Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ответственность за убийство при некоторых смягчающих обстоятельствах на постсоветском пространстве - Превышение пределов необходимой обороны
Научные статьи
01.12.14 14:10
Оглавление
Ответственность за убийство при некоторых смягчающих обстоятельствах на постсоветском пространстве
Превышение пределов необходимой обороны
Все страницы








     За редким исключением, в УК постсоветских республик не дается никакой юридической оценки ошибкам обороняю­щегося относительно начала нападения — «преждевременная оборона», его окончания — «запоздалая оборона» или отно­сительно чрезмерности («явного несоответствия») ответных действий обороняющегося действиям нападающего. Лишь в УК Республики Беларусь предпринята попытка легализо­вать как невиновные и непреступные действия «мнимо» или «несвоевременно» либо «чрезмерно» обороняющегося при добросовестном заблуждении лица относительно имеющегося, начавшегося или уже окончившегося нападения либо чрезмер­ности обороны при начавшемся и продолжаемом нападении. В ст. 37 УК РБ законодатель попытался решить основные виды ошибок в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, в том числе и прежде всего при необходимой обо­роне и при необходимости задержания лица, совершивше­го преступление. В УК РФ (ч. 2.1 ст. 37) говорится о том, что «не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо впоследствии неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения». Подобный подход законодателя следует поддержать. При этом в редакционном плане далеко не все обозначенные формулировки законодателя можно признать безупречными.

В ст. 38 УК РФ в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет «причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление», В УК некоторых государств ближнего зарубежья (например, в ст. 13.1 УК Эстонской республики) это обстоятельство име­нуется «задержанием преступника». К тому же законодатель не выделяет понятия «превышения мер, необходимых для задержания преступника», как будто оно не имеет места в дей­ствительности. Ближе к подлинному значению в таких случаях говорить о «насильственном задержании преступника», по­скольку, указывая на «причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление» и на то, что «если иными сред­ствами (то есть без причинения вреда) задержать такое лицо не представляется возможным», законодатель подчеркивает насильственный характер задержания преступника. Насилие здесь должно примеряться в пределах необходимости такого задержания не только «в целях предъявления (доставления) преступника органам власти», как, например, в ч. 1 ст. 29 УК Грузии, но и в целях «пресечения возможности совершения им новых преступлений», как, например, в ч. 1 ст. 38 УК РФ, ч.   1 ст. 37 УК Аз. Р, ч. 1 ст. 35 УК РБ и в УК большинства других государств, возникших на постсоветском пространстве. Ука­зание на цель предупреждения рецидива преступлений со стороны задерживаемого лица придает особую необходимость в задержании преступника, «если иными средствами («иными способами воздействия») задержать такое лицо не представи­лось возможным».

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (лучше сформулировать: «Пре­вышением необходимости задержания преступника»), в УК РФ (ч. 2 ст. 38) и в УК большинства постсоветских республик признается явное несоответствие мер задержания характеру и степени общественной опасности совершенного задержи­ваемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

В ст. 37.2 УК Аз.Р таковым признается «явное несоответ­ствие средств и способов задержания степени общественной опасности деяния и совершившего его лица, а также обсто­ятельствам задержания, когда лицу без необходимости при­чиняется явно чрезмерный вред».

Во всех указанных случаях уголовная ответственность может наступить только при умышленном причинении явно чрезмер­ного вреда задерживаемому лицу.

В УК некоторых из указанных государств, например, в ч. 2 ст. 29 УК Грузии, превышение мер, необходимых для задер­жания лица, совершившего преступление, определяется как «явное несоответствие этих мер тяжести преступления, совер­шенного подлежащим задержанию лицом, и обстоятельствам задержания. Об уголовной наказуемости только умышленного причинения не вызываемого необходимостью вреда законо­датель умалчивает, допуская возможность уголовной ответ­ственности и за неосторожное причинение смерти или другого вреда преступнику при его задержании.

Анализ затронутых и иных положений, имеющихся в уго­ловном законодательстве стран, образовавшихся на терри­тории бывшего СССР, которые касаются ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны и убийство при превышении мер, необходимых для задержа­ния преступника, и непосредственно связанных с этим уголов­но-правовых норм, позволяет сделать некоторые предвари­тельные выводы:

1. Не столько противоправное, сколько общественно опас­ное посягательство должно рассматриваться законодателем как объективное основание возникновения состояния необходимой обороны и применения насилия с целью защиты правоохра­няемых интересов от такого посягательства. Признание этого положения позволяет активно противостоять не только лицу, являющемуся субъектом соответствующего преступления, но и лицу невменяемому или не достигшему уголовно-наказуе­мого возраста, совершающим общественно опасное посяга­тельство, которое по своей интенсивности и угрожаемым по­следствием также требует немедленных мер защиты интересов, охраняемых законом.

2. Не является преступлением причинение вреда посяга­ющему лицом, действующим в состоянии необходимой обо­роны, то есть при начавшемся и еще не закончившемся об­щественно опасном посягательстве путем причинения вреда посягающему, в обстановке (состоянии), когда уже возникла и еще существует необходимость причинения вреда в целях защиты своих или чужих правоохраняемых интересов.

3. Если при этом посягательство было сопряжено с насили­ем, опасным для жизни обороняющегося или другой жертвы посягательства, во всех этих случаях правомерность действий обороняющегося не должна вызывать сомнений. В целях сти­мулирования противодействия нападению и недопущения ухудшения условий для обороняющегося также правомерны­ми следует признать его действия, включая насилие, угрожаю­щее жизни посягающего, но не в ответ на «непосредственную угрозу применения насилия, опасного для жизни» (ч. 1 ст. 37 УК РФ), а как реакцию на реальную угрозу жизни, непосред­ственно реализуемую в данной ситуации», которая проявля­ется не только в одних словах, но и в конкретных действиях посягающего, со всей очевидностью свидетельствующих о на­чале посягательства.

4. Законодатель непременно должен указывать, что «право на необходимую оборону имеют в равной мере все граждане, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти». Эти положения являются важным стимулирующим фактором общественно полезного поведения людей, их соци­альной активности в борьбе с преступностью.

5. Действия обороняющегося совершаются в пределах не­обходимой обороны, то есть являются правомерными и в слу­чаях их несоответствия характеру и опасности посягательства. Преступными могут быть признаны лишь такие его действия, которые явно не соответствуют характеру и степени обществен­ной опасности посягательства, например, ст. 36.3 УК Аз.Р, ч. 3 ст. 34 УК РБ, ч. 2 ст. 37 УК РФ или характеру и опасности напа­дения (посягательства) (например, ч. 4 ст. 28 УК Грузии, ч. 3 ст. 13 УК Эстонии), и представляют собой превышение пределов необходимой обороны.

6. Уголовной ответственности подлежит лишь то лицо, ко­торое, превышая пределы необходимой обороны, совершает умышленное преступление (например, ст. 36.3 Аз.Р, ч. 2 ст. 37 УК РФ) .

7. Лицо, действующее при превышении пределов необхо­димой обороны, подлежит уголовной ответственности, «когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение» (ч. 3 ст. 34 УК РБ), иными словами, — тяжкий вред здоровью. Других составов преступлений, умышленно совершаемых при превышении пределов необходимой обороны, в Особенной части УК пост­советских республик не предусматривается;

8. По уголовному законодательству указанных государств основаниями правомерного причинения вреда при задержа­нии лица, совершившего преступление, являются: 1) задержи­ваемое лицо совершило преступление, по своему характеру и степени общественной опасности (например, ч. 3 ст. 34 УК РБ, ч. 2 ст. 38 УК РФ) или тяжести преступления (например, ч. 2 ст. 29 УК Грузии) допускающее его насильственное (с при­чинением вреда) задержание, которое в качестве такового и воспринимается лицом, осуществляющим задержание; 2) обстоятельства задержания таковы, что для задержания ука­занного лица необходимо применение насилия (причинение вреда) в процессе его задержания, поскольку «иными сред­ствами задержать такое лицо не представлялось возможным» (например, ст. 37.2 УК Аз.Р, ч. 1 ст. 35 УК РБ, ч. 1 ст. 37 УК РФ); 3) целями задержания лица, совершившего преступление, являются: а) «передача его органам власти», поскольку «оно пытается или может скрыться от следствия и суда» (ч. 1 ст. 35 УК РБ), и б) «пресечение возможности совершения им новых преступлений» (ст. 37.1 УК Аз.Р, ст. 35 УК РБ, ч. 1 ст. 37 УК РФ)», а не только «предъявление органам власти» (например, ч.   1 ст. 29 УК Гр.Р). Если первые два из перечисленных факто­ров представляют собой объективные основания правомер­ности причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании, то последний (третий) — субъективным основанием правомерности насильственных действий задер­живающего лица.

Что касается обстоятельств задержания лица, совершив­шего преступление (задержания преступника), то этот объек­тивный фактор едва ли может рассматриваться как самостоя­тельное основание необходимости, а значит, и правомерности причинения вреда задерживаемому. «Обстоятельства» — это «условия, определяющие положение, существование кого/чего- нибудь, обстановка». «Обстоятельства задержания» — лишь условия (обстановка), в которых (которой) соответствующим образом действуют, точнее, взаимодействуют субъекты процес­са задержания — лицо, осуществляющее насильственное задер­жание преступника, поскольку «иными средствами задержать такое лицо не представлялось «возможным», и задерживаемое лицо, совершившее преступление, которое противодействует задержанию путем активного сопротивления или путем бег­ства с места задержания. Иными словами, не обстоятельства или обстановка задержания, а характер и опасность проти­водействия лица, совершившего преступление, задержанию должны рассматриваться как одно из оснований и показатель правомерности причинения вреда или превышения пределов необходимости задержания преступника как противоправного посягательства, совершаемого при смягчающих ответствен­ность обстоятельствах.

9. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, есть не что иное, как превы­шение пределов необходимости задержания преступника. Говоря о такой необходимости, законодатель указывает на: 1) лицо, совершившее преступление, которое по своему «харак­теру и степени общественной опасности», а, например, в со­ответствии со ст. 37.2 УК Аз.Р — «и совершившего его лица», позволяет, а специально уполномоченных лиц — обязывает задерживать такое лицо даже путем причинения ему вреда, не допуская лишь явного несоответствия этому основанию задержания; 2) обстоятельства задержания, а в действитель­ности — на характер и степень противодействия задержива­емого преступника в данных конкретных условиях (обстоя­тельствах) задержания.

Определяя превышение мер, необходимых для задержа­ния лица, совершившего преступление, законодатель вновь подчеркивает, что такому лицу «без необходимости» причи­няется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Стало быть, превышение пределов необходимости задержания лица, совершившего преступление, становится недопустимым и неправомерным как при «явной несоразмерности» насиль­ственного задержания преступника характеру и степени обще­ственной опасности совершенного им преступления (с учетом опасности его личности), так и при причинении «явно чрез­мерного», не вызываемого характером и опасностью противо­действия такого лица задержанию (с учетом обстоятельств задержания), а равно и при явном нарушении обоих названных оснований необходимости задержания преступника.

10. Представляется справедливым и целесообразным указа­ние на противоправность превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (превышение пределов необходимости задержания преступника), «только в случаях умышленного причинения вреда». При этом следует признать позитивным опыт белорусского законодателя, кото­рый в ч. 2 ст. 35 УК РБ подчеркивает, что такое превышение влечет за собой уголовную ответственность «только в случаях умышленного лишения жизни либо причинения тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения», а по УК РФ — «только в случаях убийства и умышленного причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью».

11. Белорусский законодатель, полагаем, прав и в том, что в ч. 3 ст. 35 УК РБ указывает на безусловное право не толь­ко специальных уполномоченных лиц, но и потерпевших, а также других граждан задерживать лиц, совершивших пре­ступление;

12. Автору импонируют также те положения ст. 37 УК РБ, где говорится о том, что: 1) при добросовестном заблуждении лица, что оно находится в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости или необходимости задержания пре­ступника и по обстоятельствам дела не должно или не могло сознавать отсутствие этих обстоятельств, исключающих пре­ступность деяния, его действия оцениваются как правомер­ные или противоправные, но совершенные при превышении пределов соответствующей необходимости; 2) в случаях, когда лицо должно было и могло предвидеть отсутствие обстоя­тельств, исключающих преступность деяния, оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосторожности.

Указанные положения уже утвердились в практике судов Российской Федерации, раскрываются в некоторых разъясне­ниях Пленума Верховного Суда РФ и должны найти отражение в УК РФ.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика