Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел III. Органы Союза., Раздел IV Бюджет Союза., Часть вторая Таможенный союз., Раздел VI Функционирование таможенного союза) - Часть вторая. Таможенный союз Раздел VI. Функционирование таможенного союза
Научные статьи
31.10.14 10:27
Оглавление
Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел III. Органы Союза., Раздел IV Бюджет Союза., Часть вторая Таможенный союз., Раздел VI Функционирование таможенного союза)
«Раздел III. Органы Союза Статья 8. Органы Союза
Часть вторая. Таможенный союз Раздел VI. Функционирование таможенного союза
Общие выводы
Все страницы










Часть вторая. Таможенный союз Раздел VI. Функционирование таможенного союза

«Статья 25. Принципы функционирования таможенного со­юза

1. В рамках таможенного союза государств-членов: 1) функ­ционирует внутренний рынок товаров; 2) применяются Еди­ный таможенный тариф Евразийского экономического со­юза и иные единые меры регулирования внешней торговли товарами с третьими сторонами; 3) действует единый режим торговли товарами в отношениях с третьими сторонами; 4) осуществляется единое таможенное регулирование; 5) осущест­вляется свободное перемещение товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирова­ния и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного), за исключением случаев, предусмотренных настоящим До­говором.

2. Для целей настоящего Договора, используются понятия, которые означают следующее:

«ввозная таможенная пошлина» — обязательный платеж, взимаемый таможенными органами государств-членов в связи с ввозом товаров на таможенную территорию Союза;

«единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза» (ТН ВЭД ЕАЭС) — товарная номенклатура внешнеэкономической дея­тельности, основанная на Гармонизированной системе описа­ния и кодирования товаров Всемирной таможенной организа­ции и единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств;

«Единый таможенный тариф Евразийского экономического союза» (ЕТТ ЕАЭС) — свод ставок таможенных пошлин, при­меняемых к товарам, ввозимым (ввезенным) на таможенную территорию Союза из третьих стран, систематизированный в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэ­кономической деятельности Евразийского экономического союза;

«тарифная преференция» — освобождение от уплаты вво­зных таможенных пошлин или снижение ставок ввозных тамо­женных пошлин в отношении товаров, происходящих из стран, образующих вместе с Союзом зону свободной торговли, либо снижение ставок ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих из развивающихся стран — пользова­телей единой системы тарифных преференций Союза и (или) наименее развитых стран — пользователей единой системы тарифных преференций Союза.

Статья 26. Зачисление и распределение ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие). Уплаченные (взысканные) ввозные таможенные по­шлины подлежат зачислению и распределению между бюд­жетами государств-членов. Зачисление и распределение сумм ввозных таможенных пошлин, их перечисление в доход бюд­жетов государств-членов осуществляются в порядке согласно приложению № 5 к настоящему Договору». Далее статьи 27, 28 см. Договор о ЕАЭС.

Для нас представляют интерес статьи 28 и 29.

«Статья 28. Внутренний рынок

1. Союз принимает меры по обеспечению функциони­рования внутреннего рынка в соответствии с положениями настоящего Договора. 2. Внутренний рынок охватывает эко­номическое пространство, в котором согласно положениям настоящего Договора обеспечивается свободное передвиже­ние товаров, лиц, услуг и капиталов. 3. В рамках функциони­рования внутреннего рынка во взаимной торговле товарами государства-члены не применяют ввозные и вывозные тамо­женные пошлины (иные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие), меры нетарифного регулирования, специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Договором.

Статья 29. Исключения из порядка функционирования вну­треннего рынка товаров

1. Государства-члены во взаимной торговле товарами вправе применять ограничения (при условии, что такие меры не явля­ются средством неоправданной дискриминации или скрытым ограничением торговли) в случае, если такие ограничения не­обходимы для: 1) охраны жизни и здоровья человека; 2) защиты общественной морали и правопорядка; 3) охраны окружающей среды; 4) охраны животных и растений, культурных ценностей;

5)   выполнения международных обязательств; 6) обеспечения обороны страны и безопасности государства-члена.

2. По основаниям, указанным в пункте 1 настоящей статьи, на внутреннем рынке могут быть введены также санитарные, ве­теринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры в порядке, определяемом разделом XI настоящего Договора

3. По основаниям, указанным в пункте 1 настоящей статьи, оборот отдельных категорий товаров может быть ограничен. Порядок перемещения или обращения таких товаров на тамо­женной территории Союза определяется в соответствии с на­стоящим Договором, международными договорами в рамках Союза».

Обращаем внимание на ст. 29 «1. Государства-члены во взаим­ной торговле товарами вправе применять ограничения.».

Данное заключение принципиально противоречит целям и задачам ЕАЭС и противоречит статьям 25, 28, 32, 33, 42 До­говора.

В этом случае между сторонами-членами и ЕАЭС всегда будут возникать противоречия в правовых отношениях и вну­тренней торговле, имеющие своей первопричиной разность характера национального законодательства и права Евразий­ского союза. В этой формуле и/или формулировке заложено принципиальное противоречие. Это приведет к структурным изменениям всей системы союзных отношений. Рождается необ­ходимость гласного подчеркивания, что у участников Союза есть единый таможенный кодекс, единое таможенное законодатель­ство, общая внешнеторговая политика для всех трех государств. Если национальные органы не доверяют друг другу или в чем-то сомневаются, зачем надо было «варить всю эту кашу».

В таможенно-экономическом плане ЕАЭС как единое го­сударство. Представьте себе, разве могут, к примеру, субъекты РФ или территориальные единицы Казахстана и Беларуси ста­вить подобные ограничения друг другу? Конечно же нет! Это не прямое сравнение субъектов федерации РФ и независимых государств. Соображения приведены, поскольку действует Еди­ный таможенный кодекс для трех государств. Это чистой воды дискриминация. Мы не зря приводим этот пример, поскольку еще раз повторимся, что в условиях ЕАЭС и ЕЭП функциони­рует Единый таможенный кодекс, единая таможенная терри­тория, единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности и Единый таможенный тариф как в едином го­сударстве.

Далее раздел 7 «Регулирование обращения лекарственных средств и медицинских изделий» — См. Договор о ЕАЭС.

2. Таможенно-тарифное регулирование и нетарифное ре­гулирование

«Статья 42. Единый таможенный тариф Евразийского эконо­мического союза

1. На таможенной территории Союза применяются единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза и Единый таможенный тариф Евразийского экономического союза, утверждаемые Комиссией и являющиеся инструментами торговой политики Союза.

2. Основными целями применения Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза являются: 1) обе­спечение условий для эффективной интеграции Союза в миро­вую экономику; 2) рационализация товарной структуры ввоза товаров на таможенную территорию Союза; 3) поддержание рационального соотношения вывоза и ввоза товаров на тамо­женной территории Союза; 4) создание условий для прогрес­сивных изменений в структуре производства и потребления товаров в Союзе; 5) поддержка отраслей экономики Союза.

3. В Едином таможенном тарифе Евразийского экономи­ческого союза применяются следующие виды ставок ввозных таможенных пошлин: 1) адвалорные, устанавливаемые в про­центах от таможенной стоимости облагаемых товаров; 2) спец­ифические, устанавливаемые в зависимости от физических характеристик в натуральном выражении облагаемых товаров (количества, массы, объема или иных характеристик); 3) ком­бинированные, сочетающие оба вида, указанные в подпунктах 1 и 2 настоящего пункта.

4. Ставки ввозных таможенных пошлин Единого таможен­ного тарифа Евразийского экономического союза являются едиными и не подлежат изменению в зависимости от лиц, перемещающих товары через таможенную границу Союза, видов сделок и иных обстоятельств, за исключением случаев, предусмотренных статьями 35, 36 и 43 настоящего Договора.

5. Для оперативного регулирования ввоза товаров на тамо­женную территорию Союза при необходимости могут уста­навливаться сезонные таможенные пошлины, срок действия которых не может превышать 6 месяцев в году и которые при­меняются вместо ввозных таможенных пошлин, предусмо­тренных Единым таможенным тарифом Евразийского эконо­мического союза.

6. Государство, присоединившееся к Союзу, вправе приме­нять ставки ввозных таможенных пошлин, отличные от ставок Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза, в соответствии с перечнем товаров и ставок, утверж­даемым Комиссией на основании международного договора о присоединении такого государства к Союзу. Государство, присоединившееся к Союзу, обязано обеспечить использова­ние товаров, в отношении которых применены более низкие ставки ввозных таможенных пошлин по сравнению с Единым таможенным тарифом Евразийского экономического союза, только в пределах своей территории и принять меры по не­допущению вывоза таких товаров в другие государства-члены без доплаты ввозных таможенных пошлин в размере разницы сумм ввозных таможенных пошлин, исчисленных по ставкам Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза, и сумм ввозных таможенных пошлин, уплаченных при ввозе товаров». См. следующие статьи Договора: ст. 43. Тариф­ные льготы; ст. 44. Тарифные квоты; ст. 45. Полномочия Ко­миссии по вопросам таможенно-тарифного регулирования».

Продолжая исследовать и анализировать Договор, отметим, что представляются интересными статьи 40, 46, 47, 48, 49, 50.

Статья 40. Ответные меры в отношении третьей стороны: «1. В случае если в соответствии с международным договором Союза с третьей стороной и (или) государств-членов с тре­тьими сторонами предусмотрена возможность применения ответных мер, решения о введении ответных мер на тамо­женной территории Союза принимаются Комиссией, в том числе путем повышения уровня ставок ввозных таможенных пошлин, введения количественных ограничений, временного приостановления предоставления преференций или принятия в рамках компетенции Комиссии иных мер, оказывающих влияние на результаты внешней торговли с соответствующим государством. 2. В случаях, предусмотренных международны­ми договорами государств-членов с третьими сторонами, за­ключенными до 1 января 2015 года, государства-члены вправе в одностороннем порядке применять в качестве ответных мер повышенные по сравнению с Единым таможенным тарифом Евразийского экономического союза ставки ввозных таможен­ных пошлин, а также в одностороннем порядке приостанав­ливать предоставление тарифных преференций при условии, что механизмы администрирования таких ответных мер не на­рушают положений настоящего Договора».

Статья 46. Меры нетарифного регулирования: «1. В торговле с третьими странами Союзом применяются следующие еди­ные меры нетарифного регулирования: 1) запрет ввоза и (или) вывоза товаров; 2) количественные ограничения ввоза и (или) вывоза товаров; 3) исключительное право на экспорт и (или) импорт товаров; 4) автоматическое лицензирование (наблю­дение) экспорта и (или) импорта товаров; 5) разрешительный порядок ввоза и (или) вывоза товаров». 2. Меры нетарифного регулирования вводятся и применяются на основе принципов гласности и недискриминации в порядке согласно приложе­нию № 7 к настоящему Договору».

Статья 47. Введение мер нетарифного регулирования в одно­стороннем порядке

«Государства-члены в торговле с третьими странами могут в одностороннем порядке вводить и применять меры нетариф­ного регулирования в порядке, предусмотренном приложени­ем № 7 к настоящему Договору».

3. Меры защиты внутреннего рынка.

Статья 48. Общие положения о введении мер защиты внутрен­него рынка.

«1. Для защиты экономических интересов производителей товаров в Союзе могут вводиться меры защиты внутреннего рынка в отношении товаров, происходящих из третьих стран и ввозимых на таможенную территорию Союза, в виде специ­альных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, а также в виде иных мер в случаях, предусмотренных статьей 50 настоящего Договора. 2. Решение о применении специ­альной защитной, антидемпинговой или компенсационной меры, об изменении или об отмене специальной защитной, антидемпинговой или компенсационной меры либо о непри­менении меры принимает Комиссия. 3. Применение специ­альных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер осуществляется на условиях и в порядке согласно приложению № 8 к настоящему Договору. 4. Применению специальной за­щитной, антидемпинговой или компенсационной меры при импорте товара предшествует расследование, проводимое в соответствии с приложением № 8 к настоящему Договору органом, определенным Комиссией в качестве ответственного за проведение расследований (далее — орган, проводящий расследования). 5. Зачисление и распределение специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин осуществляются в соответствии с приложением № 8 к настоящему Договору.

Статья 49. Принципы применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер

«1. Специальная защитная мера может быть применена к товару в случае, если по результатам расследования, про­веденного органом, проводящим расследования, установлено, что импорт этого товара на таможенную территорию Союза осуществляется в таких возросших количествах (в абсолютных или относительных показателях к общему объему производ­ства в государствах-членах аналогичного или непосредственно конкурирующего товара) и на таких условиях, что это причи­няет серьезный ущерб отрасли экономики государств-членов или создает угрозу причинения такого ущерба. 2. Антидем­пинговая мера может быть применена к товару, являющемуся предметом демпингового импорта, в случае если по резуль­татам расследования, проведенного органом, проводящим расследования, установлено, что импорт такого товара на тамо­женную территорию Союза причиняет материальный ущерб отрасли экономики государств-членов, создает угрозу при­чинения такого ущерба или существенно замедляет создание отрасли экономики государств-членов. 3. Компенсационная мера может быть применена к импортированному товару, при производстве, экспорте или транспортировке которого использовалась специфическая субсидия экспортирующей третьей страны, в случае если по результатам расследования, проведенного органом, проводящим расследования, установ­лено, что импорт такого товара на таможенную территорию Союза причиняет материальный ущерб отрасли экономики государств-членов, создает угрозу причинения такого ущер­ба или существенно замедляет создание отрасли экономики государств-членов. 4. Для целей применения мер защиты вну­треннего рынка под отраслью экономики государств-членов понимаются все производители аналогичного товара (для це­лей антидемпингового и компенсационного расследований) либо аналогичного или непосредственно конкурирующего товара (для целей специального защитного расследования) в государствах-членах либо те из них, доля которых в общем объеме производства в государствах-членах соответственно аналогичного товара либо аналогичного или непосредственно конкурирующего товара составляет существенную часть, но не менее 25 процентов».

Статья 50. Иные меры защиты внутреннего рынка. «Меж­дународным договором Союза с третьей стороной об уста­новлении режима свободной торговли в целях устранения негативного воздействия импорта из этой третьей стороны на производителей государств-членов может быть предус­мотрено право применения мер защиты внутреннего рынка на двусторонней основе, отличных от специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, в том числе в от­ношении импорта сельскохозяйственных товаров».

Решение о применении таких мер принимается Комиссией.

Анализируя указанные статьи, приходим к выводу, что санкции Европейского союза и США зеркально будут отра­жены и обернутся бумерангом для них самих. Ответные меры будут со стороны Евразийского пространства.

Сейчас европейскими и американскими властями приме­няются всевозможные отрицательные меры торгово-экономи­ческого характера: эмбарго — полное/частичное прекращение экономических связей, приостановка экспорта группы товаров; бойкот — комплексные меры всеобъемлющего характера, на­правленные на прекращение импорта на уровне юридических и физических лиц; блокада — изоляция страны, прекращение экономических отношений с целью истощения экономических ресурсов, принуждения к требованиям. Независимые государ­ства Казахстан и Беларусь утверждают, что «экономические вой­ны» их не коснутся. Коснутся, еще и как! Белорусская и казахская экономики тесно связаны с российской, и все экономические трудности России заденут казахских и белорусских союзников.

Единое экономическое пространство подразумевает и еди­ную экономику. Появляются все предпосылки для утвержде­ния, что наш Союз имеет очертания политического союза. Невзирая на возражения национальных элит, необходимо за­крепить законодательно политичность ЕАЭС.

Надо уходить от «философской конкретики» и «политиче­ской болтологии и многословия», наподобие названия «Евра­зийский экономический союз». Разве Единое экономическое пространство не является экономическим союзом? Могли убрать слово «экономический» и просто оставить «Евразий­ский союз», сказав всем интересующимся, что Союз предпо­лагает пока тесное взаимодействие в экономической сфере.

Ранее был заявлен своеобразный проект «Союзного госу­дарства» — демократического светского государства, однако не было образовано ни ТС, ни ЕЭП в рамках СНГ.

По этому поводу свое мнение высказал при личном об­щении наш белорусский коллега, доцент кафедры истории и теории права Витебского государственного университета им. П. М. Машерова Республики Беларусь В. А. Барышев: «О союзном государстве у нас вспоминают от случая к случаю. Это «долгострой», который никогда не будет завершен. Дого­вор в 1999 году подписывал Ельцин. Путин со своей стороны предлагал Беларуси войти в состав России или одним субъ­ектом или шестью областями. Лукашенко долго возмущался таким предложением».

Учитывая широкие полномочия наднациональных органов и союзных институтов, мы определили ЕАЭС как конфедера­тивное государство. Интересны мнения ученых относительно надгосударственности объединений. Так, французский ученый Ж. Моннэт определил, что «Европейское объединение угля и стали (первый интеграционный шаг государств Европы) яв­ляется наднациональным, то есть федеральным образованием». По его мнению, «надгосударственность не имеет собственного значения и полностью идентифицируется с федерализмом, продвижение к надгосударственности равнозначны федера­лизации и наоборот». Британский юрист Т. Хэртли писал: «Европейские сообщества имеют определенное количество отличительных признаков федерации, что привело некото­рых авторов к созданию неологизма «надгосударственность» для их описания». Ф. Гривэс полагал: «Термин «надгосудар­ственность» по своей неопределенности и спорам, которые он вызывает, вполне соответствует термину суверинетет». Противоположенные мнения высказывают отечественные ученые — И. А. Смирнов: «Понятие «федеративный» никог­да не совпадает с понятием «наднациональный» так же как суверенное государство не совпадает с международной ор­ганизацией, а первичное с производственным — это явле­ния разного порядка». Профессор Е. А. Шибаева отмечала, что «следует говорить не об ограничении суверенитета госу­дарств-членов, добровольно принятых ими функциях и полно­мочиях, закрепленных в положениях учредительных актов, а о наделении международных организаций компетенцией, не имеющей аналогов в практике деятельности международ­ных организаций»18. Можем вполне согласиться с мнением А. Н. Талалаева, утверждающего, что «при создании надго­сударственной организации происходит переход определен­ных элементов внутренней компетенции государств-членов к организации». Профессор С. В. Черниченко основательно рассматривает наднациональность как качество, связанное «с постепенным процессом перерастания межгосударственных отношений в рамках соответствующего образования во вну­тригосударственные». В то же время наш старший коллега отмечает, что «международное и внутригосударственное право действуют в разных плоскостях».

Особые утверждение излагает представитель дипломатиче­ской академии МИД РФ А. А. Моисеев: «Не вызывает сомнений тот факт, что суверенной государственной власти, стоящей над государствами, не существует, и международное право не наделяет государства суверенитетом. Суверенитет как каче­ственная категория не имеет границ. Появление утверждений об ограничении суверенитета, на наш взгляд, происходит в том числе по причине ошибочного приравнивания суверенитета, являющегося неотъемлемым и существенным качеством го­сударства, к совокупности суверенных прав государства, кото­рые называются суверенными только потому, что они государ­ственные». А. А. Моисеев отрицает конфедерацию как форму государственного образования. В то же время слова А. А. Мо­исеева о том, что «абсолютными являются международная правосубъектность и суверенитет государства», поддержива­ют наше утверждение о государственности ЕАЭС, поскольку международная правосубъектность закреплена в Договоре о ЕАЭС. Продолжая свои мысли, он говорит: «Конфедерация обычно не является стабильным объединением государства и эволюционирует в сторону распада либо в сторону создания федерации. Конфедерация не является государством в обще­принятом смысле это слова. Теоретически государство может быть членом нескольких конфедерации одновременно»21. Та­кой практики в международном сообществе не наблюдалось (за исключением проекта «Союзное государство — Беларусь — Россия), поскольку заключение новых договоров с другими суверенными субъектами международного права могут на­нести значительный ущерб конфедеративному образованию и ее членам.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика