Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Региональные отделения политических партий в системе партийно-политического представительства Республики Башкортостан в постсоветский период (политико правовой аспект)
Научные статьи
12.11.14 15:03

вернуться

Региональные отделения политических партий в системе партийно-политического представительства Республики Башкортостан в постсоветский период (политико правовой аспект)


alt
 
ПОЛИТИКА И ПРАВО
Севастьянов С. А.
В данной статье на примере Республики Башкортостан рассматриваются процессы становления и развития региональных отделений политических партий в рамках постсоветской общенациональной трансформации. Анализируются роль и значение органов государственной и муниципальной власти в рамках институционализации региональных отделений политических партий. Обозначены хронологические этапы, особенности и тенденции становления партийно-политического представительства в Башкортостане на различных уровнях власти и управления.

В результате структурной трансформации основ государ­ственного и общественного устройства, произошедшей в на­шей стране в начале 1990-х годов, в рамках новой политической системы в России возникли такие не существовавшие ранее явления, как многопартийность и усиление политической роли регионов.

Наличие полноценного института политических партий, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов РФ, в настоящее время является важным условием для развития современного, правового государства с федеративной формой государственного устройства. В контексте существующей в Рос­сии федеративной формы государственного устройства про­цессы партийно-политического представительства политиче­ских партий в регионах являются неотъемлемой составляющей общенациональной политической системы.

    Политическая партия — это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государ­ственной власти и органах местного самоуправления. Наряду с программно-идеологическими установками партии, в ка­честве одного из основополагающих элементов партийной организационно-политической конструкции традиционно принято рассматривать состояние партийно-политического представительства региональных отделений политических пар­тий на различных уровнях власти и управления. От состояния партийных ячеек на местах и качества работы представителей партии в органах законодательной, исполнительной власти ре­гионального или муниципального уровней во многом зависит степень электоральной поддержки партии. Кроме того, следу­ет отметить, что наличие конкурентоспособных региональных отделений политических партий оговорено действующим за­конодательством Российской Федерации.

Исследование проблемы регионального партийно-полити­ческого представительства обусловлено, во-первых, многооб­разием общественно-политических процессов, протекающих в российских регионах, во-вторых, возрастающей ролью поли­тических партий как субъектов этих процессов. Формирование партийной системы, становление и развитие политических партий в России постсоветского периода в силу разного рода факторов происходило достаточно сложно и порой противо­речиво. В связи с этим изучение процессов партийно-поли­тического представительства в региональной системе власти имеет важное теоретическое и практическое значение. Анализ и характеристика партийно-политического представительства на примере одного из крупных регионов Российской Феде­рации — Республики Башкортостан — позволит проанали­зировать состояние и обозначить перспективы развития как самих политических партий, так и институтов государственной власти, парламентаризма, гражданского общества, а также в целом системы политических отношений регионального и общефедерального уровня.

Необходимо отметить, что процессы становления и раз­вития партийно-политического представительства российских политических партий конца ХХ — начала XXI вв. являются частью общенациональной политической трансформации, которая представляла собой сложный процесс, обусловленный конкретно-историческими параметрами и социокультурными особенностями. Обращаясь к обозначенной в рамках данной статьи проблеме исследования, автор полагает, что, за исклю­чением небольшого этапа на рубеже начала 1990-х годов, од­ним из наиболее существенных факторов, оказавших влияние на процессы партийно-политического представительства в ре­гионах Российской Федерации, являлось состояние норматив­но-правовой базы и ее правоприменение.

Формировавшуюся в условиях политико-трансформаци­онных процессов конца ХХ — начала ХХ! вв. федеративную модель политических отношений в силу исторических и иных особенностей регионов России на разных этапах своего раз­вития в той или иной степени можно рассматривать как ассиметрично-договорную. Как один из характерных примеров партогенеза в рамках такой модели политических отношений по линии федеральный центр — субъект Российской Федера­ции может рассматриваться ситуация с процессом институ­ционализации партийно-политического представительства в Республике Башкортостан. Данный регион выступал одним из ведущих субъектов в системе политических отношений постсоветского периода. Такое положение объясняется тем, что Башкортостан характеризуется полиэтническим составом населения, исторически сложившимися особыми условиями политических отношений с центральными органами государ­ственной власти дореволюционного, советского и постсовет­ского периодов, а со второй половины ХХ века — достаточно высоким уровнем социально-экономического развития.

Процессы институционализации партийной системы в постсоветской России берут свое начало с периода конца 80-х гг. ХХ в., когда в результате начавшейся в СССР политики «перестройки» сформировались собственно политико-идеоло­гические, а также нормативно-правовые и организационные предпосылки становления многих современных российских партий. Весь процесс партогенеза в рамках новейшей истории России, как на федеральном, так и на региональном уровнях можно разделить на несколько этапов. Хронологические рамки данных этапов обусловлены изменениями, происходившими в общественно-политической, социально-экономической и, как следствие, в нормативно-правовой сфере жизнедеятельности государства и общества.

Первый этап — советский или протопартийный. Он берет свое начало с перестроечных процессов в Советском Союзе кон­ца 1980-х годов и заканчивается в ноябре 1991 г. запретом дея­тельности КПСС на территории Российской Федерации. В рам­ках данного этапа тогда еще Башкирская АССР, как составная часть политического пространства РСФСР, была включёна в на­чавшиеся общественно-политические трансформации. Однако общесоюзная повестка демократизации советского общества в БАССР дополнялась региональной тематикой, фактически определившей впоследствии все содержание преобразований в общественно-политической сфере региона. В республике ак­тивно обсуждались вопросы изучения родного языка, девальва­ции культурно-исторических традиций и ценностей коренного населения, снижения уровня материального благосостояния жителей Башкирии. Кроме того, в этот период актуализи­ровались вопросы, связанные с ухудшением экологической ситуации, в частности, с устранением последствий уфимской фенольной аварии 1990 г., строительством АЭС в городе Агидель, плохой экологической обстановкой в городах Стерлитамак и Салават.

   В дальнейшем именно под влиянием вышеперечисленных факторов в рядах республиканской общественности началось обсуждение и реализация идеи о повышении политического статуса БАССР. В республике начинают возникать новые ка­налы аккумулирования и артикуляции оппозиционных инте­ресов. В этом процессе, происходившем во многом стихийно, выделились два основных направления — экологическое и на­ционально-культурное. К первому направлению можно от­нести такие организации, как БАИД (Башкирская ассоциация избирателей и депутатов), республиканское отделение ВООП (Всероссийское общество охраны природы), ко второму на­правлению — Башкирский народный центр «Урал», Союз баш­кирской молодежи. Следует отметить, что часть организаций национально-культурного толка довольно быстро приобрела радикальную окраску, и именно они озвучили требования придания Башкирии нового политического статуса, которые впоследствии поддержало уже новое высшее руководство ре­спублики в лице М. Г. Рахимова, избранного в апреле 1990 г. Председателем Верховного Совета Башкирской АССР.

В связи с отменой ст. 6 Конституции СССР о руководящей роли КПСС возникла необходимость практической институци­онализации новых субъектов политического процесса и их по­литического представительства, прежде всего, большого числа общественных организаций и политических партий. В октябре 1990 г. был принят закон СССР «Об общественных объедине­ниях». Закон открыл дорогу для юридической регистрации политических партий2. Ю.Н. Никифоров отмечал: «В БАССР к началу 1990-х годов созрели политические, правовые и идей­ные предпосылки для начала институционализации, как обще­российских отделений политических партий, так и местных региональных общественно-политических организаций».

Следует сказать, что избрание на высшую государственную должность М. Г. Рахимова произошло в условиях, когда респу­бликанские общественно-политические движения и партии фактически не принимали в этом процессе участия. Данное обстоятельство оказало значительное влияние на дальнейшее развитие всей системы многопартийности в Башкортостане. Запаздывающее развитие партийной системы по отношению к изменению власти стало характерной чертой дальнейшего партогенеза в регионе. Важным результатом этого процесса стало развитие тенденции концентрации властно-администра­тивных ресурсов, прежде всего в республиканских органах ис­полнительной власти.

Второй этап институционализации партийно-политиче­ского представительства охватывает хронологические рамки с 1991 по 1999 г. Данный этап можно охарактеризовать как демократический федеративно-региональный. В связи с при­нятием в октябре 1993 г. Декларации о государственном су­веренитете Республики Башкортостан, Конституции Респу­блики Башкортостан и последующим подписанием договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегиро­вании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти РБ» доминирующим фактором политических процессов в регионе стали законы и нормативно-правовые акты республиканского уровня. Вли­яние федеральных законов, а также федеральных партийно­властных структур на политическую жизнь в регионе в этот период становится минимальным.

В июне 1994 г., еще до принятия федерального закона, регу­лирующего деятельность политических партий, в республике был принят местный закон «О политических партиях в Респу­блике Башкортостан»4. Он устанавливал нормы, регламентиру­ющие создание политических партий в РБ и основы их деятель­ности, обеспечивавшие ее правовые и финансовые гарантии.

    Невмешательство федеральных структур в республиканское политико-правовое пространство и регионализация процес­сов партийного строительства, проходившие на территории республики, в этот период были связаны с началом действия системы договорных отношений между Российской Федераци­ей и Республикой Башкортостан. Кроме того, федеральная ис­полнительная власть испытывала электоральную зависимость от руководства республики, в случае, когда Москва нуждалась в обеспечении поддержки на выборах. При этом характерной чертой этого периода было то, что собственно республикан­ская элита, представлявшая и выражавшая интересы респу­бликанских органов государственной власти, предпочитала действовать в электоральных процессах преимущественно са­мостоятельно, ограниченно используя систему партийно-по­литического представительства главным образом лишь на вы­борах в Государственную Думу РФ.

Партии в регионе на данном этапе, будучи вытесненными из политической жизни, не имея необходимых ресурсов, обще­ственной поддержки, выступали маловлиятельными субъек­тами законотворческого и административно-управленческого процессов. Если в начале 90-х годов в Башкортостане в органах юстиции было зарегистрировано 236 общественно-полити­ческих организаций, то в связи с принятием регионального законодательства о политических партиях к 1997 г. число обще­ственных объединений политической направленности сокра­тилось до семи.

По результатам выборов депутатов Государственного со­брания — Курултая Республики Башкортостан первого созыва, состоявшихся в марте 1995 г., политические партии были пред­ставлены в Законодательной палате башкирского парламента лишь одиночными депутатами — от Союза ветеранов Афга­нистана, «Трудовой Башкирии», Аграрной партии и других (их общая доля в это время составляла 1,4%). В Палату предста­вителей были избраны 156 депутатов — по два от каждой из 78 административно-территориальных единиц Башкортостана. 49,7% депутатов Палаты представителей составляли главы районов и городов Башкортостана, а 13,7% — представители республиканского правительства.

По мнению Н. Б. Чувилиной, «причиной активной и до­минирующей роли республиканской власти в партийных про­цессах во второй половине 1990-х годов была необходимость сохранения политической управляемости и стабильности в регионе... Влияние федеральных акторов на политические процессы в республике в этот период ограничивалось лишь некоторым совершенствованием нормативной базы протека­ния общефедеральных избирательных кампаний в регионе».

Третий этап — федеративно-централизованный, охваты­вает хронологические рамки с 2000 по 2011 г. На данном этапе происходит переформатирование и встраивание всей системы партийно-политического представительства региона в еди­ную федеральную модель. В мае 2000 г. новым Президентом РФ В. В. Путиным был подписан Указ «О полномочном пред­ставителе Президента Российской Федерации в федеральном округе», установивший семь федеральных округов и суще­ственно изменивший структуру и вектор государственной вну­тренней региональной политики. В 2001 г. принимается новая редакция Федерального закона «О политических партиях», на­правленная на исключение возможностей неконтролируемого возникновения новых партий и вытеснение политических сил, способных конкурировать с властью, на периферию полити­ческой жизни.

На этом фоне Президент Республики Башкорто­стан М. Г. Рахимов выступает с критикой общеполитического курса. «В республике в настоящее время зарегистрировано 12 партий и более 400 различных общественных объединений. В то же время в Башкортостане, как и во всей России, процесс их активного включения в общественную жизнь затягивается, что серьезно тормозит становление гражданского общества». Однако, несмотря на отдельные попытки сопротивления, предпринимаемые первыми лицами российских регионов, на данном этапе происходят изменения нормативно-правовых параметров системы партийно-политического представитель­ства, которые сопровождаются утратой влияния в новой кон­фигурации региональных органов власти и усилением влияния федеральных государственных и партийных структур.

В регионах начинается процесс закрепления политической практики, «проектирования партогенеза» на основе кратко­срочного прогнозирования политической ситуации, исходя из необходимости участия федеральных политических пар­тий в выборах различного уровня. В новой конфигурации ре­гиональные отделения политических партий по-прежнему не функционируют как самостоятельные субъекты, при этом они встраиваются в рамки обновленной властно-управлен­ческой вертикали «федеральное законодательство — субъект РФ».

На данном этапе в Республике Башкортостан представи­тельство политических партий в региональном парламенте Государственном собрании — Курултае РБ за исключением партии власти «Единая Россия» было фактически номиналь­ным, ведь из 120 депутатов более 110 представляли «Единую Россию».

Таким образом, подводя некоторые итоги, можно конста­тировать, что процессы институционализации регионального партийно-политического представительства постсоветского периода закономерно несли на себе отпечаток политико-транс­формационных преобразований общесоюзного, а затем и об­щероссийского масштаба. Региональные процессы, являясь составной частью общенациональной трансформации, за два десятилетия совершили переход от общесоюзной админи­стративно-командной партийно-государственной советской модели партийно-политического представительства, через последующую демократизацию и регионализацию, к совре­менной общефедеральной модели. Последняя характеризуется в отечественной юридической и политической науке такими категориями, как «приоритет федерального законодатель­ства», «единое федеральное правовое пространство», «верти­каль власти», «управляемая демократия», «электоральный авторитаризм».

В качестве причин такого во многом циклического по сво­ему характеру и содержанию нормативно-правового и по­литического транзита следует назвать отсутствие позитивного опыта многопартийности и демократических электоральных процедур, а также слабую институциональную составляющую гражданского участия жителей России в общественно-полити­ческой и законотворческой жизни государства.

Следует отметить, что на процессы институционализации партийно-политического представительства в Республике Баш­кортостан воздействовали как внешние (федеральные), так и внутренние (республиканские), факторы. Находясь в русле общероссийских процессов, региональный партогенез при этом имел свои особенности, обусловленные исторически сло­жившейся конфигурацией и поведением республиканских политических элит, а также этнополитическим фактором. Кро­ме того, степень воздействия федерального законодательства и федеральных и региональных органов власти на процессы партийно-политического представительства в регионе на раз­ных этапах исследуемого периода была различной.

На сегодняшний день партийно-политическое представи­тельство в российских регионах, как и в целом на федеральном уровне, переживает этап очередной трансформации. Это свя­зано в первую очередь с принятием в первой половине 2012 г. комплекса поправок в Федеральный закон № 95-ФЗ «О поли­тических партиях», а также с изменениями ряда параметров текущего политического и законотворческого процесса на фе­деральном и региональном уровнях.


Право и политика



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика