Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


В. Н. Татищев и его взаимоотношения с частными заводчиками Урала: правовые противоречия
Научные статьи
26.11.14 18:29

В. Н. Татищев и его взаимоотношения с частными заводчиками Урала: правовые противоречия

 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Амирханов А. З.
Статья посвящена истории становления и развития горнорудной промышленности на Урале. Частные интересы заводчика Демидова столкнулись с государственными интересами, выразителем которых был Татищев. Разрешение конфликтов между Демидовым и Татищевым проходило во внеправовом поле, минуя государственные учреждения (прежде всего, специального органа по руководству горнорудной промышленности России — Берг-коллегии), что свидетельствует о приоритете личных взаимоотношений и прежних договоренностей Демидова с Петром I.

Обращаясь к истории данных взаимоотношений, необходи­мо отметить, что между Татищевым и Н. Демидовым, а также его сыном Акинфием, руководившим уральскими заводами отца, установились напряженные отношения фактически вскоре после приезда первого на Урал.

Впоследствии они переросли в открыто враждебные. Ко­нечно, конфликт между ними нельзя объяснить только личной неприязнью, причины его были более глубокими. И это хорошо понимали современники, имевшие возможность по роду своей службы вникнуть в суть дела.

В этом отношении характерны свидетельства Геннина, кото­рому Петр I поручил расследовать конфликт между Демидовым и Татищевым, и Блиера, работавшего вместе с Татищевым.

До приезда Татищева Демидов чувствовал себя полновласт­ным хозяином. Управители казенных заводов боялись его и ни в чем ему «от них помещательства не было». Губернские власти были далеко, «и никто не смел, бояся ево, слово выговорить, и он здесь поворачивал, как хотел», писал Геннин. Татищев решил покончить с таким положением.

Руководствуясь данной ему инструкцией, согласно кото­рой он должен был ведать не только казенными заводами, но и осуществлять надзор над деятельностью промышленников, он потребовал от Демидова выполнения указов Берг-коллегии и распоряжений горного начальства. Татищев потребовал от Демидова регулярно платить десятину, вернуть всех мастеро­вых и работных людей, которых он сманил с казенных заводов, и не делать этого впредь, не принимать беглых солдат рекру­тов, не рубить лес в приписных к казенным заводам слободах, оказывать помощь горному начальству кадрами и различными материалами.

Демидов, который не реагировал даже на указы Берг-коллегии, и, по свидетельству Геннина, признавал только цар­ские указы за собственноручной подписью Петра I, конечно, и не думал выполнять требования Татищева.

   Но дело не ограничивалось только отказом выполнять пред­писания горной администрации и оскорблением ее представи­телей. Демидов и его люди предприняли ряд действий, которые нельзя рассматривать иначе как попытку сорвать нормальную работу казенных заводов и отправку готовой продукции в Пе­тербург. Вот некоторые факты. Демидов поставил по многим дорогам заставы и не пропускал в Уктус рудоискателей с об­разцами руд. Если будете объявлять руду на Уктусе, угрожал он рудоискателям, «то де мы вас бить станем кнутом, и в домны помечем». По приказу Феоклистова люди Демидова силой за­хватили горновой камень, наломанный работниками казен­ных заводов, и часть его спрятали на Невьянском заводе, а часть «разметали» по лессу. В результате, по словам Татищева, из-за нехватки камня на Уктусском и Алапаевском заводах» домны простояли немалое время». Конечно, сообщал Татищев Берг- коллегии, можно было отобрать захваченный камень, но он не сделал этого, «опасаясь убийства».

Все эти примеры, а число их можно увеличить, свиде­тельствуют о произволе и жестокости Демидова и его при­казчиков.

Татищев считал, что Демидову представлены слишком боль­шие привилегии. «Чрезвычайная и многовредная вольность» промышленника причиняет ущерб интересам казны. Надо огра­ничить предоставление Демидову привилегии и устоновить строгий контроль горного начальства над его деятельностью, от­мечал Татищев. Одновременно он просил Берг-коллегию «обо­ронить» его от обид и оскорблений «оного мужика».

Демидовы (отец и сын) пытались уладить все обострявший­ся конфликт с Татищевым. При этом они решили прибегнуть к обычному для той эпохи способу — подкупу. Однако попытка подкупить Татищева не имела успеха, и тогда Демидовы реши­ли избавиться от него, выжить его с Урала.

В апреле 1722 г. во время встречи с Петром I Демидов вы­двинул против Татищева ряд серьезных обвинений. В результате этой жалобы Татищев был отстранен от руководства уральской промышленностью.

Против Татищева Демидов выставил два обвинения. Во- первых, он поставил в слободах, приписанных к Уктусскому заводу, заставы, которые не пропускали на демидовские заводы «хлебных и харчевых припасов». В подтверждение своей версии Демидов не мог привести конкретных фактов задержки привоза хлебных припасов, а сослался лишь на несколько случаев злоу­потреблений заставщиков, причинивших обиды (брали взятки) торговым людям, которые везли продовольствие. «И того де ради, видя оную обиду, многие люди из слобод и деревень за вышеписанным страхом хлебных припасов и харчу вести не посмели» и поэтому на его заводах «в хлебе было великое оску­дение», писал Демидо.

Во-вторых, Татищев отобрал у него часть пристани на Чу­совой, постройка которой и дороги к ней стали ему «во многие деньги». На отнятой территории по приказу Татищева был по­строен амбар для хранения казенного железа и изба, где живут люди, занимающиеся отпуском казенного железа в Москву и Пе­тербург. Все это затруднило его действия на пристани, особенно погрузку железа и припасов на суда. Демидов просил вернуть ему отобранную часть пристани, а отпуск казенного железа производить в ином месте. Других обвинений против Татищева в бумаге, поданной Геннину, заводчик не выдвинул.

Нетрудно заметить, что жалоба Демидова касалась частных вопросов, которые вполне могли быть урегулированы при на­личии доброй воли заводчика, без обращения к высшей власти. Но Демидов хитрил, он не коснулся, по вполне понятным сооб­ражениям, главных причин его столкновения с коронной адми­нистрацией на Урале, представителем которой был Татищев.

По всей видимости, в разговоре с царем в апреле 1722 г. Де­мидов обвинил Татищева в более тяжких грехах. Во всяком слу­чае, жалоба Демидова, хотя и не была единственной причиной, повлекла за собой отставку Татищева.

Однако Петр I решил все же провести расследование, чтобы установить, насколько справедливыми были обвинения против Татищева. Дело приняло иной, и в известной мере неприят­ный для заводчика, оборот, который он вряд ли ожидал. И хотя Демидов и Татищев были поставлены в неравное положение: первый обвинял, второй только оправдывался, однако обвине­ния заводчика тоже становились объектом расследования, и это таило определенную угрозу.

На основе указанных двух пунктов обвинения Геннин и про­извел расследование.

Татищев был недоволен тем, как Геннин вел следствие, и имел на то основания. Свое недовольство он отчетливо выра­зил в письме от 16 марта 1723 г. к сибирскому губернатору, на­ходившемуся в это время в столице, А. М. Черкасскому: «О себе доношу, хотя знаю себя по совести чиста во всем здешнем деле, однакож от розыску или паче от происку терплю кождо дневную досаду и только забавляюсь книгами и токарным станком».

Отметим, что выписка из следственного дела о конфликте между Татищевым и Демидовым, посланная Генниным в фев­рале 1723 г., рассматривалась в Высшем суде. Дело было решено в пользу Татищева незадолго до его приезда в Петербург. По приговору суда от 22 ноября 1723 г. Татищев был признан не­виновным. С заводчика же решили взыскать штраф в размере 30 тыс. руб.

   Геннин приехал в Петербург после смерти Петра, когда обстановка при дворе изменилась. С воцарением Екатерины I вновь взошла звезда Меншикова, который стал «некоронован­ным правителем» государства. Генерал, как мы знаем, был глубо­ко убежден в несправедливости жалобы Демидова и в законно­сти действий Татищева как представителя центральной власти на Урале и прямо писал об этом Петру, в Сенат и Брюсу. Однако и ранее, и особенно после смерти Петра, он опасался, что ре­зультаты произведенного им розыска по делу Татищева и Демидова вызовут недовольство и гнев всесильного Меншикова и Апраксина. Поэтому, когда запросили его мнение о решении Высшего суда, Геннин принялся выгораживать промышленника, подчеркивая, в каком хорошем состоянии находятся его заводы, от которых и польза государству в целом, и «великая прибыль» казне от сбора налога («десятого») и пошлин при продаже Де­мидовым продукции своих заводов. В заключение генерал вы­сказался в том духе, что таких хороших заводчиков, как Демидов, «не надо штрафовать и в печаль приводить».

Высший суд, заслушав мнение Геннина в ноябре 1725 г., решил доложить об этом деле императрице и представил ей краткий экстракт своего прежнего решения и текст мнения генерала. Мы не знаем, поступили ли эти документы на рас­смотрение Екатерины. Вероятнее всего, нет. Во всяком случае, никаких упоминаний в архивных материалах мы не обнаружи­ли. Акинфию Демидову (его отец, Никита, к этому времени уже умер), опираясь на поддержку Меншикова, видимо, удалось спустить дело на тормоза.

Татищев, находившийся в это время в Швеции, вряд ли знал о данном решении Высшего суда. Однако в июне 1726 г., вскоре после своего возвращения в Россию, он обратился к Екатерине с просьбой о взыскании штрафа с А. Демидова. Челобитная Та­тищева написана в резком тоне, автор ее не очень выбирал слова, выражая чувство гнева против заводчика. Татищев обвинял Де­мидова в «пагубной клевете», цель которой заключалась в том, чтобы «без всякой моей причины меня погубить».

Демидов склонялся к тому, чтобы не доводить дела до кон­фликта, а пойти на мировую. Но прежде чем предпринять этот шаг, он решил «посоветоваться» с Меншиковым. В пись­ме светлейшему князю от 15 февраля 1727 г. он спрашивал, мириться или не мириться ему с Татищевым. Таким обра­зом окончательном решении вопроса заводчик положился на Меншикова.

Татищев, учитывая, что за спиной Демидова стоит Менши- ков и что его челобитной не было дано хода, тоже решил пойти на мировую.

Казалось, конфликт навсегда исчерпан. Но судьбе было угодно еще раз столкнуть Татищева с А. Демидовым. Это про­изошло в 30-х годах, когда Татищев сменил Геннина на посту начальника горнозаводской промышленности Урала и Сибири. И хотя требования Татищева к промышленнику и на сей раз были законными, Демидов, действовавший через временщика Анны Ивановны Бирона, добился того, что его освободили от подчинения горной администрации и передали в ведение Коммерц-коллегии. «Татищев был принесен в жертву» уральскому промышленному магнату, — пишет Н. И. Павленко. И с этими словами нельзя не согласиться.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика