования договора контрактации в истории его развития - В условиях членства России в ВТО
Научные статьи
09.10.14 13:09
Оглавление
Экономические предпосылки существования договора контрактации в истории его развития
В условиях членства России в ВТО
Все страницы








  

    Дальнобойщики 4 — игра для настоящих мужчин. Машинки из пластмассы надоели, и обычные компьютерные гонки не доставляют удовольствия? Скачать дальнобойщики 4 вся подробная информация на сайте http://okean-games.com

    Началом нового периода в развитии экономических от­ношений в России следует считать принятие Конституции Российской Федерации 1993 г., ст. 34 которой провозгласила свободу экономической деятельности и поддержку конкурен­ции. Данные нормы были конкретизированы в Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 г. (далее — ГК РФ), про­возгласившем принцип свободы договора (статьи 1, 421). Была упразднена централизованная система планирования заго­товок, отменены обязательные поставки и все иные формы принудительного изъятия сельскохозяйственной продукции в государственные фонды.

Договор контрактации закрепляется в ГК РФ как вид куп­ли-продажи (п. 5 ст. 454). Из его содержания исключается им­перативная обязанность заготовителя по оказанию помощи в производстве урожая. Это связанно с тем, что в новых реалиях основная нагрузка в правовом регулировании контрактаци­онных отношений переместилась с законодательного регули­рования на договор. ГК РФ лишь упорядочивает отношения: определяет субъектов этих отношений, их права и обязанно­сти, устанавливает ответственность за нарушение прав (статьи 535-538). Через диспозитивные нормы, закрепленные в законе, стороны договора сами формируют и организовывают свои отношения.

За прошедший с момента принятия ГК РФ период в сель­ском хозяйстве России произошли трансформации, связанные с реорганизацией колхозно-совхозного строя, приватизацией земли и др. Договор контрактации утратил свою роль в каче­стве основной правовой формы реализации сельхозпродукции ее производителями. В юридической литературе сложились мнения о необходимости отказа от контрактации и исклю­чения ее из ГК РФ, о признании договора разновидностью поставки, о переносе специфики правового регулирования в нормы договора поставки или в специальный аграрный закон, о возврате императивной обязанности заготовителя по оказанию помощи в производстве урожая и др.

Не оспаривая данных точек зрения, считаем необходимым отметить, что судьба договора должна определяться, в первую очередь, исходя из практических соображений, т.е. наличия экономических предпосылок для его существования. И только затем на основе принципов теории гражданского права опре­делять его правовую природу, место в системе гражданско- правовых договоров, наполнять его содержание.

Современное состояние сельского хозяйства России ха­рактеризуется существенным спадом объемов производства сельхозпродукции (более чем на 30%) по всем ее видам. Рос­сийский сельхозпроизводитель, не выдерживая конкуренции, вытесняется иностранными поставщиками. Продовольственная зависимость страны, то есть доля импортных продуктов пита­ния в общем их потреблении, увеличилась до 50%, в крупных городах до 70-80%. Отсутствие комплексной государственной политики в сельском хозяйстве и недостаточность его финанси­рования привели к тому, что в отрасли наблюдается:

- сокращение сельхозземель, пригодных для ведения сель­скохозяйственного производства;

- ухудшение экологического состояния агропроизводства в связи с его концентрацией и ослаблением контроля над тех­нологиями производства;

- технологическая отсталость материально-технической базы;

- неразвитость транспортной инфраструктуры;

- нерешенность социальных проблем села, отставание социальной инфраструктуры сельских территорий от город­ских, а доходов занятых сельскохозяйственной деятельностью от уровня у работников других сфер экономики, низкий уро­вень престижа крестьянского труда, и, как следствие, малый уровень заселенности сельских территорий, отток квалифи­цированных кадров, особенно молодежи, падение семейных ценностей, потеря чувства перспективы, алкоголизация населения.

Вступление России во Всемирную торговую организацию (далее — ВТО) еще более усложнило положение отечествен­ного сельского хозяйства, поскольку требует от страны пере­смотра аграрной политики. Сложившиеся в России механиз­мы господдержки отрасли предполагают жесткие действия государства с целью влияния на цены, структуру производства, торговлю. Доля финансирования таких мероприятий в общих расходах бюджета на сельское хозяйство превышает 60%. Од­нако по правилам ВТО данные меры как в наибольшей степени искажающие торговлю и производство входят в «желтую кор­зину» и подлежат ограничению с 9 млрд долл. в 2012 г. и до 4,4 млрд долл. в 2018 г. Вместе с тем международная организация не ограничивает использование механизмов «зеленой корзи­ны», куда входят мероприятия инфраструктурного, системного характера, создающие благоприятную среду и стимулы для развития сельскохозяйственного производства.

В публикациях, посвященных данной тематике, было высказано немало негативных мнений о возможных послед­ствиях членства в ВТО. Некоторые авторы оценивали их как «весьма удручающие: вначале полная потеря продо­вольственной безопасности, затем политической, военной и, как итог, потеря государственности». На наш взгляд, вступление России в международную организацию являет­ся давно назревшим поводом для изменения государствен­ной политики в аграрной сфере: пересмотра механизмов финансовой поддержки отрасли, исключения из них мер, не соответствующих положениям ВТО, а также максималь­ного использования разрешенных мероприятий. Тем более что экономическая теория и практика доказали большую эффективность мер поддержки, не связанных напрямую с доходами сельхозпроизводителей. Они повышают отдачу средств господдержки и конкурентоспособность сельского хозяйства, а значит, выгодны как государству, так и произво­дителям и потребителям сельскохозяйственной продукции. К сожалению, пока складывается впечатление, что задача, поставленная перед Правительством РФ по выработке це­ленаправленной, эффективной, согласованной политики для реализации преимуществ ВТО, на деле остается благовидной декларацией. Доля аграрного финансирования в бюджете России составляет всего 1,4%. А на реализацию Програм­мы господдержки сельского хозяйства в 2013-2014 гг. было выделено средств в два раза меньше согласованного с ВТО допустимого уровня.

Определенные надежды на улучшение ситуации в этом на­правлении связаны с Указом Президента РФ от 6 августа 2014 г. «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», которым введены сроком на один год ограничения на ввоз в Россию отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, поддержавших экономиче­ские санкции против Российской Федерации. Позитивность данного решения заключается, прежде всего, в его обществен­ном резонансе. Масштабные публичные обсуждения и дискус­сии продовольственной проблемы способствуют формирова­нию заказа гражданского общества на развитие отечественного сельского хозяйства.

Анализ истории развития договора контрактации показал, что его существование в правовой системе России всегда было обусловлено наличием экономических предпосылок. На наш взгляд, в современных условиях реформирования аграрной по­литики данный договор может сыграть свою роль в обеспече­нии конкурентоспособности отечественного сельхозпроизводи­теля, тем более что гражданско-правовые механизмы защиты сельского хозяйства находятся вне контроля ВТО, и не требует выделения дополнительных государственных средств или со­кращения бюджетных доходов.

В частности, повышение конкурентоспособности отече­ственного сельского хозяйства требует расширения видов хозяйственной деятельности производителей за счет со­вмещения выращивания и глубокой переработки сельхоз­продукции. Кроме того, такое соединение технологических процессов используется для минимизации воздействия внешней среды на сырую продукцию в органическом сель- хозпроизводстве, которое в силу природно-экономических факторов имеет в России перспективы развития. Учитывая, что деятельность по глубокой переработке сырой продук­ции у непосредственного производителя не освобождает его от рисков, связанных с первоначальным выращиванием (по­чвенно-климатические, биологические, погодные и другие факторы), указанные публичные интересы и потребности рынка могут быть отражены через включение таких сель­хозпроизводителей в состав продавца по договору контрак­тации.

В состав заготовителей необходимо включить сельскохозяй­ственный потребительский кооператив (перерабатывающий, сбытовой (торговый), садоводческий, огороднический, живот­новодческий), который обладает рядом преимуществ, стиму­лирующих закупку сельхозпродукции у членов кооператива:

-обязанность членов кооператива участвовать в его хозяй­ственной деятельности и возможность установления обяза­тельной продажи производимой ими сельхозпродукции ис­ключительно кооперативу;

-встречная обязанность кооператива выполнять не менее 50% объема работ (услуг) для своих членов;

-субсидирование затрат кооператива на приобретение и передачу его членам материальных средств на проведения работ по выращиванию сельхозпродукции и ее закупке;

-отсутствие запрета реализации закупленной кооперати­вом сельхозпродукции на принадлежащем ему сельскохозяй­ственном кооперативном рынке.

Введение в правоприменение практики признания усло­вий договора о транспортировке сельхозпродукции за счет производителей недействительными на основании ст. 168 ГК РФ, как противоречащих запрету дарения между коммерче­скими организациями (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ). Это позволит включать в цену договора все затраты по выращиванию сель­хозпродукции.

Аналогичный подход может быть использован для исклю­чения из оборота схемы реализации сельхозпродукции, когда ее оплата осуществляется заготовителем после продажи по­требителям по договорам розничной купли-продажи. Данная схема нарушает баланс интересов между контрагентами, по­скольку все затраты по производству и доставке продоволь­ственных товаров конечному потребителю ложатся на произ­водителя. Такие условия договоров контрактации могут быть признаны недействительными на основании ст. 168 ГК РФ, как противоречащие основным началам гражданского законода­тельства, закрепленным в ст. 1 ГК РФ, в частности, равенству сторон гражданско-правовых отношений.

И наконец, контрактационные отношения обладают само­стоятельной значимостью в защите интересов сельхозпроиз­водителя. Договор, заключенный до момента создания сель­хозпродукции, гарантирует ее реализацию и освобождает производителя от издержек по хранению. Для стимулирова­ния заготовителей на заключение таких договоров необходи­мо включить в Государственную программу развития сельско­го хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы ме­роприятия по компенсации части затрат по авансированию заготовок сельхозпродукции. К субъектам господдержки следует отнести заготовителей, отвечающих требованиям сельхозтоваропроизводителя, установленным ФЗ «О развитии сельского хозяйства».

Практическая реализация данных предложений будет спо­собствовать повышению роли договора контрактации в право­вом обеспечении устойчивого развития отечественного сельхозпроизводства и повышению его конкурентоспособности.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика