Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Онтологические пределы права (постановка проблемы)
Научные статьи
05.12.14 10:38

вернуться

Онтологические пределы права (постановка проблемы)

 
ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО
Бондаренко В. Н.
В статье исследуются главные онтологические пределы права с учётом их разных оснований (ограничение бытия права его небытием и ничто), рассматривается, как они проявляются в современном человеческом обществе и сообществе и соотносятся с правом бытия, правом небытия и правом ничто.

Право, существующее в своей целостности, имеет, тем не менее, свои онтологические пределы. В самом общем смысле они сводятся к тому, что бытие права ограничено его небыти­ем и ничто. При этом небытие права есть по преимуществу переходная форма между бытием права и его ничто, которая проявляет себя как единство двух направлений: первое на­правление — движение от ничто права к его бытию; второе на­правление — движение от бытия права к его ничто. Но в таком случае, исследуя онтологические пределы права, правомерно говорить и о праве бытия, праве небытия и праве ничто, кото­рые также имеют свои онтологические границы, отличающи­еся от собственных онтологических пределов права, однако, оказывающие существенное воздействие на них.

Исходя из вышеизложенного, можно выделить несколько взаимосвязанных оснований постановки проблемы онтологи­ческих пределов права. Первое основание — это ограничение бытия права его небытием. Действительно, отношения между людьми довольно часто не подвержены влиянию со стороны права, не регулируются правовыми нормами и технологиями. Так, например, право ограничено моральной, эстетической, собственно познавательной и многими другими видами че­ловеческой деятельности. Не случайно существует правовой принцип: то, что не запрещено, разрешено, который в такой своеобразной форме, фактически, признаёт наличие в обще­стве или в сообществе отмеченного первого предела права — его небытия в определённых человеческих отношениях. Даже в проявлениях политики часто видна эта граница права, если учесть то, что есть политические действия, выходящие за пре­делы правовой деятельности.

Отсюда возникает вопрос об истоках небытия права как онтологической границе последнего. Прежде всего и в значи­тельной мере данные истоки сосредоточены в самой сущности права: в его формальном характере; в невозможности права ох­ватить все виды человеческой деятельности. Но означает ли это, что право не может вообще преодолеть данную свою границу, т.е. небытие права? Известный опыт правовой деятельности позволяет сказать, что вместе с расширением и углублением места и роли права в человеческих отношениях оно способно в меньшей или в большей степени отодвинуть, нейтрализо­вать, ограничить воздействие на себя своего онтологического предела — небытия права. Было время, когда не было между­народного права. Но потом оно появилось и усилило бытие права, ослабив в определённой мере его небытие. Эта тенден­ция видна и в тех проявлениях права, которые связаны главным образом с правовым решением экологических проблем. Од­нако отмеченные и другие, не рассмотренные здесь, примеры укрепления бытия права отнюдь не свидетельствуют о том, что возможно праву в целом, вообще преодолеть (снять) собствен­ную онтологическую границу — небытие права, являющуюся формой взаимосвязи бытия права с его ничто.

Действительно, учитывая указанные выше направления такой взаимосвязи, можно считать, что в проявленном мире всегда будет существовать, пока этот мир есть, небытие права как существенный предел бытия права. При этом нисходящая ветвь (движение небытия права от его ничто к бытию права) и восходящая ветвь (движение небытия права от его бытия к его ничто) рассматриваемой онтологической границы пра­ва постоянно взаимодействуют и дополняют друг друга, уси­ливая или ослабляя её. И довольно трудно установить даже правоведам-специалистам, что они наблюдают в правовой деятельности: усиление или ослабление небытия права как его онтологического предела.

В человеческом обществе и сообществе отмеченные направ­ления развития небытия права особенно тесно связаны с сущ­ностью, спецификой и формами, способами развёртывания политики, а также иных сфер общественной жизни (экономи­ки, социальной, духовно-культурной и экологической сфер). Догосударственное, государственное и надгосударственное бы­тие права имеет разные отношения со своей онтологической границей — небытием права. Это можно выявить и в других взаимосвязях права и политики (или отсутствия её, в том числе в других областях общественной жизни) .

Следует обратить особое внимание и на такой аспект небы­тия права как его онтологической границы, который обуслов­лен постоянным или частым неисполнением определённой ча­стью человеческого общества и сообщества основных правовых норм. Речь идёт о массовых преступлениях, о государственных переворотах. Любая социальная революция в существенной мере несёт в себе небытие права в качестве его онтологического предела. Этот предел систематически утверждает деятельность различных организованных преступных группировок. Конечно, все эти способы и формы возникновения и укрепления небы­тия права весьма сильно отличаются друг от друга. Но, тем не менее, между ними есть много общего.

Второе основание — это ограничение бытия права его ни­что. Данное основание является более значимым по сравнению с первым основанием — ограничением права его небытием, учитывая переходный характер последнего. Ничто права (в его отрицательной форме, как негативное ничто) — это та пустота, та бессмысленность, которая порождает небытие права и ведёт его к бытию права, или, наоборот, уничтожает бытие права по­средством его небытия. Ничто права как главный онтологиче­ский предел права прослеживается на всех этапах становления и развития правовой деятельности людей. Об этом свидетель­ствуют многие явления и процессы, присущие человеческому бытию. Фактическое (а не декларативное) игнорирование прин­ципов справедливости, равенства и свободы в правовых нормах и в их реализации — яркие примеры ничто права. У народных масс в этой связи существуют различные выражения. Напри­мер: «Закон, что дышло: куда повернёшь — туда и вышло». О бессмысленности многих конституционных и иных правовых норм говорит отсутствие реальных (законных) механизмов их реализации. Любой случай осуждения невиновного демон­стрирует ничто права как основной онтологической границы права. А известно, что современная правовая практика весьма далека от совершенства.

Ничто права проявляется несомненно там, где существу­ющие правовые нормы, способы и формы их реализации не соответствуют коренным, наиболее значимым интересам и по­требностям, возникшим в результате новой расстановки со­циальных сил в человеческой обществе и сообществе, так как устаревшее право стремительно идёт через своё небытие к свое­му ничто. Иными словами, догматизация права есть торжество его ничто в правовой теории и практике.

Вместе с тем следует отметить и то, что догматизация права в качестве победы его отрицательного ничто в правовой дея­тельности прослеживается и тогда, когда данная деятельность стремится установить свой диктат над всеми иными видами человеческой деятельности — познавательной, этической, эсте­тической и т.д., выступая в роли главного орудия политиче­ского давления. Это наблюдается, например, в тоталитарных и авторитарных обществах, государствах, политических ре­жимах и системах. Такое возвеличивание права обесценивает и обессмысливает его.

Однако ничто права, будучи онтологическим пределом его бытия, оказывает на него решающее воздействие и в качестве положительного (позитивного) ничто, выступая тем самым как метафизическое основание небытия и бытия права. Такое рас­смотрение ничто права весьма трудно для понимания. Чтобы его постичь, нужно для начала признать наличие следующих философских аксиом: 1) бытие и небытие права преодолева­ются (снимаются) в его ничто; 2) постижение онтологических пределов права возможно лишь с учётом его метафизических границ; 3) онтология права — это только одна из форм его метафизики.

Основываясь на данных аксиомах, можно утверждать, что онтологические пределы права, рассмотренные выше (небытие права и его ничто) — это всего лишь моменты метафизических границ права. Подобное утверждение свидетельствует о не­обходимости их понимания через призму взаимосвязи таких категорий, как право бытия, право небытия и право ничто. В таком случае человеческая правовая деятельность во всех её взаимосвязанных моментах осуществляется во взаимодействии трёх тенденций: первая из них обусловлена по преимуществу правом бытия, вторая — правом небытия, третья — правом ничто. Возникает потребность в рамках темы статьи осветить их в общих чертах.

Право бытия абсолютизируется теми философами и право­ведами, которые придерживаются в основном онтологических позиций в его понимании. Для них право небытия и право ничто являются второстепенными тенденциями в постижении как самого права бытия, так и онтологических границ права.

Однако и им частенько приходится учитывать право небытия и право ничто в истолковании человеческой правовой деятель­ности. Например, учитывается завещание умершего челове­ка, образно говоря, ушедшего в мир небытия. На учёте права небытия основаны многие правовые нормы, связанные с на­следством. Перечень подобных примеров можно продолжить. Онтологически мыслящие философы и правоведы вынуждены считаться и с правом ничто, но, вполне понятно, главным обра­зом с его негативной формой — отрицательным правом ничто. Это происходит каждый раз, когда отжившие нормы права становятся бессмысленными, теряют полностью или частично свою ценность. Но, к сожалению, представители такого под­хода, как правило, не признают положительную форму права ничто, её метафизическую суть, а тем самым и действитель­ность метафизических пределов права.

Право небытия ставится на первое место, возвеличивается философами и правоведами, занимающими промежуточ­ное, переходное место в понимании права бытия и права ничто. Они рассматривают право бытия и право ничто как некие производные тенденции или позиции относительно права небытия, онтологических и метафизических границ права. Однако этим авторам также приходится учитывать влияние права бытия и права ничто на человеческую право­вую деятельность, особенно в те периоды её развития, когда интересы и потребности живых людей выходят на первый план в деятельности общества и сообщества. Но до постиже­ния положительной формы права ничто, хотя и по другим основаниям, они не доходят, как и до осознания значимости метафизических границ права, признавая, в сущности, их от­рицательную ценность.

Право ничто доминирует во взглядах тех философов и пра­воведов, которые исходят в целом из метафизических тенден­ций и позиций в понимании права, его онтологических преде­лов. Они трактуют право бытия и право небытия как снятые моменты, как формы проявления права ничто, характеризуя последнее не только в качестве отрицательного ничто, но и как положительное ничто. Поэтому в русле такого подхода онто­логические границы права не могут быть рассмотрены без их соотнесения с его метафизическими пределами.

Рассмотренные подходы в трактовке соотнесения права бытия, права небытия и права ничто, их отношение к поста­новке проблемы онтологических пределов права позволяют сформулировать ряд выводов, вытекающих из содержания данной статьи.

Во-первых, целесообразно синтезировать отмеченные под­ходы в понимании онтологических границ права, характеризуя их в качестве собственно онтологического (право бытия), отри­цательно-онтологического (право небытия) и метафизического (право ничто) подходов и снятых моментов целостного пости­жения онтологических пределов права.

Во-вторых, необходимо соотнести в специальном исследо­вании онтологические и метафизические границы права, раз­граничив в их постижении принцип объективности, принцип субъективности и принцип интерсубъективности.

В-третьих, действительное понимание онтологических пре­делов права нужно осуществлять через призму демаркации по­нятий бытие права, небытие права, ничто права, право бытия, право небытия, право ничто.

Однако для этого надо проводить фундаментальные ис­следования онтологических границ права. Но в данной статье реализована весьма скромная задача — постановка проблемы онтологических пределов права.

Философия права



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика