Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Судебная педагогическая экспертиза семейно-правовых отношенийв уголовном процессе - Семейно-правовые отношения
Научные статьи
01.12.14 17:26
Оглавление
Судебная педагогическая экспертиза семейно-правовых отношенийв уголовном процессе
Семейно-правовые отношения
Все страницы









Наш сервис для вебинаров предлагает не только платформу вебинаров, но и полностью организованный для проведение вебинаров и онлайн обучения сайт. Вебинар вся подробная информация на сайте http://www.metodichka.org

В школе Иванов И. И. поддерживал ровные отношения с большинством ребят класса, но общался лишь с отдельными ребятами, иногда конфликтовал с учениками школы. Автори­тетом в школе не пользовался. Нормальной социальной адап­тации Иванова И. И. мешали его личностные качества такие, как недисциплинированность, вспыльчивость, агрессивность. Но при этом он обладает рядом положительных черт и ка­честв — доброжелателен, отзывчив, общителен.

II. Проанализировав представленные материалы по уго­ловному делу (протоколы допроса Иванова И. Г., протоколы допросов сослуживцев, одноклассников Иванова И. И.), можно сделать вывод о том, что подозреваемый проявлял при посто­ронних, то есть на людях адекватность родительской позиции по отношению к воспитанию своего сына, Иванова И. И. Под родительской позицией понимается целостное образование, реальная направленность и своеобразие проявления воспи­тательной деятельности родителя, сформировавшиеся под влиянием родительских представлений и опыта воспитания своего ребенка (своих детей) (Мардахаев Л. В.)2.

Адекватность родительской позиции выражается реальной осознанностью к тому, что родитель должен исполнять роди­тельские обязанности по воспитанию и содержанию своего ребенка, а также выражается соответствием позиции реаль­ности воспитательной деятельности и своеобразием ребенка.

Согласно ст. 63 Семейного кодекса РФ «Права и обязанно­сти родителей по воспитанию и образованию детей» родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей3. Наделение родителей правами в отношении их несовершеннолетних де­тей означает, что им предоставляется возможность совершать одобряемые, желательные с точки зрения государства действия и поступки, направленные на благо ребенка. Право на воспи­тание заключается в предоставлении родителям возможности лично воспитывать своих детей. При этом родители свободны в выборе способов и методов воспитания. В обязанности роди­телей по воспитанию детей входят следующие: забота о здо­ровье, физическом, психическом и нравственном развитии ребенка (примеч. эксп.: заботой является всемерная поддержка и оказание всех видов помощи ребенку: обеспечение питанием, одеждой, учебными принадлежностями и книгами, лечением в случае болезни и т.п.).

Забота о физическом развитии предполагает заботу о пи­тании, среде обитания ребенка и т.п. От заботы о психическом и нравственном развитии ребенка зависит его духовный мир, его готовность к межличностному общению, стремление к зна­ниям, способность властвовать над своим умом и чувствами (Семейный кодекс РФ. Комментарии).

В случае с Ивановым И. Г. можно отметить, что адекват­ность его родительской позиции выражалась в реальном ис­полнении своих родительских обязанностей по воспитанию сына сообразно возрасту последнего в течение небольшого периода времени (январь-март г.). О чем свидетельствуют

следующие положения, основанные на данных протоколов допросов подозреваемого, его коллег, одноклассников потер­певшего, педагогических работников школы, где Иванов И. И. получал образование (примеч.: протоколы датированы годами):

Во-первых, можно сделать вывод, что Иванов И. И. был обе­спечен питанием, одеждой, школьными принадлежностями, не нуждался дополнительно в подобных мерах заботы. Но нет достаточных подтверждений (доказательств) того, что именно отец осуществлял заботу о сыне, а именно заботу о его питании дома и в школе, что именно отец обеспечивал сына одеждой, школьными принадлежностями и т.п., о чем свидетельствуют данные допросов родственников, педагогических работников школы.

Во-вторых, можно сделать вывод, что Иванов И. Г. частично оказывал финансовую поддержку сыну (со слов Иванова И. Г. — в виде оплаты покупок линз, оплаты занятий сына в тренажер­ном зале; систематически давал деньги на карманные расходы, как по просьбе сына, так и по собственной инициативе). В дан­ном случае про термин «финансовая поддержка» практически неуместно говорить, т.к. поддержка подразумевает система­тическое (с некой периодичностью), постоянное осуществле­ние выдачи денежных средств на приобретение жизненно не­обходимых принадлежностей (одежды, обуви и т.п.) и/или осуществление совместных покупок этих товаров. Согласно этому, данной «финансовой поддержки» (в виде 3000 руб.) явно недостаточно для содержания несовершеннолетнего сына, т.к. необходимо было осуществлять затраты на приобретение одежды сообразно сезону (погоде) и степени изношенности одежды и обуви, реальным потребностям сына; осуществлять затраты на приобретение школьных принадлежностей и т.п.

В-третьих, Иванов И. Г. оплачивал дополнительные обра­зовательные услуги, связанные с подготовкой сына к единому государственному экзамену (на базе школы); оплачивал рас­ходы, связанные с организацией и проведением выпускного вечера в школе; осуществил добровольное пожертвование, со слов директора школы, на целевые нужды школы (через родительский комитет). Таким образом, Иванов И. Г. содей­ствовал (не препятствовал) психическому и нравственному раз­витию сына, в частности успешному окончанию сыном школы и благополучному поступлению в высшее учебное заведение (результаты ЕГЭ — 191 балл (хороший балл). Жалоб на отца со стороны педагогического коллектива школы не поступало.

В-четвертых, выполняя родительские обязанности по вос­питанию сына, Иванов И. Г. своими действиями содействовал получению сыном общего образования (11 классов) на базе школы № (опять же содействовал и не препятствовал успешному окончанию сыном школы). Данные действия вы­ражаются в следующем: отец периодически посещал образо­вательное учреждение с целью уточнения вопросов, связанных с обучением сына; посещал родительские собрания; неодно­кратно беседовал с классным руководителем Сидоровой С. С. об учебе сына и его дисциплине в школе (пропуски занятий и др.). Таким образом, отец проявлял интерес к процессу об­учения и его результатам, выполнял обязанность обеспечить получение ребенком общего образования, что свидетельствует соблюдению положений ст. 44 ФЗ «Об образовании в РФ», ст. 63 СК РФ.

Комментарий по поводу случая, происшедшего между отцом и сыном г. Воспитание — это длительный про­цесс воздействия на детей, предполагающий как совершение родителями целенаправленных действий для достижения определенного результата, так и бессознательное воздействие на ребенка, которое происходит постоянно в процессе самого общения родителей и ребенка, и влияния, которое оказывает на ребенка поведение и пример родителей.

В Семейном кодексе РФ право на воспитание очерчивается в самом общем виде. В этой норме права говорится, что ро­дители обязаны заботиться о здоровье, физическом, психиче­ском, духовном и нравственном развитии своих детей. Каким образом осуществляется эта забота, какие методы и приемы используют родители при воспитании своих детей, решают сами родители. К методам воспитания относят — предупреж­дение, пример, порицание, поощрение и др. Родители свобод­ны в выборе способов и методов воспитания до тех пор, пока они не выходят за рамки, установленные законом (ст. 65 СК РФ). Способы воспитания должны исключать грубое, пренебре­жительное, жестокое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

По мнению, Писчикова В. А. «воспитание — это процесс, предполагающий не только совершение определенных дей­ствий родителями, но и определенную реакцию со стороны детей. Таким образом, можно сказать, что праву родителей на воспитание детей противостоит обязанность детей «пре­терпевать воспитание»6. Родители вправе применять опре­деленные меры принуждения к своим детям для того, чтобы добиться от них желаемого поведения. Однако эта сторона вос­питательного процесса находится за рамками права. Напри­мер, родители могут запретить детям посещать те или иные места, возвращаться домой позднее определенного времени».

Все меры принуждения, применяемые родителями к детям, имеют чисто бытовую природу, закон не определяет их виды, характер и требует лишь, чтобы они не нарушали запретов, предусмотренных ст. 65 СК РФ. Ни одна из них не может быть приведена в исполнение с помощью средств государственно­го принуждения. Государственные органы могут применять к детям меры принуждения только при нарушении детьми административных или уголовных запретов, но не за неповино­вение родителям.

На основании судебно-медицинского освидетельствования № и заключения эксперта № сделан вывод «полученные повреждения г. не имели признаков опасности для жиз­ни... и квалифицируются, как повреждения, не причинившие вред здоровью человека».

Так или иначе, в воспитании несовершеннолетних не долж­но применяться насилие ни в какой форме никакими лица­ми.

Также в период напряженных отношений сына с отцом (вторая половина г.) последний пытался наладить эти взаимоотношения и даже прибегнул к помощи своих коллег по вопросам воспитания сына: как найти общий язык с сыном, как можно оказать влияние на сына, чтобы он начал его воспри­нимать и слушаться, как отца. Это характеризует проявление заботливости со стороны отца в части улучшения воспитания сына.

Таким образом, Иванов И. Г. в период с г. по г. осуществлял родительские права и исполнял соответствующие обязанности не в полной мере, в некоторых случаях ненадлежа­щим образом (примеч.: в части заботы о физическом развитии несовершеннолетнего). Это поясняется тем, что родительские права и обязанности принадлежат супругам в равной степени и исполняться должны соответствующим образом в равной степени, чего не наблюдалось в тот период, когда Иванова А. А. (мать Иванова И. И.) была в здравии (примеч.: временной про­межуток —_______ г). По словам родственников потерпевшего, самого потерпевшего в году до ухода из жизни Ивано­вой А. А. практически не выполнял родительских обязанно­стей по воспитанию сына (не посещал родительские собра­ния, не интересовался учебой и дисциплиной сына в школе, постоянно оскорблял сына, применял физическое насилие по отношению к сыну), что могло повлиять на возникновение педагогической невосприимчивости Иванова И. И. к мерам воспитания со стороны отца в последующий период ( г.).

Заинтересованность этими вопросами у Иванова И. Г. появи­лась после смерти жены, т. к. он остался единственным прямым законным представителем интересов сына, Иванова И. И.

III. При ответе на третий вопрос «Мог ли уход из жизни матери — Ивановой А. А. отразиться на ухудшении отношения сына — Иванова И. И. к отцу — Иванова И. Г. с точки зрения воспитания последним» обратимся к конкретизации понятия «отношение».

Под отношением в данном случае и последующих понима­ется своеобразный отклик на предметы, явления, как субъек­тивная позиция, которую занимает человек. Эта субъективная позиция, которая возникает в общении и деятельности ребен­ка, «работает» как средство социализации. «В связи с удачно или неудачно сложившимся опытом отношения формируются не только индивидуальные симпатии или антипатии, но и мно­гие черты характера: благожелательность, доверчивость или недоверие, боязнь. При этом отношения становятся упрочен­ными, начинают характеризовать личность, становятся чертами характера».

В данном случае ухудшение отношения сына к отцу (вы­раженное в озлобленности, агрессии, непринятия помощи) могло частично произойти по причине смерти матери. Это объясняется тем, что при потере близкого человека (тем более кровного родственника) человек испытывает горе. Более остро горе воспринимается несовершеннолетними в силу своих пси­хофизиологических особенностей.

Начальная стадия горя — шок и оцепенение. Шок от пе­ренесенной утраты и отказ поверить в реальность проис­шедшего могут длиться до нескольких недель, в среднем 7-9 дней. Физическое состояние человека, переживающего горе, ухудшается: обычны утрата аппетита, сексуального влечения, мышечная слабость, замедленность реакций. Происходящее пережи-вается как нереальное. Человек в состоянии шока может делать что-то действительно необходимое, связанное с организацией похорон, или же его активность может быть беспорядочной. Бывает и полная отрешенность от происходя­щего, бездеятельность. Чувства по поводу происшедшего поч­ти не выражаются; человек в состоянии шока может казаться безразлич-ным ко всему.

Предполагается, что комплекс шоковых реакций связан с работой механизмов психологической защиты: отрицание факта или значения смерти предохраняет понесшего утрату от резкого столкновения с ужасом произошедшего. Человек со­средоточен на каких-нибудь мелких заботах и событиях, не свя­занных с утратой, либо он психологически остается в прошлом, отрицая реальность; в таком случае он и производит впечатле­ние оглушенного или сонного: почти не реагирует на внешние стимулы или повторяет какие-либо действия.

Часто на смену шоковой реакции приходит чувство злости. По мнению Ф. Василюка, злость возникает как специфическая эмоциональная реакция на помеху в удовлетворении потреб­ности, в данном случае — потребности остаться в прошлом вместе с умершим. Любые внешние стимулы, возвращающие человека в настоящее, могут провоцировать это чувство. Злость также свидетельствует о глубине полученной психологической травмы.

Стадия поиска — характеризуется стремлением вернуть умершего и отрицанием безвозвратности утраты. Человеку, понесшему утрату, часто кажется, что он видит умершего в тол­пе на улице, слышит его шаги в соседней комнате и т.п. По­скольку большинство людей, даже испытывая очень глубокое горе, сохраняют связь с реальностью, подобные иллюзии могут пугать, вызывать мысли о сумасшествии. С другой стороны, сильна вера в чудо, не исчезает надежда каким-то образом вернуть умершего, и скорбящий «встречает» его или ведет себя так, как будто бы тот вот-вот появится.

Переход от стадии шока к стадии поиска постепенный; особенности состояния и поведения, характерные для этой ста­дии, можно заметить на 5-12-й день после известия о смерти. Некоторые последствия шока могут проявляться еще довольно долго.

Третья стадия — стадия острого горя — длится до 6-7 не­дель с момента утраты. Сохраняются и поначалу могут уси­ливаться физические симптомы: затрудненное дыхание, мы­шечная слабость, физическая усталость даже при отсутствии реальной активности, повышенная истощаемость, ощущение пустоты в желудке, стеснения в груди, кома в горле, повышен­ная чувствительность к запахам, снижение или необычное уси­ление аппетита, сексу-альные дисфункции, нарушения сна.

В течение этого периода человек испытывает сильнейшую душевную боль. Характерны тягостные чувства и мысли: ощу­щения пустоты и бессмысленности, отчаяния, чувства оставлен- ности, одиночества, злости, вины, страха и тревоги, беспомощ­ности. Человек, переживающий утрату, поглощен образом умершего, идеализирует его. Переживание горя со-ставляет основное содержание всей его активности. Горе влияет на от­ношения с окружающими. Они раздражают скорбящего, он стремится уединиться.

Через 3-4 месяца начинается цикл «хороших и плохих» дней. Повышается раздражительность и снижается фрустра- ционная толерантность. Возможны проявления вербальной и физической агрессии, рост соматических проблем, особенно простудного и инфекционного характера, из-за подавленности иммунной системы.

С наступлением шестимесячного срока начинается депрес­сия. Особенно тягостны праздники, дни рождения, годовщины («Новый год впервые без него», «весна впервые без него», «день рождения») или события повседневной жизни («обидели, не­кому пожаловаться», «на его имя пришло письмо»).

Четвертая стадия горя — стадия восстановления — длится примерно год. В этот период восстанавливаются физиологи­ческие функции, профессиональная деятельность. Человек по-степенно примиряется с фактом утраты. Он по-прежнему переживает горе, но эти пережива-ния уже приобретают ха­рактер отдельных приступов, вначале частых, потом все более редких.

Основываясь на выше перечисленном в п. III, можно сделать вывод, что горе, которое испытывал сын Иванов И. И., частично могло отразиться на ухудшении его отношений к отцу, в т.ч. и в процессе воспитания последним сына (что выразилось в агрессии, педагогической невосприимчивости требований отца, озлобленности).

На основании анализа имеющихся в распоряжении эксперта обстоятельств уголовного дела №, приходим к следующим выводам:

— По вопросу 1: Иванов И. И. характеризовался как ученик, имеющий стремление окончить школу и поступить в вуз, сдав ЕГЭ с хорошими баллами. Для этого посещал дополнительные занятия по математике (которые оплачивал отец). Отдавал предпочтения учебным предметам математического цикла.

В школе Иванов И. И. поддерживал ровные отношения с большинством ребят класса, но общался лишь с отдельными ребятами, иногда конфликтовал с учениками школы. Автори­тетом в школе не пользовался. Нормальной социальной адап­тации Иванова И. И. мешали его личностные качества такие, как недисциплинированность, вспыльчивость, агрессивность, склонность к конфликтам. Но при этом он обладает рядом положительных черт и качеств — доброжелателен, отзывчив, общителен.

— По вопросу 2: Иванов И. Г. в период с г. по г. осуществлял свои родительские права и исполнял обязанности по воспитанию и содержанию сына Иванова И. И. не в полной мере, в некоторых случаях ненадлежащим образом (примеч.: в части заботы о физическом развитии несовершеннолетне­го). Иванов И. Г. в году до ухода из жизни Ивановой А. А. практически не выполнял родительских обязанностей по вос­питанию сына (не посещал родительские собрания, не инте­ресовался учебой и дисциплиной сына в школе, постоянно оскорблял сына, применял физическое насилие по отношению к сыну), что могло повлиять на возникновение педагогиче­ской невосприимчивости Иванова И. И. к мерам воспитания со стороны отца в последующий период ( г.). Заинтере­сованность этими вопросами у Иванова И. Г. появилась после смерти жены, т.к. он остался единственным прямым законным представителем интересов сына, Иванова И. И. В целом, в рас­сматриваемый период времени отец систематически (1 раз в 2 недели) уделял внимание процессу и результатам обуче­ния сына, его дисциплине в школе и т.п. Таким образом, отец содействовал (не препятствовал) получению сыном полного общего образования в школе и благополучному поступлению Иванова И. И. в вуз. При этом отец допускал возможным отсут­ствовать несовершеннолетнему сыну дома длительное время, не проживать дома по несколько дней (примеч.: при этом отец особого беспокойства не проявлял), что также подтверждает ненадлежащий характер исполнения родительских обязан­ностей в части воспитания сына. Таким образом, процесс вос­питания сына со стороны отца носил эпизодический характер, не имел системности в указанный период.

— По вопросу 3: уход из жизни матери — Ивановой А. А. мог отразиться на ухудшении (усугублении) отношения сына — Иванова И. И. к отцу — Иванову И. Г. с точки зрения воспитания последним. При этом необходимо учитывать, что ухудшение отношения сына к отцу по ряду представленных выше обстоятельств (п.П), произошло ранее, чем в период по­сле смерти матери.

Эксперт: должность, место работы ФИО

Проведенная экспертиза семейно-правовых отношений дополнила материалы уголовного дела, была учтена при про­ведении следственных мероприятий и определении наказания отцу. Уголовное дело закрыто.


Право и образование




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика