Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Сравнительный анализ правового регулирования вопросов признания и приведения в исполнение решений иностранных судов в Республике Казахстан - 3. Проект ГПК
Научные статьи
04.11.14 15:29
Оглавление
Сравнительный анализ правового регулирования вопросов признания и приведения в исполнение решений иностранных судов в Республике Казахстан
2. Действующее законодательство РК и практика его применения
3. Проект ГПК
4. Заключение
Все страницы




3. Проект ГПК


В тексте проекта ГПК вопросы признания и исполнения решений иностранных судов получили более широкую ре­гламентацию. Однако представление разработчиков проекта показалось нам достаточно противоречивым. Ниже мы оста­новимся на наиболее существенных недочетах, а также концеп­туальных моментах проекта, которые, на наш взгляд, требуют доработки.

1) Необходимо конкретизировать основания для признания и исполнения решений иностранных судов

Одна из основных принципиальных позиций, которую раз­работчикам ГПК следует выбрать, касается правовых основа­ний для признания и приведения в исполнение в РК решений иностранных судов. Из анализа проекта невозможно четко определить, будет ли признание и исполнение основываться исключительно на международных договорах или все же будет возможно признание и исполнение в рамках национального законодательства и в соответствии с принципом взаимности при отсутствии международного договора.

В ст. 527 проекта ГПК указано, что решения иностранных судов признаются и исполняются судами РК, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено законодательством или международным договором РК либо на основе взаимности (необходимо акцентировать использо­вание союзов «или» и «либо»). Часть 2 указанной статьи уста­навливает, что порядок обращения с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, ус­ловия и порядок признания и исполнения таких решений определяются ГПК, если международным договором не уста­новлено иное. Содержание ст. 257 проекта наводит на мысль, что его разработчики намерены предусмотреть возможность признания и исполнения решений иностранных судов на ос­нове взаимности.

Однако уже следующая статья (ст. 527-1) вносит противо­речие. В ст. 527-1 проекта разработчики пытаются ограничить признание и исполнение решений иностранных судов толь­ко рамками международных договоров. Создается впечатле­ние, что разработчики ГПК сами не определились с позицией по данному вопросу.

К примеру, в английском праве имеется четкая концепция: английские суды рассматривают решение иностранного суда как подтвержденный долг должника перед кредитором. Законода­тельство Англии позволяет исполнять решения судов практи­чески всех государств мира (с некоторыми ограничениями), вне зависимости от наличия международного договора. При этом взаимности иностранного государства не требуется.

Суды большинства штатов США придерживаются схожей позиции. Любопытно то, что, как мы понимаем, США не за­ключали международных договоров по вопросу о признании и исполнении решений иностранных судов. Законодательство большинства штатов не обуславливает признание и исполне­ние решения иностранного суда взаимностью в иностранном государстве. Законодательство шести штатов содержит поло­жение о применении принципа взаимности по усмотрению суда как основание для признания и исполнения решений иностранного суда, а в двух штатах взаимность является обя­зательным условием.

Если разработчики ГПК, включая в ст. 527 проекта слова «или на началах взаимности», действительно намеревались предусмотреть возможность признания и исполнения реше­ний иностранных судов на началах взаимности (при отсутствии международного договора или норм национального законо­дательства РК), по нашему мнению, для этого следует внести в проект нормы, регламентирующие порядок и критерии при­знания и исполнения решений иностранных судов на началах взаимности. Иначе упоминание о взаимности в ст. 527 может остаться декларацией.

2) Возможно, следует уточнить судебные акты, подлежащие признанию и исполнению

К примеру, согласно английскому праву, исполнению под­лежит только вступившее в законную силу решение государ­ственного уполномоченного суда. Английские суды не испол­няют решения иностранных судов, основанные на публичном праве иностранного государства, например, о взыскании нало­гов, штрафов и иных платежей в бюджет. Взыскателем может выступить только физическое или юридическое лицо, даже если иск в интересах этого лица был подан государственным органом.

Исходя из вышеизложенного, возможно, в проект ГПК сле­дует внести уточнение о том, какие судебные акты иностранных судов подлежат признанию и исполнению в РК. К примеру, можно предусмотреть, что в РК признаются и исполняются ре­шения иностранных судов, вытекающие из гражданско-право­вых отношений.

3) Юрисдикция над должником

Немаловажным способом защиты интересов казахстанских должников в судах иностранных государств является установле­ние критериев, по которым иностранный суд может установить юрисдикцию над казахстанским должником. Судам РК может быть представлена возможность отказа в признании и приве­дении в исполнение иностранного решения в случае, если име­ются сомнения в обоснованности привлечения казахстанского должника к процессу в иностранном государстве.

К примеру, в Англии одним из основных критериев для признания и исполнения решения иностранного суда англий­ским судом является наличие у иностранного суда юрисдикции в отношении должника в момент вынесения решения. При этом наличие юрисдикции английский суд определяет по ан­глийскому праву. Это означает, что даже если в соответствии с процессуальным правом иностранного государства суд был правомочен рассматривать спор с участием должника, но в со­ответствии с английским правом о признании и исполнении решений иностранных судов юрисдикция иностранного суда отсутствовала, в исполнении английским будет отказано.

По английскому праву иностранный суд признается име­ющим юрисдикцию над должником в следующих случаях:

1. Присутствие должника — физического лица на террито­рии иностранного государства в момент получения повестки. Осуществление юридическим лицом предпринимательской деятельности с постоянным местом нахождения в иностранном государстве в течение определенного срока.

2. Предпринимательская деятельность на территории ино­странного государства через агента.

3. Должник выступил истцом в иностранном суде.

4. Наличие оговорки о подсудности иностранного суда. До­говорная подсудность пользуется уважением английского суда, и поэтому юрисдикция на основании договорной подсудности будет признана практически безоговорочно.

5. Участие в судебном разбирательстве в иностранном суде по существу спора. Участие с целью обжалования подсудности иностранного суда не будет считаться участием «по существу».

По мнению авторов, возможно, в проекте ГПК следует рассмотреть основания, по которым суд РК может отказать в признании и исполнении решения иностранного суда, если в соответствии с установленными в интересах казахстанских должников критериями иностранный суд не может рассма­тривать спор против казахстанского должника. Иначе может возникнуть ситуация, когда суд иностранного государства выне­сет решение в отношении казахстанского должника, с которым должник и спор не имеет фактической связи в соответствии с нашим пониманием о юрисдикции иностранного суда. При этом такие критерии могут отличаться от норм, регламенти­рующих подсудность казахстанских судов.

4) Процедура признания и исполнения

Статья 528 проекта предусматривает, что заявление взы­скателя о принудительном исполнении решения иностран­ного суда подается в суд РК по месту жительства или месту нахождения должника. В случае если должник не имеет места жительства или места нахождения в РК либо оно неизвестно, ходатайство подается по месту нахождения его имущества. Данная норма придает некоторую ясность в вопросах под­судности.

В ст. 529 проекта указано, что заявление о признании и при­ведении в исполнение решения иностранного суда подлежит рассмотрению в месячный срок. В соответствии со ст. 531 по ре­зультатам рассмотрения заявления суд выносит определение, которое вступает в законную силу с момента вынесения. Это позитивный момент.

Вместе с тем, по нашему мнению, в ст. 531 следовало бы дополнительно предусмотреть последствия подачи жало­бы на определение суда, например, то, что подача жалобы не приостанавливает исполнение определения суда. Это по­зволило бы избежать затягивания исполнения со стороны должников.

Проект ГПК (ч. 3 ст. 528) устанавливает требования к содер­жанию заявления взыскателя, а также перечень прилагаемых документов. Предусматривается, что взыскатель обязан при­ложить к заявлению:

(а) решение иностранного суда или его заверенную ко­пию;

(б) заверенный перевод;

(в) документ, подтверждающий направление заявления должнику;

(г) доверенность;

(д) документы, подтверждающие вступление решения в за­конную силу;

(е) документы, подтверждающие надлежащее и своевре­менное уведомление должника, а также

(ж) соглашение сторон о передаче спора на разрешение иностранного суда (по делам договорной подсудности).

Как видно из вышеизложенного, в соответствии с проектом ГПК взыскатель обязан представить суду в РК значительный объем доказательств, подтверждающий отсутствие каких-ли­бо оснований для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. Должнику фактически достаточно сказать, что те или иные документы взыскателем не представлены, т.е. должник не обязан сам представлять какие-либо доказатель­ства. Это дает должнику необоснованные процессуальные пре­имущества.

По мнению авторов, подобный подход в проекте ГПК сле­дует пересмотреть в свете нижеследующего:

5) Бремя доказывания при рассмотрении вопроса о признании и исполнении

По нашему мнению, строгий подход разработчиков ГПК к взыскателю при рассмотрении судом РК вопроса о призна­нии и исполнении решения иностранного суда не отражает растущую интеграцию РК в мировую экономику и улучшение торгово-экономических отношений, поскольку подрывает до­верие иностранных взыскателей к должникам из РК. В этом вопросе интересен опыт Англии и США.

В Англии бремя доказывания оснований для исполнения решения иностранного суда лежит на взыскателе, тогда как бремя доказывания оснований для отказа лежит на должнике. Аналогичным образом в США взыскателю достаточно доказать наличие вступившего в законную силу решения иностранно­го суда, после чего бремя доказывания отсутствия оснований к признанию и исполнению переходит на должника.

В действующем ГПК при признании и исполнении арби­тражных решений, к примеру, бремя доказывания ненадле­жащего уведомления об арбитражном разбирательстве несет должник (ст. 425-3 ГПК).

По нашему мнению, в проекте ГПК необходимо опреде­литься с подходом по вопросу о бремени доказывания основа­ний для отказа в признании и исполнении решения иностран­ного суда. Кто его будет нести и кого мы намерены защищать, должника или взыскателя? Если должника, соответствует ли это политике открытости нашего государства? Если взыскателя, должны ли мы предусмотреть минимальные гарантии защиты казахстанских должников? Необходимо выбрать баланс.

6) Основания для отказа в признании и исполнении

В ч. 1 ст. 530 проекта ГПК указаны следующие основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда:

(а) решение не вступило в законную силу;

(б) сторона, против которой было вынесено решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о вре­мени и месте рассмотрения дела или не могла представить свои объяснения;

(в) имеется вступившее в законную силу решение суда РК между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям;

(г) истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению.

По мнению авторов, ограничение перечня оснований для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда четырьмя случаями является хорошим признаком, т.к. обеспе­чивает больше шансов на успешное признание и исполнение решения иностранного суда. Однако предлагаемый перечень может не отражать интересы РК.

Это связано с тем, что не все иностранные суды способны обеспечить законность и беспристрастность судебного разби­рательства. В некоторых случаях решения иностранных судов могут быть совсем чужды нашему правосознанию, к примеру, если подлежит исполнению решение по праву шариата. Ка­ковы в этом случае будут критерии удовлетворения или от­каза в удовлетворении заявлений о признании и исполнении решения иностранного суда на началах взаимности? Подобные критерии в ст. 530 проекта ГПК (основания для отказа в при­знании и исполнении) отсутствуют.

К примеру, в законодательстве большинства штатов США указано, что помимо прочих оснований в признании и ис­полнении решения иностранного суда может быть отказано: если должник представил доказательства, подтверждающие отсутствие в иностранном государстве справедливого и бес­пристрастного суда в целом или применительно к конкретно­му разбирательству; если признание и исполнение решения противоречило бы основным принципам конституции.

В Англии коррупция иностранного суда (т.е. получение взятки судом) или обман по существу требований, заявленных в иске, может послужить основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. Под последним подразумевается ситуация, когда сторона по делу представила суду сфальсифицированные доказательства или иным обра­зом ввела суд либо противоположную сторону в заблуждение. В исполнении решения иностранного суда также может быть отказано, если решение противоречит общественной политике Англии, к примеру, если в основе решения лежит преступная или иная противоправная деятельность.

По мнению авторов, разработчикам ГПК, возможно, следу­ет рассмотреть возможность включения в проект ГПК допол­нительных оснований для отказа в признании и исполнении решений иностранных судов, в случае если исполнение такого решения не соответствует определенным критериям, отра­жающим, к примеру, интересы суверенитета, общественной безопасности, нравственности. При этом важно не переусерд­ствовать, указав слишком широкие критерии для отказа в при­знании и исполнении.

   





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика