Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости






РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.



Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Баннер



Интервью с Рамилем Назифовичем Бахтизиным, президентом Академии наук Республики Башкортостан, и. о. ректора Уфимского государственного нефтяного технического университета, доктором физико-математических наук, профессором

alt

Интервью с Рамилем Назифовичем Бахтизиным, президентом Академии наук Республики Башкортостан, и.о. ректора Уфимского государственного нефтяного технического университета, доктором физико-математических наук, профессором.

     Bakhtizin R. N. THE IMPORTANT OF RUSSIA’S OIL AND GAS POLICY FOR GLOBAL ECONOMY

    Interview with Ramil Nazifovich Bakhtizin, President of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortstan, Acting Rector of Ufa State Petroleum Technical University, Doctor of Physical and Mathematical Sciences, Professor..

      Визитная карточка:

Рамиль Назифович Бахтизин - доктор физико-математических наук, профессор, действительный член Российской академии естественных наук, член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан, президент Академии наук Республики Баш­кортостан, и. о. ректора Уфимского государственного нефтяного технического университета.

Рамиль Назифович Бахтизин родился 30 марта 1955 в г. Уфе. Окончил в 1977 г. математико-механический факультет Ленин­градского государственного университета (ныне - Санкт-Петербургский государственный университет) по специальности «Мате­матика»; в 1983 г. - аспирантуру, в 1992 г. - докторантуру Азербайджанского института нефти и химии им. М. Азизбекова. По окончании Ленгосуниверситета распределен в Уфимский нефтяной институт (с 1993 г. - Уфимский государственный нефтяной технический университет), где начал профессиональную деятельность на кафедре высшей математики инженером, продолжив по завершении учебы в аспирантуре в должностях преподавателя, старшего преподавателя, доцента, с декабря 1992 г. - профессора ка­федры. В 1995 г. организовал и возглавил кафедру математического моделирования. С 1999 г. был одновременно деканом факультета экономики и менеджмента, с 2001 г. - проректор по учебной работе. В 2007-2014 гг. одновременно занимал должность заведующего кафедрой математики. В 2011 г. избран президентом Академии наук Республики Башкортостан.

Автор более 150 научных трудов, в том числе 6 монографий. Часто публикуется в научно-популярной литературе (журнал «На­ука и жизнь»). Участник многих международных конференций. Является членом диссертационных советов по защитам докторских диссертаций. Подготовил 20 кандидатов наук. Член экспертного совета по проблемам нефти и газа ВАК РФ. Главный редактор на­учно-технического журнала «Нефтегазовое дело» и электронного научного издания «Нефтегазовое дело».

Сфера научных интересов - применение математических методов и математического моделирования к процессам нефтегазо­добычи, транспорта, переработки нефти и в экономике нефтегазового комплекса. Научные разработки внедрены на предприятиях топливной промышленности, энергетики РФ. Научная и преподавательская деятельность неизменно связана (исключая период пребывания в аспирантуре и докторантуре) с Уфимским государственным нефтяным техническим университетом.

Лауреат премии Башкирского комсомола в области науки и техники - за работы по гидродинамике реологически сложных сред (1985 г.). Удостоен звания «Почетный работник газовой промышленности» (1998 г.). Заслуженный деятель науки Республики Баш­кортостан (2001 г.). Награжден медалью академика П. Л. Капицы (2005 г.).
*************************************************************

— Уважаемый Рамиль Назифович, нефтегазовая от­расль является ведущей бюджетообразующей отраслью нашей страны. Каково Ваше мнение, как руководителя одного из ведущих университетов России по подготовке специалистов для ТЭК, относительно влияния добычи нефти и газа на современное геополитическое и экономи­ческое положение нашей страны?

— Я, как и многие эксперты нефтегазовой отрасли, счи­таю, что от правильной диверсификации топливных потоков в немалой степени зависит экономическое благополучие, по­литическая стабильность и экологическое состояние России в XXI в. Топливно-энергетические ресурсы России приобрета­ют общемировой характер и с точки зрения ответов на вызо­вы глобализма и неолиберализма и необходимости перехода к устойчивому развитию мировой цивилизации. Тем более что масштабы ресурсов нашей страны не только не убывают, но и могут радикально увеличиться. В первую очередь это касается Арктической зоны, где на роль главного собственника ресурсов (углеводородных, биологических, коммуникацион­ных) претендует Россия.

Геополитический замысел Америки направлен на создание монополярного мира путем нового передела энергетических ресурсов планеты, чему препятствуют, прежде всего, Россия и Китай. Мощный военно-политический инструмент США, имеющийся в Европе, — НАТО дает Вашингтону возможность оказывать политическое и военное давление на страны, рас­положенные в самой Европе, а также и в Евразии. Свержение законного правительства Януковича и развязывание граждан­ской войны в Украине помогли США привязать страны ЕС к своей агрессивной национальной геополитике. Для этого Америкой потрачены громадные финансовые средства. Они путем экономического диктата разрушают государственное устройство и экономику развивающих стран, тем самым внося нестабильность в отдельные регионы. Об этом красноречиво свидетельствуют агрессивные действия США и их союзников при свержении законных правительств в Ираке и Ливии. Режим санкций, введенный Евросоюзом и США против России, также, на наш взгляд, является демонстрацией политики «раз­деляй и властвуй».

Эта политика за упрочнение своего лидерства со стороны США и Евросоюза вполне логически понятна, так как нефть и газ являются важным и бесспорно стратегическим товаром в геополитическом и геоэкономическом плане.

В евразийской глобальной экономике Россия действитель­но заняла весьма высокое место как поставщик природных энергоносителей. Китай, как ни одна страна в мире, нужда­ется в экспорте энергетических ресурсов, являясь мировой производственной базой. Все это и определяет особую роль этих крупнейших соседних стран в глобальной экономике. Обострение международной обстановки на евразийском кон­тиненте прежде всего вызвано далеко идущими планами США, которые, находясь на территории заокеанского континента, откровенно и нагло претендуют на роль новой сверхдержавы в мире, хозяина Евразии.

— Рамиль Назифович, современная Россия является ведущей мировой державой по экспорту углеводородов в различные страны мира (от Европы до Китая). Но страна шла к этому непростым путем, особенно в начале своего становления. Как развал Советского Союза повлиял на со­стояние нефтедобывающего комплекса страны? И какие геополитические и геоэкономические процессы проис­ходили на постсоветском пространстве?

— После распада Советского Союза Россия пережила гео­политический кризис и оказалась окружена странами или коалициями государств с превосходящим потенциалом обе­спечения безопасности. Из всех материальных параметров, на которые может опираться страна, стремящаяся стать одним из мировых полюсов, Россия располагает энергетическими и сырьевыми ресурсами, экспортные потоки которых в ос­новном и обеспечивают ей встраивание в систему мирового хозяйства, а также ядерным оружием.

На постсоветском пространстве сосредоточены огромные запасы газа, нефти, золота, никеля и других цветных металлов. В недрах регионов Центральной Азии и бассейна Каспийского моря хранятся запасы природного газа и нефти, по оценкам отдельных специалистов, превосходящие месторождения Ку­вейта, Мексиканского залива и Северного моря.

— Рамиль Назифович, расскажите, пожалуйста, какую роль играет Россия в деле транспортировки углеводородов в мировом масштабе?

— В настоящий момент Россия контролирует наземные пути, связывающие Евро-Атлантический и Азиатско-Тихооке­анский регионы — функционирует Транссибирская железная дорога и Байкало-Амурская магистраль (БАМ). Протяженность российской автодорожной сети сопоставима с американской — 1036 и 1358 тыс. км соответственно. Россия унаследовала 57% морского торгового флота СССР, заняв второе место в мире по количеству кораблей и четвертое — по тоннажу.

Россия имеет магистральные трубопроводы протяженно­стью 210 тыс. км. Осуществляются крупные проекты по разви­тию газпромовской инфраструктуры, в том числе экспортные проекты — строительство газопровода Ямал — Западная Ев­ропа, проект «Голубой поток» (транспортировка газа по дну Черного моря в Турцию) и целый ряд других. На трубопро­водный транспорт приходится 52,5% общего грузооборота в стране по сравнению с 16,1% в США, 4,4% во Франции, 2% в Китае. Основными районами доставки российской нефти являются: Восточная Европа (Чехия, Словакия, Польша, Гер­мания) — около 25%; Великобритания и Ирландия — 25%; Средиземноморье (Греция, Кипр, Турция, Болгария) — 25%; материковые страны Западной Европы (Австрия, Швейцария, Швеция, Дания, Финляндия, Бельгия) — 20%. Нефть Каспия, как и в XIX в., в основном предназначается для европейских потребителей, а ее доставка осуществляется, как правило, либо через Грузию (западное или юго-западное направление, с участием Турции как транзитного государства), либо через Россию.

— Какие геополитические вызовы сейчас существуют у России в области нефте- и газодобычи?

— В нефтегазовой отрасли помимо соотношения спроса и предложения чрезвычайно важную роль играет фундамен­тальный фактор нерыночного характера — геополитический. Уже после Первой мировой войны нефть стала неотъемлемым компонентом международной политики. Тем не менее в мире так и не достигнут хотя бы принципиальный консенсус по по­воду проблем регулирования международной торговли таким стратегическим товаром, как углеводороды. Это не позволяет достичь какого-то всеобщего компромиссного решения, кото­рое удовлетворяло бы и поставщиков, и потребителей энерго­носителей, обеспечив устойчивое и сбалансированное развитие отрасли в глобальном масштабе.

Стремление России сохранить свое влияние на постсовет­ском пространстве сталкивается сегодня с интересами крупней­ших мировых держав: Европейского союза и США — на западе, Турции, Ирана и Китая — на востоке. В это соперничество все больше вовлекаются Пакистан и Индия.

Все более сильным фактором в постсоветском пространстве выступает Китай. Несмотря на то, что новые государства За­кавказья и Средней Азии служат буфером между российскими и китайскими интересами, как отмечают эксперты (например, Н. А. Баранов), энергоресурсы постсоветского пространства выглядят необычайно привлекательными для Пекина, а по­лучение прямого доступа к ним — без какого бы то ни было контроля со стороны Москвы — является перспективной гео­политической целью Китая. Китайская дипломатия добилась значительных успехов в этом вопросе в последние годы: уже подписаны договоры о сотрудничестве в области нефти и газа и о прокладке двух нефтепроводов. Китай планирует вложить значительные средства в освоение нефтяных богатств Казахста­на и Центральной Азии. Практическое воплощение ориента­ции Казахстана на Китай нашло свое выражение в строитель­стве трубопровода Актюбинск — Синьцзян.

Одно из средств противодействия развитию событий по та­кому сценарию — учет и использование того факта, что через евразийское постсоветское пространство проходят важные транспортные сети, которые способны соединить наиболее коротким путем промышленно развитые районы Запада с бо­гатыми полезными ископаемыми, но удаленными евразийски­ми просторами.

Известный апологет американских гегемонистских устрем­лений Збигнев Бжезинский в этой связи подчеркивает: пер­востепенный интерес Америки состоит в том, чтобы помочь обеспечить такую ситуацию, при которой ни одна держава не контролировала бы евразийское геополитическое простран­ство, а мировое сообщество имело бы к нему беспрепятствен­ный финансово-экономический доступ.

Россия на настоящий момент является одним из ключе­вых производителей нефти и газа в мире, способным влиять на мировые рынки, регулировать и контролировать потоки нефти и газа в Европу и Азию, включая нефть и газ из стран Центральной Азии и Каспия, что во многом обуславливает геополитический курс России по отношению к этим странам и наоборот. Такое положение мало устраивает другие госу­дарства, которые сами хотели бы стать ключевыми игроками в этой области.

— Рамиль Назифович, как известно, интерес к исполь­зованию транспортно-коммуникационных возможностей Евразии в обход России страны Запада начали проявлять сразу после распада СССР. Расскажите, пожалуйста, о не­которых из этих проектов.

— С 1993 г. началась разработка программы создания транспортного коридора Европа — Кавказ — Азия (ТРАСЕ- КА), направленного, согласно официальным формулировкам, на создание альтернативы российскому Транссибу, присоединение региона к европейским транспортным сетям и поддерж­ку независимости новых государств СНГ. Проект ТРАСЕКА — это возрождение евроазиатского шелкового пути, которое расшифровывается как ТРАнспортный Коридор Европа — Кав­каз — Азия. В настоящее время государствами — участниками ТРАСЕКА являются Армения, Болгария, Грузия, Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Румыния, Таджикистан, Тур­кмения, Турция, Украина.

Цель проекта развития Евразийского транспортного кори­дора — повернуть товарные потоки с северных магистралей, через Россию, на южные маршруты, разорвать сложившиеся коммуникационные связи между Россией, странами Кавказа и Центральной Азии. В перспективе новый магистральный путь должен связать столицы Западной Европы с Токио, Пеки­ном и Сеулом. Пройдет он через Украину, Грузию, Азербайд­жан и республики Центральной Азии.

Этот проект увязывают с освоением нефтяных месторожде­ний Каспия и Прикаспия и с предполагаемыми нефтепрово­дами, альтернативными нефтепроводу Баку —Новороссийск. То есть проект ТРАСЕКА бросает явный геополитический вы­зов России, поскольку экономически он вряд ли целесообразен из-за множества таможенных рубежей, необходимости много­кратных перегрузок с наземного транспорта и наоборот.

В 2000-е годы Грузия стала важной транзитной страной, через территорию которой пролегли трубопроводы, связавшие Азербайджан с черноморскими портами Грузии и Турцией, прежде всего, нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД), проложенный в обход России и Армении по территории Азер­байджана, Грузии и Турции до побережья Средиземного моря. В 2007 г. нефтепровод был введен в эксплуатацию. Протяжен­ность трубы составила 1773 км, в том числе по территории Гру­зии — 235 км, а максимальная пропускная способность — 50 млн тонн нефти в год.

— Уважаемый Рамиль Назифович, многие известные российские специалисты по геополитике считают, что США и Европейский союз заинтересованы в ослаблении позиций России на постсоветском пространстве. Как Вы считаете, какова основная стратегия этих стран в данном направлении?

— Стратегическая цель США и Европейского союза заклю­чается в том, чтобы обеспечить свободный доступ крупнейших западных нефтегазовых корпораций к углеводородным ресур­сам «Большого Каспия». Для этого им предстояло решить клю­чевую проблему транзита, которая возникла в результате раз­вала СССР и превратилась теперь в ключевой геополитический и геоэкономический фактор в Закавказье и Прикаспийском регионе. Это один из главнейших рычагов, благодаря которому США получили возможность более эффективно осуществлять стратегию дальнейшей дезинтеграции СНГ, изоляции других республик от России. Главным субъектом и первым звеном в реализации стратегии «Большого Каспия» стал Азербайджан, запустивший в обход России нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД) и южнокавказский газопровод Баку — Тбили­си — Эрзерум (БТЭ). То есть трубопроводы должны были стать связующим звеном единых трансстрановых трубопроводов, к которым предполагается добавить центральноазиатские угле­водородные ресурсы (казахстанскую нефть и туркменский газ) и транзитный трубопровод из Турции в Евросоюз.

Неудивительно, что с точки зрения Европейского сою­за и США основное преимущество газопровода «Набукко» (из Туркмении через Азербайджан в страны Европейского со­юза) заключается в том, что он будет проложен в обход России (что неоднократно подчеркивалось в официальных документах Евросоюза) и поможет снизить весомую зависимость Европы от российского газа. В настоящее время, по экспертным оцен­кам, импорт российского газа в Европу составляет порядка 40% и покрывает 25% потребления газа в регионе. Но даже в случае воплощения в жизнь проекта «Набукко», он все равно не сможет удовлетворить потребности европейских стран. Еже­годная потребность стран Европейского союза — 600-700 млрд кубометров газа, а мощность трансстранового трубопровода «Набукко», по самым оптимистическим прогнозам, составит всего около 30 млрд кубометров в год.

После распада Советского Союза Грузия оказалась един­ственной республикой, транзитом через которую Европа могла получить транспортный коридор из стран Южного Кавка­за и Центральной Азии «в обход России». Грузия граничила со всеми государствами Южного Кавказа, а также большин­ством северокавказских республик Российской Федерации — Дагестаном, Чечней, Ингушетией, Северной Осетией, Кабарди­но-Балкарией и Карачаево-Черкесией, что делало ее удобным плацдармом для поддержки сепаратистских движений.

По единодушному мнению российских и зарубежных ана­литиков, конфликт на Кавказе поставил под сомнение надеж­ность грузинского транспортного коридора и перспективы его дальнейшего расширения. Большую обеспокоенность на За­паде вызывает также судьба Южнокавказского газопровода Баку — Тбилиси — Эрзурум, потенциал которого Европа рас­сматривает в качестве своего «четвертого коридора» наряду с существующими системами поставки газа из России, Нор­вегии и Северной Африки. В настоящий момент трубопровод рассчитан на транспортировку 8 млрд кубометров азербайд­жанского газа в год, большую часть которого покупает Тур­ция и частично Греция. В перспективе число потенциальных потребителей должно расшириться за счет Израиля, Италии, Македонии и других стран Южной Европы: к 2014 г. мощность Баку — Тбилиси — Эрзурум планируется довести до 20 млрд кубометров в год. Обсуждается также возможность присо­единения к проекту Туркменистана. Поскольку действующих газопроводов между Туркменией и Азербайджаном нет, на на­чальном этапе туркменский газ будут доставлять на другой берег Каспия в сжиженном виде на танкерах.

— Какие шаги принимаются в России для упрочне­ния геополитического и экономического положения страны?

— Руководство нашей страны осознает все эти потенциаль­ные опасности. С начала первого срока президентства В. В. Пу­тина можно говорить о появлении политической стратегии использования российского энергетического и транзитного по­тенциала для обеспечения национальных интересов на между­народной арене.

В мае 2009 г. Д. А. Медведев утвердил Стратегию нацио­нальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, где одним из главных направлений обеспечения нацио­нальной безопасности на долгосрочную перспективу стала энергетическая безопасность. В документе отдельно под­черкивается роль инфраструктурных, то есть, в том числе, и трубопроводных проектов для национальной безопасности России.

В Энергетической стратегии России на период до 2030 года, принятой 13 ноября 2009 г., отмечается особая значимость крупных инфраструктурных проектов, ориентированных на диверсификацию экспортных маршрутов и продвижение на новые рынки, такие как нефтепроводные системы ВСТО и БТС-2, нефтепровод Бургас -Александрополис, газопровод «Северный поток», газопровод «Южный поток» (потерявший актуальность в связи с последними политическими события­ми), Прикаспийский газопровод.

Помимо России ведущие постсоветские государства, во многом осознавая общность интересов, ищут пути к эко­номическому сближению. Евразийское экономическое со­общество (ЕврАзЭС) — международная экономическая ор­ганизация, созданная в 2000 г. в Астане главами Белоруссии, Казахстана, России, Таджикистана и Кыргызстана. Основной целью ЕврАзЭС являлась региональная интеграция путем соз­дания единого экономического пространства на территории входящих в него стран. В Договоре об учреждении сообщества заложена концепция тесного и эффективного торгово-эконо­мического сотрудничества, предусматривающая создание Та­моженного союза и Единого экономического пространства.

В октябре 2014 г., как известно, на основе ЕврАзЭС был соз­дан Евразийский экономический союз, что, на наш взгляд, так­же будет способствовать развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Необходимо и далее развивать инфраструктуру для обе­спечения топливно-энергетических поставок за границу, что в настоящий момент особенно важно, так как более 20% нефти и более 40% импортируемого газа имеют российское происхождение. Другими словами, развитие инфраструкту­ры нефтяного и газового экспорта России имеет абсолютно самостоятельную геополитическую значимость, связанную с изменением роли нашей страны в глобальной экономике.

Нужно также отметить взвешенную и здравомысленную внешнюю политику, проводимую руководством нашей стра­ны. Примером может послужить отказ от крупного проекта «Южный поток» в связи с деконструктивной позицией Евро­союза. Как известно, в ответ на отказ от строительства «Юж­ного потока» 1 декабря 2014 г., в ходе государственного визита в Турцию президента России В. В. Путина между российской корпорацией «Газпром» и турецкой корпорацией Botas Petroleum Pipeline Corporation был подписан меморандум о взаимопонимании по строительству морского газопровода

через Черное море в направлении Турции. Предполагается, что формально «Газпром» не будет участвовать в дальнейшем строительстве газопровода от «точки сдачи», а продолжение газопровода будут строить европейские компании в каждой заинтересованной стране по отдельности (по примерно­му маршруту «Южного потока» — по территории Греции, по территориям стран Балканского полуострова, в Италии, в Венгрии и в Австрии).

— Рамиль Назифович, что Вы хотели бы пожелать чи­тателям, авторам, сотрудникам «Евразийского юридиче­ского журнала»?

   — Хочу выразить слова благодарности за предоставлен­ную возможность высказаться на страницах такого известного международного русскоязычного научного издания, как «Ев­разийский юридический журнал». Считаю, что проблемы, поднимаемые на страницах вашего авторитетного издания, являются чрезвычайно злободневными и актуальными и отра­жают современные российские и общемировые реалии и тен­денции не только в области права, но и в политике, экономике и культуре.

Читателям я хотел бы пожелать активного научного поис­ка, а сотрудникам издания — творческого успеха и энтузиазма в вашей нелегкой и очень нужной просветительской и образо­вательной деятельности.

Беседу вели:
А. В. Бондаренко, кандидат философских наук, заместитель главного редактора «Евразийского юридического журнала».
М. Ю. Лукиянов, кандидат политических наук; ответственный редактор «Евразийского юридического журнала».

 


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика