Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Легитимация международно-правовых мер охраны судоходства от терроризма после нападений 11 сентября 2001 г. - Резолюции СБ ООН
Научные статьи
12.01.15 15:26
Оглавление
Легитимация международно-правовых мер охраны судоходства от терроризма после нападений 11 сентября 2001 г.
Резолюции СБ ООН
Все страницы








    После совершенных 11 сентября 2001 г. террористических нападений также были введены более конкретные превентив­ные меры безопасности в отношении воздушного сообщения. Экспертами были разработаны самые экстремальные ситуаци­онные модели терактов с мерами по их предотвращению. Так, в нашу жизнь вошла необходимость выкидывать бутылочки с водой и маникюрные ножницы перед посадкой на самолет, снимать обувь при прохождении контрольных пунктов в аэро­портах, проходить жутко вредные для здоровья рентгеновские сканирования, неприятные ручные досмотры и др.

Однако как сразу же бросается в глаза всем путешествую­щим авиатранспортом, меры безопасности в каждом из аэро­портов различны. Это связано с тем, что в соответствии с по­ложениями приложения 17 Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г., которое называется «Безопас­ность. Защита международной гражданской авиации от актов незаконного вмешательства», конкретные меры для предотвра­щения, к примеру, проноса на борт воздушного судна оружия, взрывчатых или других веществ (п. 4.1.) или контроля доступа в определенные зоны аэропортов (п. 4.2) принимаются каж­дым договаривающимся государством в отдельности. Между­народная организация гражданской авиации устанавливает минимальные стандарты в сфере международной гражданской авиации, в том числе и в области авиационной безопасности.

Практически сразу после терактов 11 сентября 2001 г. на 33 сессии Ассамблеи Международной организации гражданской авиации (ИКАО), проведенной с 25 сентября по 5 октября 2001 г., ИКАО приняла резолюцию А33-1 «Декларация о не­надлежащем использовании гражданской авиации в качестве оружия уничтожения и о других террористических актах, за­трагивающих гражданскую авиацию». Декларация настоя­тельно призывает все Договаривающиеся государства усилить сотрудничество в целях оказания содействия в расследовании таких актов, в задержании и судебном преследовании ответ­ственных за них лиц.

В июне 2002 г. ИКАО был принят План действий для без­опасности авиации, который предусматривал постоянные, обязательные, систематические и гармонизированные про­верки, проводимые ИКАО во всех его государствах-участ- никах. Таким образом, в воздушном сообщении упор был сделан на наличие так называемой культуры безопасности security culture») каждого из 191 государств — участников ИКАО.

После усиления мер контроля и охраны гражданской авиации возникли опасения, что террористы воспользуются в следующий раз морскими транспортными средствами, в особенности что касается исключительной экономической зоны и зоны открытого моря, где суда находятся в исклю­чительной юрисдикции государства флага. Однако четкой юридической основы для проведения контртеррористиче­ских мероприятий на данных территориях в международном праве не было.

Под эгидой Международной морской организации (ИМО) в г. Лондоне по инициативе со стороны США был введен в дей­ствие новый комплекс мер охраны от возможных террористи­ческих нападений в сфере международного судоходства.

Первая серия мер охраны судоходства касалась техническо­го аспекта защиты судов, портовых объектов и других звеньев транспортной цепи. Государства при активном участии США пытались принять данные меры по охране мореплавания как можно скорее. Поэтому как основа для первого пакета норм об охране мореплавания была избрана Международная кон­венция по охране человеческой жизни на море 1974 г. (Кон­венция СОЛАС). Эта конвенция содержит в себе минимальные технические стандарты для того, чтобы гарантировать безопас­ное строительство, оснащение и функционирование судна, но не непосредственно аспекты охраны мореплавания. Однако в данную конвенцию инкорпорирована процедура ускоренного принятия поправок — процедура молчаливого согласия. Это процедура позволяет считать поправки к документу вступив­шими в силу, если против них не высказалось определенное количество государств.

Решение о принятии новых стандартов охраны именно по­средством принятия поправок к конвенции СОЛАС было об­условлено желанием избежать долгого процесса ратификации нового принятого документа. Новые меры были приняты в де­кабре 2002 г. и вступили в силу 1 июля 2004 г. Таким образом, поправки к Конвенции СОЛАС были приняты в действительно сжатые сроки. Такая скорость разработки и принятия между­народно-правовых документов вследствие тесного сотрудни­чества государств стала возможной благодаря повышенному вниманию к вопросу терроризма на море.

Вторая серия мер охраны судоходства включала в себя меры по наказанию лиц, совершивших теракты на море, а также меры по борьбе с транспортировкой ОМУ в открытом море. Данные меры были закреплены в Протоколах 2005 г. к Кон­венции ИМО о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г., и Прото­колу о борьбе с незаконными актами, направленными про­тив безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г.

Если благодаря упомянутой процедуре молчаливого согла­сия поправки к Конвенции СОЛАС, а также Кодекс по охране судов и портовых средств (ОСПС) с технически затратными и дорогостоящими стандартами были введены в действие в те­чение 18 месяцев после их принятия, то Протоколы 2005 г. потребовали для своего вступления намного больше времени (вступили в силу 28 июля 2010 г., пять лет спустя после своего принятия), хотя количество государств, принятие документа которыми было необходимо, было сокращено до минимума — двенадцать.

Меры по усилению охраны судоходства были также раз­работаны в рамках двусторонних соглашений между государ­ствами и односторонних инициатив отдельных государств.

К двусторонним соглашениям относятся Программа без­опасности контейнерных перевозок, Таможенно-торговое пар­тнерство в борьбе с терроризмом и ИБОР-ОМУ.

После событий 11 сентября 2001 г. некоторыми государства­ми также были введены меры безопасности международного уровня в одностороннем порядке. Так, США ввели Правило 24 часов, а Австралия установила морскую зону безопасности в 1 000 морских миль.

В вопросе задержания судов США пытались сослаться на общий запрет для государств перевозить ядерное оружие или ядерные взрывные устройства в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия 1968 г. Статья I Догово­ра говорит о том, что его государство-участник, обладающее ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устрой­ства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами, а также не помогать, не поощрять и не побуж­дать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружи­ем, к производству или к приобретению каким-либо иным способом такового.

Однако данный договор давал легитимацию на досмотр судов только в пределах территориальных вод государства. К тому же и ранее вопрос о возможности нелегальных транс­портировок ОМУ рассматривался некоторыми государствами как особо острый и в связи с этим Договор о нераспростра­нении ядерного оружия 1968 г. не был поддержан Израилем, а позднее в 2003 г. и Северная Корея прекратила свое участие в нем.

Легитимность проводимых задержаний в открытом море также обосновывали с помощью ст. 88 Конвенции ООН по мор­скому праву 1982 г., провозглашавшей, что открытое море ис­пользуется в мирных целях. Следует еще раз подчеркнуть, что данная Конвенция не была ратифицирована США, но в настоя­щее время обладает статусом международного обычного права. Подобное трактование положений Конвенции критиковалось как могущее оказать отрицательное воздействие на баланс Кон­венции 1982 г., ведь первоначально документ не предусматри­вал подобного ограничения свободы открытого моря.

В общем, право останавливать иностранные суда в откры­том море основывается на общей концепции самообороны в соответствии со ст. 51 Устава ООН. Так, к примеру, было обо­сновано задержание Израилем судна «Карин А» под флагом Ирака в Красном море в январе 2002 г. с более чем 50 т оружия на борту.

Однако ст. 51 Устава ООН рассматривается как предвари­тельная или временная мера для защиты жертвы нападения до начала функционирования централизованного механизма. В случае применения права на самооборону СБ ООН должен быть немедленно проинформирован о вооруженных действи­ях в рамках самообороны. Действия в рамках самообороны должны быть приостановлены, как только СБ ООН примет необходимые меры для поддержания международного мира и безопасности.

До сих пор остается спорным вопрос о том, насколько не­обходимо получить одобрение СБ ООН при досмотре судна без согласия государства флага.

Положения ст. 8 bis Протокола 2005 г. к Конвенции 1988 г. о том, что государства-участники могут заключать между собой соглашения или договоренности, направленные на облегчение операций по обеспечению выполнения законодательства, про­водимых в соответствии с настоящей статьей, можно рассма­тривать как непрямую легитимацию ИБОР-ОМУ.

Что касается Протоколов 2005 г., то в их преамбуле дается отсылка на резолюцию А.924 (22) Ассамблеи ИМО, в которой предлагается провести обзор существующих международных юридических и технических мер, а также рассмотреть новые меры по предотвращению и пресечению терроризма против судов и усилению охраны на судах и на берегу с целью умень­шить опасность для пассажиров, экипажей и портового пер­сонала на борту судов и в портовых районах, а также для судов и их грузов. Также упоминается содержащаяся в приложении к резолюции 49/60 ГА ООН от 9 декабря 1994 г. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма, в ко­торой, в частности, государства — члены ООН торжественно подтверждают, что они безоговорочно осуждают как преступ­ные и не имеющие оправдания все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они ни осуществлялись, в том числе те, которые ставят под угрозу дружественные отношения между государствами и народами и угрожают территориаль­ной целостности и безопасности государств. Также упомина­ются поправки к Конвенции СОЛАС и Кодекс ОСПС 2002 г.: принятые в этих документах меры направлены на выявление угроз для судоходной и портовой отрасли и принятие пре­вентивных мер.

Усиление охраны мореплавания осуществлялось на между­народном уровне не только в ИМО.

На 94 сессии Генеральной конференции Международной организации труда (МОТ) была принята Конвенция 2006 г. о труде в морском судоходстве, которая должна уменьшить роль «человеческого фактора» (в том числе усталости, недо­статочного обучения и др.) при возможном совершении тер­рористических нападений на море. Данная Конвенция на на­стоящий момент в силу пока не вступила.

Конвенция № 185 2003 г., пересматривающая Конвенцию 1958 г. об удостоверениях личности моряков, предусматрива­ет выпуск удостоверений личности моряков единого образ­ца с биометрическими данными. Документ вступил в силу в 2005 г.

Совместно с ИМО МОТ занималась и общими вопросами безопасности в портах.

В 2004 г. было опубликовано Практическое руководство МОТ и ИМО «Безопасность в порту» рекомендательного ха­рактера, охватывающее проблему безопасности за пределами собственно портовых объектов.

Во Всемирной таможенной организации (ВТаО) рассма­тривался вопрос о защите транспортировок транспортной цепочки поставок (в том числе и посредством контейнеров). В июне 2002 г. ВТаО приняла Резолюцию об охране и упроще­нии международной торговой цепи поставок. В июне 2004 г. ВТаО была принята Резолюция о глобальной охране и упроще­нии мер, касающихся международной торговой цепи поставок. В июне 2005 г. была принята Резолюция о Рамочных стандартах для охраны и облегчения мировой торговли.

Следует подчеркнуть, что разработка дополнительных мер охраны была инициирована США во всех из упомянутых ор­ганизаций.

Таким образом, следует сделать вывод, что совершен­ные 11 сентября 2001 г. в США теракты повлекли за собой общее усиление борьбы с терроризмом и на национальном, и на международном уровнях. Кроме того, в международном праве появилась новая практика применения превентивной pre-emptive self-defense») и упреждающей самообороны anticipatory self-defense»).

Общей юридической основой для проведения антитерро- ристической деятельности стали рассмотренные выше резо­люции СБ ООН. Также эти резолюции стали действительным правовым основанием для контроля подозреваемых судов в от­крытом море военно-морскими судами США.

Данный пример ярко демонстрирует все возрастающую роль резолюций международных организаций, что является одной из главных характеристик современного международно­го права. Тем не менее указанные резолюции носят слишком общий характер для того, чтобы обосновать подобные действия на постоянной основе. Как уже указывалось, в резолюциях была подчеркнута общая необходимость бороться с угрозами международному миру и безопасности вследствие террористи­ческих атак. Однако какие-либо конкретные меры по борьбе с терроризмом на море в них не упоминались.

Представляется возможным сделать вывод, что проводимые после 11 сентября 2001 г. антитеррористические мероприятия, в особенности предусмотренные двусторонними соглашения­ми между государствами и односторонними инициативами, были лишены должной легитимации. Таковой могла бы по­служить более детально регулирующая вопросы охраны мо­реплавания резолюция СБ ООН. В период непосредственной разработки и принятия указанных мер подобный документ принят не был. Представляется, что его принятие произой­дет только в случае следующего крупномасштабного теракта в транспортной системе.

В любом случае, можно с уверенностью утверждать, что так как ни вопрос терроризма, ни вопрос распространения оружия массового уничтожения не охватывается в Конвенции 1982 г., а первоначальная версия Конвенции 1988 г. не содержит поло­жения о досмотре судов, ИБОР и поправки к Договорам 1988 г. направлены на заполнение этого пробела. Хотя вопросы леги­тимации контрольных мероприятий над судами в открытом море до сих пор остаются полностью не сформированными, а четкие критерии отсутствуют, рассмотренные документы внесли определенные изменения в правовой режим открытого моря и его развитие.

В особом мнении к решению палаты по делу «Лотос» судья М. Вайс отмечает, что международное право возможно только между суверенными государствами, поскольку целью между­народного права является гармонизация и регулирование раз­личных суверенитетов, над которыми международное право осуществляет контроль. Также он добавил, что правило ста­новится частью международного права только когда все нации, составляющие международное сообщество, достигают согласия в отношении применения или признания в своих взаимоотно­шениях конкретного правила поведения. Cудья М. Альтамира указывает, что для утверждения в международном праве обы­чая необходимо его закрепление через значительное количе­ство прецедентов, международных по своему характеру.

Представляется, что таким правилом, формирующим нор­му международного права, в идеале должна стать ИБОР. Раз уж Протоколам 2005 г. государства пока что отказывают в до­верии, остается надеяться, что продолжительная и отлаженная практика в рамках данной инициативы приведет к окончатель­ному оформлению легитимации данной процедуры.







Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика