Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Юридические препятствия и ограничения конституционных прав и свобод
Научные статьи
10.11.14 11:42

вернуться


Юридические препятствия и ограничения конституционных прав и свобод



Зайцева Е. Р.

Панченко В. Ю.
 
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
Зайцева Е. Р., Панченко В. Ю.
Статья посвящена соотношению юридических препятствий и ограничений как явлений в правовом регулировании конституционных прав и свобод. Авторы приходят к выводам о том, что законные ограничения прав и свобод по общему правилу не могут рассматриваться в качестве юридических препятствий; ограничения, не отвечающие конституционным условиям правомерности, являются юридическими препятствиями, преодолимыми в судебном порядке, при этом судебная оценка выступает юридически значимым критерием различия правовых ограничений и препятствий.



Категория «юридические (правовые) препятствия в реа­лизации прав и законных интересов» позволяет распознать среди всех обстоятельств, влияющих на процесс реализации права, юридические факторы (условия, обстоятельства), кото­рые блокируют (полностью или частично), затрудняют про­цесс осуществления правовых возможностей (прав и законных интересов), идентифицировать их с формально-юридической и содержательно-социальной сторон.

По своей природе юридические препятствия в реализации прав и законных интересов могут быть либо нормативно уста­новленными, либо юридико-фактическими. Они осложняют реализацию правовых возможностей (прав, свобод, законных интересов), требуя от носителя прав и законных интересов дополнительных, нормативно незапрограммированных, либо предусмотренных в установленном правом порядке реали­зации права, но несоразмерных, неразумных организацион­ных, материально-технических, временных, интеллектуальных и иных затрат.

Весь комплекс основных прав и свобод, закрепленных в Конституции России, можно разделить на права и свобо­ды, реализация которых не требует особой регламентации, и основные права и свободы, которые не могут обойтись без специального правореализующего механизма. Реализация прав и свобод — это процедурно-правовой механизм их осу­ществления, который раскрывается через упорядоченность, структуру (субъекты, объекты, характер связей между ними), разнообразные социальные и юридические факторы, формы, способы, условия и гарантии осуществления конституционных норм в соответствии с демократическими процедурами, прин­ципами законности и социальной справедливости.

Юридические препят­ствия заложены в самом праве, в нормативно-регу­лятивных средствах либо в юридически значимой деятельности по их исполь­зованию. Юридические препятствия являются законными в формальном смысле, но неправовыми с точки зрения це­лей правового регулирования. Так, по мнению Конституци­онного Суда Российской Федерации, отсутствие регистрации по фактическому месту жительства хотя и не является не­преодолимым препятствием для реализации гражданином принадлежащих ему прав, но, применительно к конкретным правам и конкретным обстоятельствам, может создать такие неудобства в процессе правопользования, требующие допол­нительных усилий, которые повлекут ограничения этих прав, несоразмерные конституционно значимым целям.

В конституционном праве категория «препятствие в реали­зации прав и свобод» связана, в первую очередь, с категорией «ограничение прав и свобод личности». Эти понятия, несмотря на внешнее сходство, по своей сущности различны.

    Ограничения конституционных прав и свобод непреодо­лимы в данное время на территории данного государства, по­скольку устанавливаются самим государством, которое, в силу своего суверенитета, в каждом конкретном случае отдает при­оритет публичному интересу перед интересом частным. Огра­ничения всегда устанавливаются исключительно федеральной государственной властью или от ее имени, так как только фе­деральная государственная власть в полной степени может отражать публичный интерес Российской Федерации как го­сударства. Они всегда устанавливаются открыто, с указанием их оснований, пределов и срока действия.

Во-первых, ограничения устанавливаются в специальных статьях Конституции РФ, определяющих общие принципы ограничения конституционных прав и свобод (статьи 55, 56 Конституции РФ).

Во-вторых, ограничения прав могут предусматриваться в конституционных оговорках, когда в одной статье Консти­туции РФ провозглашается право на что-либо, и в ней же за­крепляется ограничение этого права (так называемая оговорка в законе). Так, Конституция РФ, предоставляя право на объ­единение, запрещает создание и деятельность обществен­ных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формиро­ваний, разжигание социальной, расовой, национальной и ре­лигиозной розни (ст. 13); гарантируя свободу мысли и слова, не допускает пропаганду или агитацию, возбуждающую соци­альную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ст. 29); предоставляя гражданам право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме, оговаривает, что не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также со­держащиеся в местах лишения свободы по приговору суда (ст. 32); предоставляя каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельно­сти, не допускает экономическую деятельность, направлен­ную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 34).

В-третьих, ограничения закрепляются в нормативных актах не ниже уровня федерального закона. Так, согласно ст. 55 Кон­ституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституцион­ного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интере­сов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Более того, в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституци­онного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия (ст. 56 Кон­ституции РФ).

В-четвертых, ограничения могут устанавливаться в реше­ниях федеральных судов. Так, согласно Конституции РФ, огра­ничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ст. 23); никто не вправе про­никать в жилище, неприкосновенность которого провозглаша­ется, против воли проживающих в нем лиц иначе как в случа­ях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 5); каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, а арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению (ст. 22). Отсюда видно, что ограничения, устанавлива­емые Конституцией РФ, федеральным законодательством и ре­шениями федеральных судов, являются «изъятием» у человека этого права в определенных обстоятельствах на определенное время на территории РФ.

    Ограничения как бы «аннулируют» права лица в данное время и при данных обстоятельствах. Права, как такового, у лица нет. Поэтому ограничения, которые устанавливаются федеральным законодательством и решениями федеральных судов, являются объективными в пределах этого государства. Другое дело, что эти ограничения могут быть признаны «чрез­мерными» или «дискриминационными» международными судебными органами, юрисдикцию которых Российская Фе­дерация признает. Так, Европейский суд по правам человека признал дискриминационными ограничения прав человека в контексте состояния здоровья человека, например, когда ВИЧ-статус используется в качестве основания для примене­ния различного режима в области доступа к образованию, занятости, медицинского обслуживания, передвижений, соци­ального обеспечения, жилья и убежища. По мнению того же суда, не являются чрезмерным ограничением права на объ­единение положения п. 2 ст. 3 и п. 6 ст. 47 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях», закре­пляющие требования, которым должна отвечать политическая партия.

Отсюда соотношение категорий «юридические препят­ствия» и «ограничения» реализации конституционных прав и свобод может быть представлено следующим образом: 1) ограничения прав и свобод, отвечающие всем конституционно установленным требованиям (статьи 55, 56 Конституции РФ), по общему правилу не могут рассматриваться в качестве юри­дических препятствий, поскольку задают рамки существования самих прав и свобод и презюмируются в качестве таких преде­лов прав и свобод до момента возможной дисквалификации в порядке конституционного судопроизводства или надгосу­дарственной судебной деятельности; 2) ограничения прав и сво­бод, не отвечающие конституционным условиям правомерно­сти по источнику их закрепления (не установленные на уровне федерального законодательства) являются юридическими пре­пятствиями, преодолимыми в порядке гражданского, адми­нистративного или конституционного судопроизводства; 3) юридически значимым критерием, отличающим ограничения и юридические препятствия, и механизмом, способным «пере­вести» те или иные правовые установления в ранг той или иной категории, выступают результаты судебной деятельности со­ответствующего уровня, которые не могут быть пересмотрены в рамках правовой системы данного государства.

конституционное право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика