Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Принятие в состав Российской Федерации нового субъекта - Центральный банк Российской Федерации
Научные статьи
13.01.15 16:03
Оглавление
Принятие в состав Российской Федерации нового субъекта
Центральный банк Российской Федерации
Принятие в состав Российской Федерации нового субъекта
Банк России
Все страницы









     В Федеральном конституционном законе от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» содержится легальное определение термина «принятие в Российскую Федерацию нового субъекта», кото­рое в полной мере не отражает содержание самой процедуры. Согласно ч. 1 ст. 1 Федерального конституционного закона от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Россий­ской Федерации» принятие в Российскую Федерацию нового субъекта — это процедура, предусматривающая изменение состава субъектов Российской Федерации в результате присо­единения к Российской Федерации иностранного государства или его части. Формулировка указанного термина является до­статочно дискуссионной в научном обществе, т. к. представлен­ная в законе формулировка ограничивается присоединением иностранного государства или его части, не устанавливая при этом одновременное образование нового субъекта в составе Российской Федерации.

Принятие в Российскую Федерацию нового субъекта осу­ществляется в соответствии с Конституцией Российской Феде­рации, международными (межгосударственными) договорами Российской Федерации, специальным федеральным консти­туционным законом, а также федеральными конституцион­ными законами о принятии в Российскую Федерацию нового субъекта. Отмечаем, что наименование нового субъекта Рос­сийской Федерации, в том числе вид (республика, край, авто­номная область и т.д.) также устанавливается в соответствии с Конституцией Российской Федерации, международными (межгосударственными) договорами Российской Федерации, специальным федеральным конституционным законом, а также федеральными конституционными законами о принятии в Российскую Федерацию нового субъекта. Т.е. фактически наименование принятого в состав Российской Федерации иностранно государства или части иностранного государства определяется соглашением сторон, а также законодательством государства, в состав которого предполагается вхождение дру­гого государства.

При этом отмечаем, что ч. 3 и ч. 4 ст. 4 Федерального кон­ституционного закона от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке при­нятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» содержит ограни­чения относительно статуса новых субъектов исходя из статуса заявителя. В случае принятия в Российскую Федерацию в каче­стве нового субъекта иностранного государства этому субъекту предоставляется статус республики, если указанным в пункте 2 статьи 4 Федерального конституционного закона от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и об­разования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» международным договором не предусматривается предостав­ление новому субъекту статуса края или области. В случае при­нятия в Российскую Федерацию в качестве нового субъекта части иностранного государства этому субъекту предоставля­ется статус республики, края, области, автономной области или автономного округа в соответствии с указанным в пункте 2 статьи 4 Федерального конституционного закона от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и об­разования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» международным договором.

В федеральном законодательстве используется термин «статус субъекта Российской Федерации» (см. ч. 5 ст. 66 Кон­ституции Российской Федерации, п. 1 ч. 5 ст. 6 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О рефе­рендуме Российской Федерации»16, федеральные конституци­онные законы об образовании в составе Российской Федерации новых субъектов, п. 2 ст. 26.9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»). Аналогична терминология консти­туционного законодательства части субъектов Российской Фе­дерации.

Н. А. Богданова, разграничивая термины «правовой ста­тус», «конституционно-правовой статус» и «конституционный статус» применительно к субъектам Российской Федерации, выстроила следующий ряд от частного к общему:

— «конституционный статус» как «совокупность закре­пленных в Конституции Российской Федерации характеристик любого и каждого политико-территориального образования, будь то государство (республика) или государственнотроцен- вавававвавааатерриториальное образование»;

— «конституционно-правовой статус», установленный лю­быми источниками конституционного права;

— «правовой статус».

Правовое положение субъекта Российской Федерации определяется Конституцией Российской Федерации. Наряду с этим все субъекты Российской Федерации обладают эле­ментами учредительной власти. Это означает, что каждый субъект Федерации вправе решать вопросы своей внутренней организации и с этой целью принимать нормативные акты, регламентирующие его статус. Что касается автономий, то они обладают дополнительным правом, в отличие от других субъ­ектов федерации. В соответствии с п. 3 статьи 66 Конституции РФ по представлению законодательных и исполнительных ор­ганов автономной области, автономного округа может быть принят федеральный закон об автономной области, автоном­ном округе. Этот закон самостоятельно разрабатывается ими и представляется на рассмотрение в Федеральное Собрание соответствующими законодательным и исполнительным ор­ганами. В ходе законотворческого процесса проект, надо по­лагать, может быть и отозван автономиями.

Наряду со словосочетанием «статус субъекта Российской Федерации» в федеральных источниках используется слово­сочетание «конституционно-правовой статус субъекта Рос­сийской Федерации» (ч. 1 ст. 137 Конституции РФ, ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 4 марта 1998 г. № 33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Рос­сийской Федерации»18). Смысл такой двойственности не впол­не ясен: в контексте изменения статуса оба эти термина, по- видимому, должны пониматься в одном значении.

Институт изменения состава субъектов Российской Феде­рации занимает особое место в структуре конституционного права Российской Федерации, входит в комплексный институт «политико-территориального устройства государства» или как его еще называют, институт «государственного устройства».

В. Е. Чиркин определяет политико-территориальное устройство государства как организацию территории госу­дарства, соотношение государства с его составными частями (политико-территориальное деление).

И. В. Лексин считает, что государственное устройство имеет статическую и динамическую составляющие. Статика госу­дарственного устройства выражается в делении государства на составные части.

По его мнению, составные части любого государства — это политико-территориальные образования, которые в зависимо­сти от степени политической самостоятельности и особенно­стей взаимоотношений с центральной властью делятся на три вида: административные единицы (образования), автономные территориальные образования и государственные образова­ния — субъекты федерации.

Таким образом, можно подытожить, что в Российской Фе­дерации правовой статус новых субъектов Российской Федера­ции — бывших иностранных государств или их частей, приня­тых в состав Российской Федерации, — имеет свои особенности и полностью не совпадает с правовым статусом других субъек­тов Российской Федерации, т.к. во время переходного периода в принятых новых субъектах устанавливается особый правовой режим. При этом отмечаем, что в части своих прав и обязан­ностей перед Российской Федерацией субъекты Российской Федерации имеют равный объем прав и обязанностей.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика