Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Договор о Евразийском Экономическом Союзе:шаг вперед, два шага назад - Высший Евразийский экономический совет (ВЕЭС)
Научные статьи
24.11.14 14:48
Оглавление
Договор о Евразийском Экономическом Союзе:шаг вперед, два шага назад
Договор о Евразийском экономическом союзе (ДЕАЭС)
Высший Евразийский экономический совет (ВЕЭС)
Евразийский межправительственный совет (ЕМС)
Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК)
Все страницы









      К сожалению, многие прогрессивные положения проекта не были восприняты в окончательном тексте ДЕАЭС, где сферы исключительной компетенции Союза и совместной компетен­ции Союза и государств-членов размыты по всему объемному тексту ДЕАЭС и его 33 приложениям и трудно анализируе­мы. Тем не менее, скрупулезный анализ приводит к заключе­нию, что та компетенция, которой формально обладает Союз, фактически нивелирована множеством положений-оговорок, отражающих компетенцию государств-членов. ДЕАЭС пред­усмотрел для государств-членов различные возможности от­ходить от положений Договора в своих интересах. К таким возможностям можно отнести положения ст. 29, п. 3 ст. 33, п. 2 ст. 40, ст. 47, п. 1 ст. 102 и некоторые иные.

Таким образом, компетенция Союза практически полно­стью сводится к нулю национальной компетенцией, что, безус­ловно, не позволит эффективно реализовывать цели Союза.

Теперь рассмотрим полномочия отдельных органов Союза в реализации целей и принципов Союза.

ВЕЭС. Полномочия ВЕЭС закреплены в п. 1 ст. 12 ДЕАЭС: «1. Высший совет рассматривает принципиальные вопросы деятельности Союза, определяет стратегию, направления и перспективы развития интеграции и принимает решения, направленные на реализацию целей Союза».

ЕМС. В соответствии со ст. 16 ДЕАЭС, ЕМС «осуществляет следующие основные полномочия:

1) обеспечивает реализацию и контроль за исполнением на­стоящего Договора, международных договоров в рамках Союза и решений Высшего совета;

2) рассматривает по предложению Совета Комиссии во­просы, по которым при принятии решения в Совете Комиссии не достигнут консенсус;

3) дает поручения Комиссии;

4) представляет Высшему совету кандидатуры членов Совета и членов Коллегии Комиссии;

5) одобряет проекты бюджета Союза, Положения о бюдже­те Евразийского экономического союза и отчета об исполнении бюджета Союза;

6) утверждает Положение о ревизии финансово-хозяйствен­ной деятельности органов Евразийского экономического союза, стандарты и методологию ревизий финансово-хозяйственной деятельности органов Союза, принимает решения о проведе­нии ревизий финансово-хозяйственной деятельности органов Союза и определяет сроки их проведения;

7) рассматривает по предложению государства-члена во­просы, касающиеся отмены или изменения принятых решений Комиссии, либо, в случае недостижения согласия, вносит их на рассмотрение Высшего совета;

8) принимает решение о приостановлении действия реше­ний Совета или Коллегии Комиссии;

9) утверждает порядок проверки достоверности и полноты сведений о доходах, имуществе и обязательствах имуществен­ного характера членов Коллегии Комиссии, должностных лиц и сотрудников Комиссии, а также членов их семей;

10) осуществляет иные полномочия, предусмотренные на­стоящим Договором и международными договорами в рамках Союза».

Анализ полномочий ЕМС позволяет сделать вывод о нем как о промежуточной инстанции в процессе последователь­ного принятия союзных решений, начинающемся на уровне ЕЭК и заканчивающемся на высшем уровне — ВЕЭС. При этом ЕМС благодаря консенсусному порядку принятия решений выполняет функцию некоего «фильтра» второго уровня, под­страховывая «фильтр» первого уровня, роль которого возложе­на на Совет Комиссии. Если «фильтр» первого уровня — Совет Комиссии — вдруг «пропустит» решение Коллегии Комиссии, с которым не согласится какое-либо государство-член, то ЕМС в качестве «фильтра» второго уровня или ВЕЭС в качестве «фильтра» третьего уровня, куда на рассмотрение по инициа­тиве заинтересованного государства-члена должен передавать­ся вопрос, по которому не был достигнут консенсус в Совете (пункты 29 и 30 Положения о ЕЭК), в любом случае заблокиру­ют «нежелательное» решение Коллегии Комиссии благодаря консенсусному порядку принятия решений. Необходимо отме­тить также, что ДЕАЭС предусмотрел даже и «фильтр» четвер­того уровня в виде непрямого действия решений ВЕЭС и ЕМС на территориях государств-членов, о чем было сказано выше.

Из всех полномочий ЕМС, которыми этот орган наделен в соответствии со ст. 16 ДЕАЭС, наиболее важными с точки зре­ния реализации целей и принципов евразийского правопоряд­ка представляются подпункты 1, 2, 7 и 8 данной статьи. (При этом подпункт 1 ст. 16 ДЕАЭС почему-то не предусмотрел логичные для ЕМС полномочия по обеспечению реализации и контроля за исполнением международных договоров с тре­тьими сторонами, что вытекает из целей и предмета ДЕАЭС). Как представляется, все полномочия, предусмотренные для ЕМС ст. 16 ДЕАЭС, можно было бы с успехом возложить на Комиссию, если бы лидеры государств-членов имели чет­кое и единое видение того, какой Союз они хотят построить.

Совет Комиссии. В соответствии с п. 22 Положения о ЕЭК, «Совет Комиссии осуществляет общее регулирование инте­грационных процессов в Союзе, а также общее руководство деятельностью Комиссии», принимая свои решения, распоря­жения и рекомендации консенсусом. В случаях, когда консен­сус не достигнут, решение по соответствующему вопросу пере­дается в ВЕЭС или ЕМС по предложению любого члена Совета. Совет организует работу по совершенствованию правового регулирования деятельности Союза, рассматривает результаты мониторинга исполнения международных договоров, вносит на утверждение ВЕЭС предложения по основным направле­ниям развития интеграции, дает соответствующие поручения Коллегии, осуществляет иные полномочия (п. 24 Положения о ЕЭК). При этом одним из важнейших полномочий Совета является рассмотрение вопроса об отмене решения Комиссии, принятого Коллегией.

В соответствии с п. 43 Положения о ЕЭК функции и полно­мочия Коллегии Комиссии, перечень которых является исчер­пывающим, заключаются в следующем:

1) выработка собственных и сведение представленных госу­дарствами-членами предложений в сфере интеграции в рамках Союза для вышестоящих органов (включая разработку и реа­лизацию основных направлений интеграции);

2) принятие решений, распоряжений и рекомендаций;

3) исполнение решений и распоряжений, принятых ВЕЭС и ЕМС, а также решений, принятых Советом Комиссии;

4) мониторинг и контроль исполнения международных договоров, входящих в право Союза, и решений Комиссии го­сударствами-членами, а также уведомление государств-членов о необходимости их исполнения;

5) представление ежегодного отчета о проделанной работе для рассмотрения Советом Комиссии;

6) разработка рекомендаций по вопросам, касающимся формирования, функционирования и развития Союза;

7) подготовка экспертных заключений (в письменном виде) на поступившие в Комиссию предложения государств-чле­нов;

8) оказание содействия государствам-членам в урегулиро­вании споров в рамках Союза до обращения в Суд Союза;

9) представление интересов Комиссии в судебных инстан­циях, включая Суд Союза;

10) взаимодействие в пределах своих полномочий с органа­ми государственной власти государств-членов;

11) рассмотрение поступающих в Комиссию запросов;

12) утверждение по представлению Председателя Коллегии Комиссии плана зарубежных командировок чле­нов Коллегии, должностных лиц и сотрудников Комиссии на очередной год;

13) утверждение по представлению Председателя Коллегии Комиссии плана научно-исследовательских работ на очередной год после его рассмотрения на консультативных комитетах и информирование Совета Комиссии об указанном плане;

14) разработка проекта бюджета Союза и подготовка про­ектов отчетов о его исполнении, обеспечение исполнения бюд­жетной сметы Комиссии;

15) разработка проектов международных договоров и ре­шений Комиссии, принимаемых Советом Комиссии, а также иных документов, необходимых для реализации полномочий Комиссии (здесь почему-то «забыты» функции и полномочия по разработке проектов решений ВЕЭС и ЕМС);

16) проведение в установленном порядке процедуры оцен­ки регулирующего воздействия и обеспечение подготовки еже­годного отчета о мониторинге проведения этой процедуры;

17) обеспечение проведения заседаний Совета Комиссии, Межправительственного совета и Высшего совета, а также вспо­могательных органов, создаваемых в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Договора;

18) представление на рассмотрение Совета Комиссии пред­ложений о снятии привилегий и иммунитетов с должностных лиц и сотрудников Комиссии;

19) размещение заказов и заключение договоров на по­ставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для нужд Комиссии в порядке, утверждаемом Советом Комиссии;

20) обеспечение соблюдения порядка работы с докумен­тами ограниченного распространения (конфиденциальны­ми и для служебного пользования), утверждаемого Советом Комиссии.

Как видно из данного перечня функций и полномочий Коллегии Комиссии, наиболее существенными из них с точки зрения эффективного управления интеграционными процесса­ми (т.е. не процедурными!) являются те, которые перечислены в подпунктах 1, 2, 3, 4, 6, 8, 15, и 16. При этом обязательной юридической силой для государств-членов будут обладать, очевидно, лишь те решения Комиссии, которые будут при­ниматься в рамках ее функций и полномочий, предусмотрен­ных подпунктами 3 и 4. Другими словами, правоспособность Комиссии принимать обязательные для государств-членов ре­шения ограничиваются лишь исполнением решений и распо­ряжений, принятых ВЕЭС и ЕМС и решений Совета Комиссии, а также принятием собственных решений по итогам монито­ринга и контроля исполнения государствами-членами между­народных договоров и решений Комиссии. Однако обязатель­ными для государств-членов эти решения, как будет показано

ниже, являются лишь формально, поскольку п. 30 Положения о ЕЭК фактически лишает их такого качества в тех случаях, когда обязательность таких решений становится «неудобной» для соответствующих государств-членов.

Необходимо отметить, что в первоначальном проекте ДЕАЭС10 был прописан достаточно четкий механизм реали­зации Договора. Если какое-либо государство не исполняет положения правовых актов Союза, то Коллегия Комиссии решением, принятым двумя третями голосов, направляет та­кому государству предписание о необходимости обязательного исполнения соответствующих норм и устанавливает разумный срок, в течение которого это государство обязано устранить та­кое нарушение (ст. 12 проекта ДЕАЭС). В случае если в установ­ленный срок государство не исполняет решение, то Коллегия Комиссии передает данный вопрос на рассмотрение Суда Союза с одновременным уведомлением ВЕЭС и ЕМС. Однако в окончательном тексте заключенного 29 мая 2014 г. в Астане Договора о Евразийском экономическом союзе этот механизм отсутствует. Отсутствует он и в Положении о ЕЭК. Вместо первоначального в тексте Положения о ЕЭК прописан меха­низм, в соответствии с которым «государство-член или член Совета Комиссии имеет право в течение 15 календарных дней с даты опубликования решения Коллегии Комиссии внести в Коллегию Комиссии предложение о его отмене или внесении в него изменений. Председатель Коллегии Комиссии в день получения указанного предложения направляет членам Совета Комиссии материалы по соответствующему решению. Совет Комиссии после поступления таких материалов рассматривает их и принимает решение в течение 10 календарных дней» (п. 30 Положения о ЕЭК). Совершенно очевидно, что вряд ли Совет, постановляющий консенсусом, примет решение, имеющее негативные последствия для государства, не исполняющего свои обязательства по ДЕАЭС, и посему не согласного с реше­нием Комиссии в свой адрес, поскольку наверняка член Совета от этого государства в ранге заместителя главы правительства заблокирует его. Как видно, уже на этой стадии проявляется неэффективность механизма реализации целей евразийского интеграционного правопорядка. Даже если Совет все-таки примет решение, с которым не согласно соответствующее го­сударство, у такого государства остается право в не более чем 30-дневный срок с момента официального опубликования при­нятого Советом решения обратиться с письмом за подписью главы правительства в ЕМС или ВЕЭС, где решение Комиссии наверняка будет отменено (п. 30 Положения о ЕЭК). Как видно, помимо возможности нейтрализации решений Комиссии, ДЕАЭС предусмотрел также еще и значительный срок, в те­чение которого решение может быть отменено или изменено, тем самым еще больше ограничив и без того узкую правоспо­собность Комиссии (п. 30 Положения о ЕЭК). Но это еще не все ограничения. В соответствии с п. 76 Регламента Евразийской экономической комиссии, утвержденного ВЕЭС в формате глав государств, Коллегия сама может отменить свое решение, если на него поступило заявление заинтересованного государства или члена Совета, представляющего заинтересованное государ­ство. Следовательно, исходя из анализа ДЕАЭС, обязательными можно считать только те решения и распоряжения Комиссии, которые носят внутриорганизационный характер и не касаются напрямую суверенитета государств-членов. Таким образом, анализ показывает, что Коллегия Комиссии фактически непра­воспособна осуществлять свои исполнительные функции и ее роль сводится в основном только к подготовке предложений для Совета, ЕМС и ВЕЭС, а также к предварительному согласо­ванию проектов своих решений с государствами-членами. В ре­зультате такого анализа возникает резонный вопрос, а есть ли смысл содержать орган управления Союза, требующий значи­тельных бюджетных средств на свое содержание, но не способ­ный реализовывать свое главное предназначение?





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика