Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ответственность за убийство при некоторых смягчающих обстоятельствах на постсоветском пространстве
Научные статьи
01.12.14 14:10
Оглавление
Ответственность за убийство при некоторых смягчающих обстоятельствах на постсоветском пространстве
Превышение пределов необходимой обороны
Все страницы

вернуться






Ответственность за убийство при некоторых смягчающих обстоятельствах на постсоветском пространстве

 
УГОЛОВНОЕ ПРАВО
Бабичев А. Г.
В статье анализируется законодательство государств, возникших на территории бывшего Советского Союза, по вопросам, касающимся ответственности за убийство при смягчающих обстоятельствах, отраженных в статьях 106 и 108 Уголовного Кодекса РФ.



    На территории бывшего Советского Союза возникло много стран, уголовное законодательство которых в целом восприня­ло идеи Модельного кодекса СНГ. В последнем нормы, касаю­щиеся ответственности за убийство, в основном соответствуют УК РФ 1996 г.

Российскому уголовному законодательству ближе всего бе­лорусское, однако специфичность очевидна. Белорусский зако­нодатель, соблюдая приоритет международно-правовых норм над национальными правовыми, расположил на первом месте в системе УК РБ (в первом разделе и в первой главе Особенной части) нормы о преступлениях против мира и безопасности человечества, а затем нормы о преступлениях против человека (раздел VII), среди которых выделяются нормы о преступлени­ях против жизни и здоровья (глава 19); в структуре последних на первом месте находятся нормы об убийстве (статьи 139-143 УК РБ) .

Ответственности за убийство при смягчающих обстоятель­ствах белорусский законодатель посвятил четыре специальные нормы, как и в УК РФ. Но, в отличие от УК РФ, УК Республики Беларусь формулирует в отдельных статьях составы убийства при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 142), поместив эту норму на предпоследнем месте в структуре убийств, и убийства при превышении пределов необходимой обороны (ст. 143), рас­положив ее на последнем месте в этой структуре, как предус­матривающую наиболее «привилегированный» вид убийства, то есть убийства, совершаемого при обстоятельствах, в наи­большей степени смягчающих ответственность за содеянное.

В УК Республики Беларусь предусматривается ответствен­ность за склонение к самоубийству (ст. 146), под которым понимается не особый вид посредственного убийства1, а спе­циальный состав подстрекательства к самоубийству путем «умышленного возбуждения у другого лица решимости со­вершить самоубийство». Однако белорусский законодатель не провел четкой дифференциации уголовной ответственности за совершение этого деяния в зависимости от преступных по­следствий (результатов) действий виновного: если в ч. 2 ст. 146 УК РБ предусматривается ответственность за «склонение к самоубийству двух или более лиц», то в основном составе данного преступления (ч. 1 ст. 146 УК РБ) он предусмотрел равную ответственность как за случаи оконченного самоубий­ства, так и за покушение на него. Полагаем, сохранение жизни потерпевшего (самоубийцы) при покушении на самоубийство заслуживает сравнительно меньшей ответственности в рамках указанного состава преступления.

В статьях, предусматривающих ответственность за «при­вилегированные» виды убийств, в УК РБ, в отличие от УК РФ, содержатся или, наоборот, отсутствуют некоторые конструк­тивные признаки составов убийства, совершенного при смяг­чающих обстоятельствах.

Так, в сравнении со ст. 106 УК РФ, в тексте ст. 140 УК РБ от­сутствует указание на возможность убийства новорожденного «в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости», то есть спустя определенный значительный промежуток време­ни после родов. Белорусский законодатель указывает также на то, что убийство происходит «в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами» и что убийство матерью своего ребенка, согласно ст. 140 УК РФ, должно быть совершено «во время родов или непосредственно после них», а в ст. 106 УК РФ — «сразу же после родов». Считаем, что лишение жизни нарождающегося ребенка («во время родов») или новорожден­ного ребенка («непосредственно» или «сразу же» после родов) должно рассматриваться как «привилегированное» убийство только в тех случаях, когда оно совершено матерью в состоянии психического расстройства, «вызванного родами». Роды и есть та самая «психотравмирующая ситуация», которая способна вызвать у роженицы состояние «уменьшенной» («ограничен­ной») вменяемости, которое не дает человеку возможности «в полной мере осознавать фактический характер и обществен­ную опасность своих действий (бездействия)» (ч. 1 ст. 22 УК РФ) и «учитывается судом при назначении наказания» (ч. 2 ст. 22 УК РФ) .

Что касается употребления терминов «непосредственно» (в ст. 140 УК РБ) или «сразу» применительно к словосочетанию «после родов», то, несмотря на близость этих понятий, они не тождественны: «непосредственный» означает «прямо следу­ющий после кого/чего-нибудь», а «сразу» — «очень быстро; немедленно, в тот же момент». Если еще учесть, что слово «момент» («сразу») означает «миг, мгновение, короткое время, в которое происходит что-нибудь», то более точным было бы, очевидно, указание в тексте рассматриваемой уголовно­правовой нормы на убийство потерпевшего «непосредственно после родов», а не в тот «миг» или «мгновение», как только они окончились, то есть не «сразу после них», а в короткое время после окончания родов.

Модельный уголовный кодекс для государств — участников СНГ, являющийся научно аргументированной рекомендацией законодателям соответствующих государств, широко исполь­зовался ими в качестве образца при разработке собственного уголовного законодательства, с некоторыми изменениями, далеко не всегда в сторону оптимизации. Уголовные кодексы государств — участников СНГ, тем более стран Балтии, также сформулировали составы «привилегированных» убийств, кото­рые предусматривали Модельный уголовный кодекс.

Так, формулируя состав убийства матерью новорожденного ребенка, Модельный Уголовный кодекс (ст. 113) предусматри­вает ответственность за убийство «во время родов или непо­средственно после них» и обязательно «в условиях психотрав­мирующей ситуации, вызванной родами».

Статья 121 УК Азербайджанской Республики устанавли­вает уголовную ответственность за убийство матерью своего новорожденного ребенка во время или сразу же после родов. Включение понятия «своего» (ребенка) и замена термина «не­посредственно» на термин «сразу же» (после родов) не столь существенно влияет на смысл определения исследуемой уго­ловно-правовой нормы, как отсутствие в ней указания на те обстоятельства, которые позволяют снижать ответственность и наказание за данный вид убийства.

Аналогично конструируют норму об ответственности за этот вид «привилегированного» убийства УК Грузии (ст. 112), УК Эстонской республики (ст. 102) и УК некоторых других государств «ближнего зарубежья».

В УК Республики Казахстан (ст. 97) убийство матерью ново­рожденного ребенка во время родов или после них связывается, как и в УК Российской Федерации (ст. 106), со сложившейся психотравмирующей ситуацией или с психическим расстрой­ством виновной, не исключающим вменяемости.

Уголовное законодательство Латвийской (ст. 119 УК) и Ли­товской (ст. 131 УК) республик, а также Республики Молдова (ст. 147 УК) определяет как совершенное при смягчающих обстоятельствах убийство матерью новорожденного ребенка во время родов или непосредственно после них под влиянием вы­званного родами физиологического и психического состояния (в ст. 147 УК РМ — «состояния физиологического или психиче­ского расстройства с помрачнением сознания») .

Среди других видов убийств, совершаемых при обстоя­тельствах, смягчающих ответственность, уголовное законода­тельство бывших союзных республик Советского Союза (так называемые страны ближнего зарубежья) предусматривает, как правило, убийства, совершаемые при превышении пределов необходимой обороны и при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. При этом в УК одних стран ближнего зарубежья оба вида этих престу­плений указываются, как и в УК РФ (ст. 108), в одной статье (например, ст. 123 УК Азербайджанской Республики), в УК других из числа указанных стран соответствующие составы пре­ступлений предусматриваются в отдельных статьях (например, статьи 142, 143 УК Республики Беларусь или статьи 113, 114 УК Грузии), а в УК третьих — предусматривается ответственность лишь за одно из указанных преступлений — убийство при пре­вышении пределов необходимой обороны (например, ст. 104 УК Эстонской Республики) .

При этом в Общей части УК постсоветских республик сре­ди обстоятельств, исключающих преступность или противо­правность деяния, предусматриваются необходимая оборона и задержание преступника, и законодатель дает определение понятий «превышение пределов необходимой обороны» и, как правило, превышение мер, «необходимых для задержания лица, совершившего преступление». В этих легальных опре­делениях, существенно влияющих на оценку поведения оборо­няющегося или лица, задерживающего преступника, имеются некоторые расхождения.

Так, если в УК Республики Беларусь (ст. 34) или в УК Азер­байджанской Республики (ст. 36), как и в УК Российской Феде­рации (ст. 37), объективным основанием необходимости обо­ронительных действий, создающим состояние необходимой обороны, являются общественно опасные действия (посягатель­ство) нападающего, то, например, в УК Грузии (ст. 28) таковым законодатель считает противоправное посягательство на свои или чужие правоохраняемые блага. Противоправное посяга­тельство, подвергающее опасности самого обороняющегося либо другое лицо, их права или права предприятия, учреж­дения или организации либо интересы государства, создает состояние необходимой обороны также согласно ст. 13 УК Эстонской и ряда других республик, образовавшихся на пост­советском пространстве.

В Общей части УК этих стран дается в сущности анало­гичное или близкое по смыслу определение превышения пределов необходимой обороны, которое становится затем конструктивным признаком соответствующего состава «при­вилегированного» убийства в Особенной части УК. При этом об умышленном характере противоправных действий при превышении пределов необходимой обороны в некоторых УК (например, ч. 4 ст. 28 УК Грузии, ч. 3 ст. 18 УК Эстонии) спе­циально ничего не говорится, в отличие от УК РФ (ст. 38), УК Азербайджанской Республики (ст. 36), Республики Беларусь (ст. 34) и УК некоторых других стран ближнего зарубежья, что позволяет допустить ответственность за неосторожное при­чинение смерти при превышении пределов необходимой обо­роны.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика