Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о безопасности государства: понятийно-категориальный аппарат и субъекты обеспечения
Научные статьи
26.11.14 12:06
Оглавление
К вопросу о безопасности государства: понятийно-категориальный аппарат и субъекты обеспечения
Национальная безопасность
Система обеспечения безопасности
Все страницы
вернуться

 






    К вопросу о безопасности государства: понятийно-категориальный аппарат и субъекты обеспечения

 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Амиров Р. З.
В статье анализируется понятие безопасности государства в его соотношении с категориями национальной безопасности, безопасности личности и общества. Рассматриваются вопросы правового регулирования деятельности вооруженных сил по обеспечению внутренней безопасности Российской Федерации.

     В настоящее время понятие «безопасность» и различные ее составляющие стали предметом многочисленных научных изысканий. Российскими исследователями отмечается, что дан­ная категория в отечественной науке была изучена в недоста­точной степени, т.к. теоретические изыскания ученых в сфере безопасности не поощрялись. Особенно это касалось проблемы внутренней безопасности. К началу XX в. наиболее глубокую теоретическую проработку получила внешняя безопасность (как один из видов национальной безопасности). Внутренняя же безопасность, в силу различных причин идеологического и по­литического характера, до последнего времени (почти до на­чала XXI в.) оставалась теоретически слабо разработанной. Она, как правило, привязывалась к какой-либо сфере безопасности государства: политической, экономической, социальной, обо­ронной. Наряду с категорией «государственная безопасность», в отечественной науке XXI в. широкое распространение полу­чило понятие «национальная безопасность», активно исполь­зуемое представителями различных наук. При этом отмеча­ется отсутствие в соответствующей научной базе целостности и системности по всем направлениям, недостаточная степень соответствия теории и политики национальной безопасности современным процессам глобализации и либерализации, об­ращается внимание на необходимость научной проработки проблем соотношения личной, общественной и государствен­ной безопасности. В качестве проблемных вопросов отмеча­ется отсутствие комплексных исследований системы обеспече­ния национальной безопасности, ее под-систем (структурных и функциональных компонентов) и отдельных эле-ментов; малоизученность специфики взаимодействия сил, органов, средств в деятельности по обеспечению национальной безо­пасности, вопросов подготовки кадров специалистов в области национальной безопасности, в принятии оптимальных решений в области пари-рования, локализации и устранения угроз безопасности и др.

Теория и практика обеспечения безопасности в россий­ской истории прошла определенную эволюцию. По мнению А. В. Рудакова и В. В. Стрельченко, уже с образованием центра­лизованного государства в России возникла система обеспече­ния национальной безопасности как отражение объективной необходимости в защите жизненно важных интересов граждан, социальных групп и самого государства от внешних и вну­тренних угроз. На наш взгляд, данное утверждение выглядит спорным. Во-первых, применительно к периоду образования Русского централизованного государства (конец XV — нача­ло XVI вв.) использовать термин «национальная безопасность» в данном контексте представляется не совсем правомерным. По-видимому, авторы связывают возникновение категории «национальная безопасность» с возникновением нации в пе­риод преодоления феодальной раздробленности. Данная по­зиция приемлема при условии рассмотрения национальной безопасности в качестве синонима безопасности государства (применительно к исследуемому историческому периоду). Однако авторами разграничиваются «жизненно важные ин­тересы граждан, социальных групп и самого государства», отмечается наличие публичной и частной безопасности. В ка­честве самостоятельных направлений полицейской деятель­ности государства к концу XVIII в. выделяются обеспечение безопасности личности, общества и безопасности государства. Причем последнее рассматривается как деятельность админи­стративной полиции, которая «занималась непосредственно государственной безопасностью, т.е. охраной отдельных ветвей государственной власти». Таким образом, понятие «государ­ственная безопасность» сводится к безопасности органов вла­сти, не говоря уже о том, что в самодержавной России власть не могла разделяться на отдельные ветви. Исходя из вышеизложенного, национальная безопасность предстает в современном понимании данного термина, где безопасность государства лишь одна из ее составных частей (вместе с безопасностью лич­ности и безопасностью общества). Наряду с рассмотренной по­зицией высказывается мнение о том, что основной тенденцией в реализации представлений о государственной безопасности является неразделенность общества и государства в России этого времени. Таким образом, применительно к периоду су­ществования Российской империи (и в определенной степени Советского государства), мы можем рассматривать государ­ственную безопасность в узком смысле (как безопасность орга­нов государственной власти) и в широком смысле (как безопас­ность государства, включающую в себя безопасность личности и общества). Во-вторых, к концу XV — началу XVI вв. органы, силы и средства обеспечения национальной (государствен­ной) безопасности еще не представляли собой единую систе­му. В научной литературе отмечается, что в правление Ивана Грозного только зарождаются своего рода силовые структуры с полицейскими функциями (стрелецкие полки и опричное войско), и даже в начале XIX в. «в пестром наборе учреждений, которые решали задачи охраны государственной безопасно­сти» жандармские части выделяются как единственная устой­чивая структура, тогда как любая система характеризуется устойчивой иерархией взаимосвязанных, взаимодействующих элементов, осуществляющих четко определенные функции. Так, И. Б. Кардашова определяет систему обеспечения нацио­нальной безопасности как совокупность субъектов, сил, орга­нов и средств национальной безопасности, обеспечивающих на основе действующего законодательства и в рамках единой государственной политики устойчивое развитие, реализацию и защиту национальных интересов.

По нашему мнению, система обеспечения безопасности государства складывается в период образования «регулярного государства» Петра I. В частности, это нашло отражение в соз­дании полиции как органа специальной компетенции, обеспе­чивающего внутреннюю безопасность государства (общества и личности в том числе), и регулярной армии, обеспечиваю­щей, преимущественно, внешнюю безопасность, но при этом выполняющей значительный объем полицейских функций (что явилось основой создания военно-охранительной системы в XIX в.). Исследователями отмечается, что до XVII в. в России особенностью обеспечения безопасности являлось большее прямое принуждение со стороны общины, нежели государства. Государство в лице органов исполнительной власти и обще­ство в лице общины выступают в качестве первых политиче­ских институтов обеспечения национальной безопасности. В последующем воеводы постепенно поглотили более слабую власть — общины, в государственном отношении община ста­новится административной единицей (особенно в правление Петра I). В Соборном уложении 1649 г. на первый план вы­ходит защита государства и его институтов. Таким образом, в системе обеспечения безопасности реализуется политика вытеснения общины государством как основным субъектом ее обеспечения. Такое положение вещей во многом связано с ре­ализацией теории полицейского государства в практике госу­дарственного строительства Российской империи. При Петре I происходит разделение понятий «государь» и «государство». При Екатерине II безопасность государства рассматривается как защита рубежей и внешнеполитических интересов, предот­вращение внутренних потрясений. В Наказе Уложенной ко­миссии безопасность государства трактовалась, по своей сути, как безопасность общества, складывающаяся из безопасности каждого из его членов, основанная на соблюдении законов. Однако, несмотря на декларируемое властью расширенное представление о государственной безопасности (включая без­опасность общества и личности), в нормах российского за­конодательства XVIII в., регламентирующих данную сферу, государственная безопасность закреплялась как безопасность власти государя. В России XVIII в. безопасность рассматри­валась через призму теории и практики полицейского госу­дарства, чем и обусловлено вытеснение общины как субъекта ее обеспечения. В сфере обеспечения безопасности Россий­ской империи отмечается стремление власти к установлению тотального контроля за жизнью подданных, опирающегося на репрессивный аппарат, приобретавший в системе власти все более гипертрофированный характер. Применение во­оруженного насилия являлось неизменным средством борьбы с внутренними угрозами безопасности Российского государ­ства. Политика внутренней безопасности на Руси уже в XII в. строилась на идеологии великокняжеской власти, обеспечить которую, в том числе в борьбе с внутренними врагами, могло только большое и сильное войско. Эволюция представлений о государственной безопасности в XVIII в. была теснейшим образом связана с развитием военного дела. Отмечается, что доминантой парадигмы национальной безопасности Петров­ской эпохи стал культ военной силы.

В XIX — начале XX вв. наука о безопасности в России вхо­дила в учение об управлении государством (общее учение о внутреннем управлении, в области личных интересов, хо­зяйственных интересов). Анализ научных положений этого периода показывает, что состояние безопасности в стране опре­делялось через деятельность по предупреждению различных опасностей, угрожающих отдельному лицу, обществу и госу­дарству; непосредственно правительству; главным образом от­дельному гражданину. Обеспечение безопасности в государстве рассматривалось в качестве деятельности полицейской вла­сти по предупреждению и пресечению преступлений и при­менения судом мер принуждения. Русский государствовед Н. М. Коркунов отмечал: «Государство предполагает не только принудительное, но и вместе с тем и установившееся властвова­ние. Только при этом условии в обществе установится мирный порядок. Иначе это будет состояние войны или анархии».





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика