Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о безопасности государства: понятийно-категориальный аппарат и субъекты обеспечения - Система обеспечения безопасности
Научные статьи
26.11.14 12:06
Оглавление
К вопросу о безопасности государства: понятийно-категориальный аппарат и субъекты обеспечения
Национальная безопасность
Система обеспечения безопасности
Все страницы








     Безопасность государства состоит в его способности предот­вращать и устранять угрозы и опасности для власти, законно­сти и правопорядка, территориальной неприкосновенности и целостности страны, жизненно важных интересов населения. Она включает в себя безопасность органов и учреждений го­сударства; защищенность конституции, законов и обществен­но-политического строя; целостность и неприкосновенность территории страны; защиту населения. Государственная без­опасность непосредственно связана с правовой безопасностью, которая включает в себя: соответствие законов коренным инте­ресам граждан, народа, объективным потребностям развития страны; наличие адекватной системы правоохранительных органов и сил, их эффективную деятельность по обеспечению правопорядка; карательно-репрессивные меры против право- нарушителей.

В настоящее время на одно из ведущих мест выдвигается проблема исследования внутренней безопасности государ­ства. Исследователями отмечается, что до недавнего време­ни она не рассматривалась в качестве значимого элемента в системе национальной безопасности, приоритет отдавался исключительно внешней (военной, прежде всего) безопас­ности. В современных условиях, несмотря на некоторое обострение межгосударственных отношений, угрозы без­опасности носят не столько внешний, сколько внутренний характер: экологические и техногенные катастрофы; терро­ризм; экстремизм и др. Внутренние угрозы порождаются внутренними факторами и условиями, а также направлены на внутренние для данного государства объекты и субъекты. Внутренняя безопасность определяется как защищенность национальных интересов, национальных ценностей и образа жизни от угроз, исходящих от процессов, организаций, лиц и объектов, находящихся под управлением государства или на его территории; как состояние нормального функциони­рования государства, общественных институтов, на эффектив­ность которых воздействуют дезориентация государственного регулирования в сфере экономики, серьезные расхождения во взглядах между политическими группировками, сниже­ние качества и уровня жизни населения, рост преступности и межнациональных конфликтов.

Одним из наиболее значимых факторов обеспечения внутренней безопасности государства является деятельность компетентных органов государства по предотвращению по­тенциальных и реальных угроз. В систему обеспечения безопас­ности современной России входят различные организацион­ные структуры: ФСБ, МВД, Министерство обороны, МЧС и др. Существуют проблемы, связанные с необходимостью более четкого разграничения их функций, совершенствования их взаимодействия в процессе обеспечения внутренней безопас­ности страны. Способы и пути их разрешения можно найти, основываясь на историческом опыте совместной деятельности органов государственной безопасности, полицейских органов и вооруженных сил по противодействию внутренним угрозам Российского государства. Одной из таких проблем является правовое регулирование привлечения Вооруженных сил к обе­спечению внутренней безопасности государства. Предшество­вавший образованию Российской Федерации распад СССР привел к возникновению внутренних вооруженных конфликтов и других внутренних угроз, связанных с применением воору­женного насилия. Это потребовало от субъектов правотворче­ства пересмотреть тезис «армия вне политики» как отрицаю­щий роль армии в качестве субъекта обеспечения внутренней безопасности. Необходимость привлечения вооруженных сил к осуществлению внутренних функций нашла отражение в Ос­новных положениях военной доктрины Российской Федерации 1993 г. Военной доктриной 2000 г. в качестве одной из угроз военной безопасности государства был назван терроризм. Од­нако соответствующие положения не были своевременно за­креплены в действующем законодательстве. Так, Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» предусматривал возможность участия Министерства обороны Рос-сийской Федерации в проведении контртеррористической операции. Статья 3 Закона определяла зону проведения кон­тртеррористической операции как «отдельные участки мест­ности или акватории, транспортное средс-тво, здание, стро­ение, помещение, сооружение, помещение и приле-гающие к ним территории, в пределах которых проводится указанная операция». Следовательно, территория субъекта Российской Федерации (в частности, Чеченской Республики) не могла рас­сматриваться, как зона проведения контртеррорис-тической операции. Федеральный закон «О противодействии терро­ризму» от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ устранил имевшие место пробелы в законодательстве (преодолевавшиеся по аналогии права и закона, что видится не вполне приемлемым в отноше­нии применения вооруженного насилия38). Военной доктри­ной 2010 г.39 была несколько расширена сфера привлечения Вооруженных сил к обеспечению внутренней безопасности. Указывается, что в мирное время к числу их основных задач от­носится участие в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности. В ранее действовавшей доктрине данные функции возлагались на армию только во внутренних вооруженных конфликтах. В соответствии с Военной доктри­ной, одной из основных внешних военных опасностей является распространение международного терроризма. При этом тер­роризм не рассматривается в качестве внутренних опасностей. Исходя из того, что к основным задачам Вооруженных сил и других войск в мирное время отнесена борьба с терроризмом, видится возможным вернуться к формулировке Военной док­трины 2000 г., рассматривавшей терроризм в качестве основной внутренней угрозы военной безопасности. Новеллой Военной доктрины является положение, включившее в сферу деятельно­сти Вооруженных сил борьбу пиратством, наряду с террориз­мом на сегодня являющимся одним из наиболее опасных пре­ступлений международного характера. По нашему мнению, в настоящее время также существует необходимость включить в число основных задач Вооруженных сил в мирное время борь­бу с незаконным оборотом наркотиков (что предполагает необ­ходимость организации взаимодействия с заинтересованными ведомствами, в том числе, МВД). В отличие от ряда зарубежных государств (прежде всего, США и некоторых латиноамерикан­ских государств)40 в Российской Федерации отсутствует норма­тивная база, регламентирующая деятельность Вооруженных сил в борьбе с незаконным оборотом наркотиков (притом, что существенную угрозу безопасности Российской Федерации представляет наркотрафик через афгано-таджикскую границу). Нам видится не вполне целесообразным исключение из текста Военной доктрины такой внутренней угрозы военной безопас­ности, как незаконное распространение (оборот) на террито­рии Российской Федерации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств, которые могут быть использованы для осуществления диверсий, террористических актов, иных противоправных действий (что также требует организации межведомственного взаимодействия в борьбе с данным видом преступлений). В целях упрочения единства системы обеспе­чения внутренней безопасности и повышения эффективности взаимодействия армии и внутренних войск, на наш взгляд, це­лесообразно на законодательном уровне восстановить единую структуру Вооруженных сил, с включением в их состав внутрен­них войск, имевшую место в предшествующие этапы развития Российского государства (Российская империя, СССР).

Обеспечение внутренней безопасности должно носить комплексный характер, как сочетание мер политического, экономического, социального и военного характера. При этом требуется наличие отлаженной системы взаимодействующих субъектов, объединенных общими принципами, целями и за­дачами по осуществлению данного рода деятельности. Воени­зированные императивы являются обязательным условием эффективности функционирования системы обеспечения вну­тренней безопасности, о чем свидетельствует как исторический опыт Российского государства, так и опыт современных за­рубежных стран (в частности, уставы Армии США подробно регламентируют ее функции по обеспечению внутренней без­опасности, в т.ч. по борьбе с терроризмом41). В зависимости от исторических условий изменяется лишь степень участия вооруженных сил в обеспечении внутренней безопасности в процессе совместной с правоохранительными органами де­ятельности. Применение вооруженного насилия должно рас­сматриваться как крайняя, но необходимая мера и должно осуществляться на тщательно разработанной правовой основе, исключающей двойное толкование и применение аналогии. Дальнейшее совершенствование правовых и организационных основ взаимодействия министерств обороны и внутренних дел Российской Федерации, безусловно, будет способствовать более эффективному решению задач по обеспечению внутренней безопасности государства.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика